Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Где взять воду для великого дракона

В поисках новых источников пресной воды на юго-западе Китая спелеологи спускаются глубоко под землю. Здесь, в царстве величайших в мире пещер, сталактитов и сталагмитов, они с риском для жизни картографируют подземные реки
текст: Ларс Абромайт
фото: Робби Шоун

В одной из высоток города Гуйлинь профессор Юань Даосянь пытается решить вопрос, от которого зависит будущее страны. Его кабинет с горами книг и географических карт выглядит как мини-копия знаменитого на весь мир карстового ландшафта, давно ставшего «визитной карточкой» этого региона на юге Китая. Всего в нескольких сотнях метров отсюда высятся покрытые зеленью известковые столбы, пирамиды и башни, словно выточенные из изумрудов.

Профессор говорит медленно, жестикулируя дрожащими руками. Но в свои 79 лет он и не думает уходить на пенсию. Сначала надо выполнить важнейшую задачу, стоящую перед Институтом геологии карста Китая, — найти новые источники природного ресурса, который здесь  на вес золота. С каждым годом его все меньше. А потребность все больше.

Юань Даосянь занимается разведкой подземных вод.

Перед Китайской Народной Республикой стоит сложная проблема: запасы воды в стране меньше, чем в США, а население — в четыре раза больше. По запасам пресной воды на душу населения Китай — одна из беднейших стран мира. Из-за роста промышленности спрос на воду постоянно растет. На засушливом севере идет масштабное опустынивание земель. На юге период муссонов с ливнями длится всего несколько месяцев. До 90 процентов загрязненных грунтовых вод в черте городов непригодно для потребления. В сельских районах 300 миллионов человек не имеют доступа к чистой питьевой воде. Дефицит ее становится настоящей угрозой социальной стабильности.

Профессор Юань ведет разведку запасов «голубого золота» с конца 1950-х. Он изучает гидрологические свойства грунтов на всем пространстве от Тибета до восточного побережья Китая. Но лучше всего ориентируется на юго-западе страны — в обширном регионе, охватывающем провинции Юньнань, Гуйчжоу и административный округ Чунцин вместе с Гуанси-Чжуанским автономным районом, где и находится родной город профессора, Гуйлинь. Почва здесь почти целиком состоит из легкорастворимых в воде, изъеденных трещинами отложений известняка и доломита. Геологи называют такой рельеф «карстовым».

Это крупнейший карстовый район в мире. Уникальный «парк» фантастических геологических образований: каменных «лесов» с лабиринтами известняковых столбов, зубчатых выступов, скальных мостов, гротов и пещер. В 2007 году ЮНЕСКО включила Южно-Китайский карст в список объектов Всемирного наследия. Вот только земли, пригодной для сельского хозяйства, здесь совсем мало. В сезон дождей вся вода до последней капли просачивается сквозь пористую горную породу в толщу скал.

Здесь живут более 100 миллионов человек. Полгода они страдают от избытка воды, а полгода — от ее недостатка. В дождливый период муссонов им грозят наводнения. А с сентября по май — засухи. В 2012 году дождя здесь не было более 100 дней. И в одной лишь провинции Юньнань от отсутствия влаги  погиб урожай на площади 20 миллионов гектаров.

«Вода здесь есть, — говорит профессор Юань. — Но она таится глубоко под землей».

Здесь можно было бы пробурить артезианские скважины, построить водопровод и водохранилища. Но для этого надо буквально заглянуть под землю. И проследить направление движения подземных рек. В одиночку пожилому профессору с этим не справиться. Вот почему он доверил эту задачу американской студентке Эрин Линч. Она — его «глаза» и «руки».

В кромешной тьме карабкается Эрин Линч по отвесной стене над пропастью. Ее ботинки облеплены глиной. Нога соскальзывает с выступа, но ей удается удержать равновесие. Защелкнув страховочный карабин, она подает знак следовать за ней и соблюдать осторожность. Один за другим исследователи спускаются вдоль стены на тросе, раскачивающемся как маятник. Один взмах — и тебя обдают ледяные струи водопада. Пена искрится в свете нашлемных фонарей. Из-за оглушающего шума не слышно ни слова.

Для Эрин Линч — это уже привычный маршрут.
36-летняя американка родилась в Вирджинии. Но служит науке здесь — в подземных лабиринтах Китая. Уже третий день она ведет группу из четырех человек по запутанным туннелям пещерной системы Сань-Ван-Дун посреди гористой местности в округе Чунцин, примерно в пятистах километрах к северо-западу от Гуйлиня. С ней — американский спелеолог Энни Леонард и репортеры GEO.

Цель этой подземной экспедиции — картографирование подземных рек. По оценке экспертов, под землей на юго-западе Китая протекает более 3000 рек. Лишь немногие из них превышают в длину десять километров. Но в общей сложности они переносят такой же объем воды, как Хуанхэ — легендарная Желтая река.

