С языка индейцев мапуче Пукон переводится как «место входа»: когда-то именно здесь, у подножия южных Кордильер, рядом с озером Вийяррика, индейские торговцы —нампулькафе — начинали свой путь в восточную землю Пуэльмапу.

Изо дня в день по узким горным тропам тянулся караван из навьюченных товаром мужчин, женщин, лошадей и скота. Все это нампулькафе продавали или обменивали у пеульче — жителей аргентинских степей.

Иногда, из-за плохих погодных условий они задерживались на вершине горы, пережидая ненастье. И только когда погода налаживалась, спускались в долину Неукен, где их с почетом встречали восточные индейцы.

Быть нампулькафе считалось очень престижным. Неудивительно, что желающих отправиться по ту сторону Анд было много. Вместе с тем, как увеличивалось число странников (так с языка индейцев мапуче переводится слова nampulkafe), расширялся и маршрут путешествия: в надежде продать свой товар, торговцы добрались до атлантического побережья. Оттуда на лодках они отправлялись в Вуэнусаи — нынешний Буэнос-Айрес. Обратно домой нампулькафе всегда возвращались с подарком для близких — символом удачного путешествия.

Переход через Кордильеры был и частью ритуального обряда: на легендарную тропу вступали подростки. Те, кому удавалось преодолеть тяжелый горный перевал, становились молодыми воинами.

На протяжении веков между племенами мапуче и пеульче завязывались торговые отношения, крепла дружба, образовывались семьи. Пока не настал 1862 год и чилийское правительство не начало военную кампанию «Усмирение Араукании». Ее целью было подчинить индейцев, проживающих на обширной территории центрального Чили, и сделать Арауканию девятым регионом страны.

Мапуче не желали оставлять свои земли и развернули против правительственных войск ожесточенную борьбу. Опасаясь, что индейцы получат поддержку со стороны пеульче, 27 февраля 1883 года генерал Грегорио Уррутиа начал контроль горного перевала в Пуконе: у подножия Кордильер был основан военный форпост.

Выдержавшие нашествие инков и конкистадоров, в схватке с чилийскими войсками мапуче были вынуждены сдаться. Часть их была истреблена, другая поселена в резервации в Келуэ, Палгуин и Курареуэ: места не столь удаленные от Пукона, но не имеющие выхода в аргентинскую степь — пампу.

История Пукона начала писаться заново. В 1904 году, правительство Чили выделило эту землю для немецких иммигрантов. Первоначально основным видом их деятельности была торговля древесиной и крупным рогатым скотом. Но очень скоро появился первый отель. А еще спустя пару лет, в 1934 году, прямо у берега озера Вийяррика вырос роскошный «Гран Хотел Пукон». Вокруг него был разбит сад и созданы поля для гольфа.

Добраться сюда гости могли только на катере, курсирующем по озеру из расположенного на противоположном берегу старого порта Вийяррики.

Как только в 1940 году из Вийяррики до Пукона вдоль берега озера построили дорогу, город начал жить туризмом: появились новые гостиницы, апартаменты и кемпинги.

Сегодня Пукон — один из самых популярных и дорогих курортов страны. Из Сантьяго добраться сюда можно как на машине (900 километров по Панамериканскому шоссе), так и на самолете (два часа в пути).

Пукон отдаленно напоминает маленькую Швейцарию: вокруг высокие горы, прозрачные озера и реки, экологически чистые заповедники. Отели, магазины, кабаньяс (маленькие дома в деревенском стиле, которые обычно местные жители сдают туристам), рестораны и даже аэропорт выполнены в альпийском стиле: согласно закону в Пуконе любое здание должно быть на 40 процентов сделано из камня и дерева.

Туристов, среди которых как чилийцы, так и иностранцы, здесь много. Охотники за приключениями проводят время в национальных парках. В окрестностях Пукона их два: «Вийяррика» и «Уэркуэ». Главная достопримечательность первого — вулкан Вийяррика. Зимой его склоны покоряют горнолыжники и сноубордисты; летом — велосипедисты.

Трекинг в парках — еще одна из главных причин приехать в Пукон. Полюбоваться необъятными лавовыми полями, оказаться в древнем лесу из лиственных и хвойных деревьев, среди которых знаменитые чилийские араукарии; искупаться в кристально чистых озерах и водопадах; напиться «ледниковым молоком» из реки, берущей свое начало высоко в горах — удовольствие, ради которого сами чилийцы приезжают сюда ни один раз.Читать дальше >>>