Полвека назад строители, рывшие котлованы и забивавшие сваи для автомобильного моста, соединяющего Софийскую сторону Великого Новгорода с Торговой, находили в земле остатки тысячелетних деревянных мостовых и осколки керамики — обычное дело для города, претендующего на звание древнейшего на Руси.

Культурный слой Новгорода — пласт земли глубиной до восьми метров, скрывающий храмы и дома, мастерские и лавки вечевого периода, в 1992 году возглавил перечень городских достопримечательностей, вошедших в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

«Представьте эмоциональный шок археолога, прикасающегося на раскопе к опавшей ивовой листве X века или раскапывающего лесной орешек, потерянный кем-то из новгородцев XII века!», — восхищается 45-летний Сергей Трояновский, заведующий Центром по обеспечению и организации археологических раскопок Новгородского музея-заповедника. Насыщенная влагой глинистая здешняя почва не пропускает кислород, а значит, что любая органика, втоптанная в новгородскую грязь, консервируется на века.

За восемьдесят лет интенсивных раскопок археологи доказали значимость новгородских древностей для мировой исторической науки. Но так и не раскопали слоев, датируемых IX веком — временем летописного начала Новгорода. Возможно, 859 год — дата, принятая за время основания города, ошибочна?

«Cобственно никакой ошибки нет, — уверен академик Евгений Носов, директор Института истории материальной культуры РАН. — Само название Новгород предполагало существование «старого города», потому что иначе оно теряло смысл».

Почти сорок лет из своих шестидесяти четырех Евгений Носов руководит раскопками на малоприметном травянистом холме у истоков Волхова, в двух километрах от Новгородского кремля. Это место известно в русских летописях с 1103 года под названием Городища. В XIX веке краеведы прибавили к нему романтическую приставку «Рюриково». Культурный слой здесь, по сравнению с Кремлем или Торговой стороной, весьма «тощий» — его глубина не превышает пары метров. Но характер и возраст предметов, раскопанных на холме, позволил академику Носову предположить, что именно Рюриково городище было тем самым старым городом, по отношению к которому Новгород — новый.

Узкая — двум грузовикам не разъехаться, асфальтированная дорога петляет по заливным лугам между протоками Волхова и длинными озерами-старицами, тянется к земляной насыпи, виднеющейся на горизонте. Справа проплывают краснокаменные приделы небольшой церкви Спаса на Ковалеве XIV века. Впереди, сквозь ветви ольхи и ивы мелькает аккуратный купол церкви Спаса на Нередице, освященной в 1198 году. Оба древних храма входили некогда в состав Городища — места, которое ученые называют наиболее вероятной резиденцией легендарного варяга Рюрика, и где, как известно из летописей, жили или гостили главные русские князья — от Ярослава Мудрого и Александра Невского до Ивана III.
Чтобы пробраться к бывшей правительственной резиденции — «средневековому Ново-Огарево», с разбитого асфальта нужно съехать на раскисшую колею. А когда та упрется в берег Волхова, выйти из машины, надеть резиновые сапоги и, хлюпая по болоту, пройти полкилометра пешком.

Городище — пожалуй, самая странная новгородская достопримечательность, внесенная в заветный список ЮНЕСКО, а значит, обладающая культурной ценностью для всего человечества: холм посреди заболоченного луга, на котором торчат покосившиеся кресты деревенского кладбища, сереет в кустах единственная уцелевшая изба и высятся руины из красного камня. Вокруг — никого. Тишину, усиленную сгущающимся речным туманом, нарушают лишь легкие удары колокола на противоположном берегу Волхова. Там белеют храмы Свято-Юрьевского монастыря, основанного в 1030 году на месте языческого капища Перынь. Трудно придумать более удачное место для поисков дохристианского Новгорода.Читать дальше >>>