В стойле лениво переминаются с ноги на ногу, с копыта на копыта, с лапы на лапу четыре слона, верблюд, пять лошадей, четырнадцать собак, три козы и несколько попугаев. Собственность цирка «Мунлайт» ждет кормления. Душно. За животными присматривают трое мужчин. Один из них — смотритель за слонами и лошадьми по имени Баблу Чача, всю сознательную жизнь он кочует по стране в цирковых вагончиках.

«Небольшой грузовик сахарного тростника стоит 14 тысяч рупий, а хватает его от силы на два дня. С утра мы дали слонам несколько роти (лепешек), сахарный тростник будет на вечернем кормлении, — рассказывает мужчина. — На таком пайке они долго не протянут».

В сутки цирковому слону, по словам смотрителя, положены 60 килограммов травы или веток деревьев, десять килограммов вареного риса, 20 — овощей. А также дал (вид чечевицы), лепешки роти и вода — каждые несколько часов.

«С тех пор, как арестовали владельца цирка, денег совсем нет», — сетует второй мужчина Рахул. Вместе с братом Сону Сукла они присматривают в цирке за собаками и птицами. Что будет дальше, никто из них не знает.

Каждый год, после гастролей в штате Карнатака, шапито «Мунлайт» обычно перебирается в соседний Гоа. Однако в этот раз гастроли пришлось прервать: из цирка сбежали три девочки. Направляясь в Западную Бенгалию по железной дороге, недалеко от Мумбая одна из беглянок едва не попала под колеса поезда. К счастью, ее спасли, девочка отделалась лишь легкими ушибами. После оказания медицинской помощи подруг отвезли в полицейский участок, где служители порядка и узнали про побег. А еще про издевательства, унижение и насилие, которым подвергались юные артистки.

Полицейские сразу же отправились в цирк с обыском. В ходе рейда они освободили из самого настоящего рабства шесть несовершеннолетних девочек и восемь мальчиков. Хозяина цирка «Мунлайт» Абдул Хана обвинили в неоднократных изнасилованиях детей, торговле людьми и принуждении к труду. Вместе с Ханом за решетку угодили его четверо помощников. Спасенных детей собираются вернуть родителям. Которые их в этот цирк и продали.

Этот случай сильно взбудоражил индийскую прессу и общество, но в цирковом мире никого не удивил. У каждого, кто связал свою судьбу с манежем, своя грустная история.

Бижду Наир, ведущий клоун цирка «Рэмбо», к примеру, сбежал из дома в десятилетнем возрасте. Он добрался до Бомбея на поезде и, чтобы не умереть с голода, долгое время попрошайничал. Но потом ему повезло: мальчика взяли билетером в цирк. Платили ему сущие копейки, но зато он имел неограниченный доступ к манежу и не пропускал ни одного представления. Сейчас Биджу за сорок, и он получает 9000 рупий в месяц (шесть тысяч рублей). Читать и писать артист так и не научился. Все новые идеи он черпает с YouTube, просматривая ролики с международных цирковых фестивалей. Двое его детей живут у родителей жены в штате Керала, они получают нормальное образование — в школе, а не цирке, чему клоун несказанно рад.

Хотя правительство страны несколько лет назад приняло закон о запрете эксплуатации детей до 14 лет, индийский цирк имеет такую же сомнительную репутацию в мире, как европейские бродячие шапито середины XIX века. Для того, чтобы подготовить артиста хорошего уровня — неважно, гимнаста или жонглера — его нужно тренировать с самых ранних лет. «Нельзя просто взять 20-летнего парня и научить его сразу всему», — говорит менеджер цирка «Рэмбо» Джон Метью.

Родоначальником и основателем первого настоящего индийского цирка стал Вишнупант Чатре, служивший учителем конной выездки, а по совместительству — преподавателем пения у раджи Курдувади. Однажды правитель взял его с собой в Бомбей, на гастроли итальянского шапито с громким названием «Королевский цирк» Джозеппе Чиарини. После того, как отгремели аплодисменты, раджа пожелал познакомиться с хозяином цирка. В беседе с Чиарини он представил Вишнупанта как специалиста, способного организовать цирк не хуже итальянского. На что Чиарини, бросив взгляд на азиата, пренебрежительно процедил: «Вряд ли у него получится. А если и сможет, займет это не менее десяти лет».Читать дальше >>>