На пороге убогого глинобитного домишки в 200 километрах к югу от Аддис-Абебы сидит человек китайской наружности с дредами до пояса и разглаживает на колене банановый лист. Придумывает, что на нем нарисовать: картинки на банановом листе - традиционный местный сувенир. Он говорит, что его зовут Боб.

- Как ты попал в Шашемене, Боб?
- Здесь моя родина.
- Извини, конечно, но, судя по твоему лицу, твоя родина - скорее Китай.
- На самом деле Япония. Но Эфиопия - моя духовная родина.

Бобу 32 года. Он был программистом. Еще в студенческие годы увлекся Бобом Марли, жил в растаманской коммуне в Токио, в конце концов все бросил и пять лет назад перебрался в Шашемене.

- Должно быть, ответ в Африке... - говорит он.
- Какой ответ? На что?

Боб не отзывается. В нарисованных им на банановых листах портретах Хайле-Селассие и Боба Марли есть что-то неуловимо японское.

 В более туристических, чем Эфиопия, африканских странах растафарианство - расхожая маркетинговая уловка. Чуть ли не все уличные торговцы, мошенники и пляжные приставалы Кении, не говоря уж о продавцах марихуаны, представляются растафарианцами и носят дреды, а курение травки называют "бобмарли".

Белые туристы склонны больше доверять раста, которые кажутся им исключительно расслабленными, добрыми и честными весельчаками. Но доверие может дорого обойтись наивному путешественнику.

Шашемене - совсем другое дело. Этот довольно крупный город (население - около 100 тысяч человек) расположен на пересечении двух важных дорог и в непосредственной близости от озер Лангано и Аваса, излюбленных эфиопских курортов. При всем при том Шашемене - такое захолустье, что даже самые отчаянные путешественники предпочитают не останавливаться здесь на ночь. Так называемое Ямайское поселение - сравнительно небольшой и отделенный от остального города район, где живет всего несколько сотен человек. Зато это - в основном настоящие растафарианцы, почитающие Хайле-Селассие как мессию (ему посвящены несколько потешно расписанных святилищ), искренне следующие заповедям братской любви и готовые "вписать" и угостить косячком путешественника, если тот правильно себя ведет.

История превращения глухой дыры в центр экстравагантной религии, а одного из самых чудаковатых диктаторов ХХ века - в мессию, причудлива, как почти все в Эфиопии. К началу ХХ века идея единения чернокожих ради уничтожения расового неравенства и возвращения на родину предков - в Африку - превратилась в стройное учение с сильным религиозным (прежде всего христианским протестантского толка) подтекстом.

Главный провозвестник этого учения, уроженец Ямайки Маркус Гарви, основатель Всемирной ассоциации по улучшению положения негров, проповедовал: "Обратите взоры к Африке! Там будет коронован черный царь, ибо близится день освобождения!"

Эфиопией - единственной в ту пору свободной африканской страной - фактически правил рас (князь) Тафари Меконнен, молодой энергичный регент при императрице Зевдиту, своей дальней родственнице. Рас Тафари держал модный курс на реформы. Путешествовал по Европе, чтобы научиться жить по-современному. При помощи иностранных специалистов модернизировал армию и бюрократию. Открыл первую в Эфиопии типографию. Добился принятия страны - первой из африканских - в Лигу наций.

Рас Тафари был любимцем западных прогрессистов. Когда в 1930 году, после смерти императрицы Зевдиту, он стал императором (под именем Хайле-Селассие, что в переводе значит  «Сила Троицы»), его коронация стала заметным светским событием, которое почтили своим присутствием представители европейских правящих домов: герцог Глостерский Генри, сын британского короля Георга V и принц Фердинандо Генуэзский, кузен итальянского короля Виктора Эммануила III. Ивлин Во, уже довольно известный писатель, прибыл на церемонию в качестве журналиста.

Разумеется, часть последователей Гарви восприняла коронацию Хайле-Селассие как исполнение пророчества о "черном царе". Так политическая идея репатриации негров в Африку приобрела религиозный подтекст: чернокожие – это Новый Израиль, Господь за грехи отдал их в рабство Вавилону (суетному миру; собственно говоря, Западу), но зато обетовал Новый Сион в Эфиопии.Читать дальше >>>