Невероятно, но факт: даже самая современная техника не позволяет определить с поверхности земли точную схему водных артерий. Во мраке под землей таится неведомый мир, недоступный ни сканерам спутников, ни камерам с дистанционным управлением. Проникнуть сюда могут только отчаянные смельчаки, готовые на смертельный риск.

Ради своей страсти к открытиям Эрин Линч переехала в Китай, выучила язык и поссорилась с родителями. Эта миниатюрная энергичная американка могла сделать блестящую академическую карьеру. 11 лет назад она изучала математику в престижном Калифорнийском технологическом институте в Пасадене и английском Кембридже. Интересовалась теоретической физикой. Но потом съездила с друзьями в Китай. И открыла для себя пещеры.

Для нее это было подобно открытию нового континента, на изучение которого не хватит целой жизни.

В 2001 году Эрин с коллегами основала общество по исследованию китайских пещер «Хун Мэйгуй» («Красная роза»). И с тех пор ведет хронику всех экспедиций. Живет она одна в скромной пыльной квартире в провинциальном городке Улун, в самом сердце Южно-Китайского карста. С соседями разговаривает реже, чем с друзьями по интернету. А чтобы оплачивать жилье, подрабатывает редактором англоязычного журнала по спелеологии.

Но чаще всего она пропадает под землей. И уже не первый год сотрудничает с профессором Юанем Даосянем и другими китайскими гидрогеологами. Линч вместе со спелеологами из общества «Хун Мэйгуй» собирает в ходе подземных рейдов данные о структуре залегания и прочности слоев скального грунта, регистрирует крупные деформации и замеряет угол сдвига пластов горной породы. Но главное — составляет карту еще не изученных подземных рек, озер и туннелей.

Собранная информация передается для анализа Юаню Даосяню и другим китайским экспертам. С ее помощью они могут рассчитать, в какой точке склона лучше всего пробурить водозаборную скважину. Или определить потенциальные источники загрязнения, угрожающие подземным резервуарам с питьевой водой.

Водопад, вдоль которого спелеологи спускаются в глубину, низвергается в подземный зал. Линч изучила его еще несколько лет назад и назвала «Королева Нила». Отсюда вода течет дальше на юг. Но куда именно?

Исследователи пробираются по узкому, извилистому туннелю к последней точке, достигнутой в ходе предыдущей экспедиции. Поток вьется дальше. И исчезает во мраке неизвестности.

Продвигаться приходится на ощупь. От мысли, что до тебя сюда не ступала нога человека, возникает пьянящее чувство, похожее на эйфорию. Спелеологи называют его «пещерной лихорадкой». Чувствуешь себя первым астронавтом на Луне.

Впереди — Энни Леонард с измерительной рулеткой в руках. Ищет подходящее место для проведения замеров. Тем, кто следует за ней, надо определять координаты с помощью компаса и угломера. Для новичка это не так-то просто. Поэтому группа продвигается вперед черепашьими темпами. Подземный поток шумит так громко, что на расстоянии меньше 20 метров приходится переговариваться по рации.

Для надежности каждый замер проводится дважды. Погрешность больше чем в два градуса недопустима. За плечами у Эрин Линч 71 подземная экспедиция. Она лично картографировала 400 километров туннелей. И все это с помощью трудоемкой древней методики, которая остается здесь единственным надежным способом геодезической съемки.

Похоже, течение реки убыстряется. На пути попадаются крутые уступы. Один из них такой высокий, что для спуска требуется трос. Но запас альпинистского снаряжения уже израсходован. Остался только один короткий репшнур — вспомогательная капроновая веревка.

«Чувствуете сквозняк?» — спрашивает Линч. Это верный признак того, что впереди должны быть пещеры еще большего размера.

Преодолевая страх, приходится карабкаться вниз по отвесной каменной стене вслед за Энни Леонард. В четырех метрах внизу под ногами клокочет вода. Левая рука обвязана для страховки репшнуром. Интересно, какое расстояние отсюда до входа в пещеру? Километров пять? Скала кажется достаточно прочной. И вдруг каменный блок, который служит точкой опоры для правой руки, отламывается.

Пещеры занимают особое место в истории и мифологии Китая. С незапамятных времен они считались жилищами драконов и колыбелью жизни. В них строились первые буддийские храмы и монастыри с высеченными в скалах статуями. В даосской традиции «дунтянь» («небесные гроты») символизируют рай и служат святилищами для деревенских общин.

Самые крупные пещеры были изучены, скорее всего, еще в пятом веке до н. э. — во времена правления династии Чжоу. Около пятисот лет назад знаменитый географ Сюй Сякэ, занимаясь поиском подземных источников воды, впервые нанес на карту более трехсот входов в пещеры в районе Южно-Китайского карста. И заслужил себе славу величайшего первооткрывателя в истории императорского Китая.

