Иван Гончаров, коллежский асессор, купеческий сын, уроженец Симбирска, выпускник Московского университета, столоначальник департамента внешней торговли министерства финансов, автор романа «Обыкновенная история», в октябре 1852 года отправляется в кругосветную морскую экспедицию.

Это не коммерция, не развлечение и тем более не «морское путешествие для поправки здоровья», как писали в английских романах. Речь шла о большой политике: Россия и Америка имели виды на Японию, в те времена для иностранцев закрытую. Обе страны отправили туда свои военно-морские эскадры с целью установления с Японией политических и торговых отношений. Обе страны своего добились, но Россия, пожалуй, получила больше: результатом экспедиции, среди прочего, стала книга Гончарова «Фрегат Паллада», которую читают с тех пор вот уже полтора века с неослабевающим удовольствием.

Для Ивана Гончарова это плавание — служебная командировка. Он назначен секретарем адмирала Евфимия Васильевича Путятина, опытного моряка и дипломата. Ему сорок лет.

Называть Ивана Гончарова купеческим сыном — верно, но не вполне. Отец его умер, когда мальчику было всего семь лет, и за дальнейшее его мужское и интеллектуальное воспитание взялся крестный, Николай Трегубов, отставной моряк. Так что морская тема сухопутному симбирскому жителю была не столь уж чужда: моря Иван Александрович, как видно по книге, не боится, и даже не страдает морской болезнью. И все же он — не моряк, взявшийся за перо, а литератор, дерзнувший уйти в море:

«Хотя я и беспечно отвечал на все, частию трогательные, частию смешные, предостережения друзей, но страх нередко и днем и ночью рисовал мне призраки бед. То представлялась скала, у подножия которой лежит наше разбитое судно, и утопающие напрасно хватаются усталыми руками за гладкие камни; то снилось, что я на пустом острове, выброшенный с обломком корабля, умираю с голода… Я просыпался с трепетом, с каплями пота на лбу. Ведь корабль, как он ни прочен, как ни приспособлен к морю, что он такое? — щепка, корзинка, эпиграмма на человеческую силу. Я боялся, выдержит ли непривычный организм массу суровых обстоятельств, этот крутой поворот от мирной жизни к постоянному бою с новыми и резкими явлениями бродячего быта? Да, наконец, хватит ли души вместить вдруг, неожиданно развивающуюся картину мира? Ведь это дерзость почти титаническая! Где взять силы, чтоб воспринять массу великих впечатлений? И когда ворвутся в душу эти великолепные гости, не смутится ли сам хозяин среди своего пира?»

Морю отданы замечательные страницы книги, но от первой до последней страницы, от отплытия из Кронштадта 7 октября 1852 года до начала обратного, сухопутного, пути в Петербург из Иркутска 14 января 1955 года, главный интерес Гончарова составляют люди.

Путь эскадры лежит через Англию, и описание этой страны и ее людей — лучшая часть книги. Нет, Гончарову интересны и обитатели южной оконечности Африки, и жители островов, и японцы, само собой. Однако чувствуется разница. Одно дело описывать какую-нибудь по-португальски говорящую даму с Островов Зеленого Мыса или негров, там же играющих в карты («И как вы думаете, во что они играли? В свои козыри!»), обитателей экзотических, не известных читателям, земель. И совсем другое — рассказывать о стране, которую некоторые из читателей посещали сами, которой многие интересуются…

В Англии живет с 1825 года первый русский политический изгнанник Николай Тургенев, с 1852-го — Александр Герцен. Иные — связаны родством: на дочери английского адмирала Чарльза Ноульса женат руководитель экспедиции, адмирал Путятин. Общественных, деловых связей между Россией и Англией и того больше. Паровоз, который вел поезд на самой первой русской железной дороге, между Петербургом и Царским Селом, куплен у Джорджа Стефенсона в Англии. Первый пароход «Эльборус» — там же. В прошлом имелось прибытие английского корабля под командованием Ричарда Ченслера в Архангельск и сватовство Ивана Грозного к королеве Елизавете, в настоящем — англофильство немалой масти русской образованной публики, начиная с графа Воронцова. А Крымская война, первое прямое военное столкновение России и Англии — еще только в будущем.Читать дальше >>>