Начатое великим ученым-географом исследование продолжают современные китайские гидрологи под руководством профессора Юаня Даосяня в Гуйлине. Разветвления многих подземных лабиринтов на юге Китая тянутся на десятки километров. А карстовые шахты глубиной до километра кажутся бездонными. Для их изучения необходимо в совершенстве владеть техникой альпинизма. А своих мастеров в Китае пока не хватает. Лишь в последние несколько лет в экспедициях общества «Хун Мэйгуй» стали принимать участие китайские студенты-геологи.

На пути попадаются огромные, насквозь пронизывающие целую гору карстовые колодцы и воронки. Посреди пещерной системы Сань-Ван-Дун — поток ослепляющего дневного света. Он льется из гигантской, распахнутой в небо впадины диаметром 250 и глубиной 300 метров, словно вырубленной в скале великаном.

«Тянькэн» — так называют эти гигантские карстовые провалы. Туннель вдруг обрывается, образуя проем посередине стены исполинской воронки. И вновь уходит в глубь скального массива на противоположной стороне. С краев тянькэна струятся потоки воды, питающие сеть подземных рек. На дне растут папоротники, мхи и орхидеи.

Онако, несмотря на все эти красоты, под землей надо быть предельно осторожным, постоянно предупреждает Эрин Линч. Малейшая ошибка неожиданно может обернуться тяжелой травмой. И тогда придется вызывать десятки скалолазов со всех концов света. Потому что эвакуировать раненого из таких глубоких пещер крайне сложно.

Пара свечей, газовая плитка, спальные мешки. Под землю Эрин Линч берет только самое необходимое. Чтобы уменьшить вес рюкзака, она отламывает рукоятки от зубных щеток. День подходит к концу. Американка записывает данные, собранные за сегодня, — на карту нанесено около 100 метров неизученной прежде территории. И сделано важное открытие. Уровень воды в пещере «Королева Нила» явно выше, чем в других обследованных туннелях района. К тому же реки в соседних пещерах текут на север, а этот поток несет свои воды на юг. Может, там пролегает заграждающий слой горной породы? Или того больше: этот подземный зал соединяется с лабиринтами соседней пещерной системы Эр-Ван-Дун? Такой переход спелеологи ищут давно.

Его существование уже доказано. Ранее спелеологи вылили в источник воды выше по склону горы нетоксичную флуоресцентную зеленую тушь. А затем проверили воду в нескольких выходах из подземелья на наличие следов краски. Теперь они планируют повторить этот эксперимент, чтобы проследить за направлением подземных потоков в близлежащих пещерах.

Что дадут эти исследования? Эрин Линч планирует составить схему всех подземных потоков в районе. И тогда добытые знания смогут послужить на пользу людям.

Время не ждет. В долинах стремительно растут города. Население Чунцина на берегу реки Янцзы в северной части карстового района — уже больше семи миллионов человек. Всего несколько лет назад до входа в подземный лабиринт Сань-Ван-Дун нужно было добираться два дня по реке. А сегодня из Чунцина в Улун ведут новые дороги. И даже на самых обрывистых склонах фермеры разбили рисовые террасы и распахали землю под посевы кукурузы и табака. Последствия этих перемен ощущаются под землей. Чем больше деревьев вырубается в карстовом районе, тем активнее в период муссонов дожди вымывают и без того слабый плодородный слой почвы. В результате зеленые горы превращаются в голые скалы. В грунтовых водах растет концентрация ядовитых химикатов: удобрений и пестицидов.

А в пещерах Сань-Ван-Дун теперь можно увидеть не только сталактиты, гипсовые кристаллы и сталагмитовые бассейны, но и пластиковые бутылки и пакеты из-под лапши.

Что ждет подземные водохранилища? Возможно, этот вопрос решается здесь и сейчас — в Гуйлине, в кабинете профессора Юаня. Он уверен: благодаря собранной информации о пещерах Сань-Ван-Дун ему удастся добиться расширения границ водоохранной зоны.

Но мечтает он о большем. Когда пятьдесят лет назад только начинались исследования, многие деревенские жители считали его сумасшедшим. Но он многому у них научился. На примере рыб, выловленных ниже по течению пещерных рек, крестьяне объяснили ему, как связаны между собой туннели.

За десятки лет гидрологи собрали огромную базу данных. И на ее основе профессор надеется рассчитать простую и универсальную формулу движения воды в толще карста. «Пока известны лишь некоторые закономерности», — говорит он. Проблема сложная. Нужно учитывать много факторов: количество осадков, тип горных пород и форму тектонических складок, вдоль которых течет вода... «Свод формул, описывающих динамику движения карстовых вод, — чем не достойное завершение научной карьеры?» — говорит он.

Кое-какие идеи у него уже есть. Главное — успеть все записать.

23.09.2013