Гора наших лыж и сноубордов, занявшая половину парковки возле игрушечного бергенского аэропорта, мокнет под проливным дождем.

В Бергене, втором по величине после Осло городе Норвегии и столице региона фьордов, из-за горячего и влажного дыхания Гольфстрима 300 дождливых дней в году. Местных жителей это ничуть не беспокоит, их соседи из других городов даже шутят, что бергенца легко узнать по перепонкам на ногах. Невозможно поверить, что всего в часе езды от этого мокрого места может лежать хороший снег.

Скепсис оказался необоснованным: ближайший к Бергену курорт Восс встречает горнолыжников густым снегопадом. Скандинавские горы редко поднимаются выше полутора тысяч метров, но зато расположены исключительно удачно. Из-за близости к океану здесь сложился уникальный микроклимат: влажность обеспечивает обильные осадки, и уже в конце октября снежный покров достигает многометровой глубины. Он не тает до самого лета, позволяя растянуть сезон катания до апреля включительно, а в некоторых местах трассы остаются открытыми и в июле.

На привычный в Альпах сервис здесь рассчитывать не приходится — северяне привыкли довольствоваться малым. До середины 1960-х годов Норвегия была страной рыболовов и лесорубов, живших на одиноких хуторах среди нетронутой природы и встречавших любые трудности с нордическим хладнокровием. С тем же хладнокровием местное население встретило известие о том, что у берегов Норвегии обнаружены огромные запасы нефти, разработка которых быстро сделала страну одной из самых богатых в мире. На референдуме норвежцы договорились оставить нефть в собственности государства, а половину дохода откладывать на те времена, когда источник манны подземной иссякнет. Но и оставшейся половины хватило, чтобы обеспечить стране самый высокий уровень жизни в Европе и мире.

Как изменилась Норвегия после этого? А почти никак. Все те же маленькие деревушки (теперь, правда, соединенные дорогами фантастического качества), скромные местные жители, запросы которых гораздо ниже их астрономических зарплат, и нетронутая природа. Норвежцы не строят лыжных центров с мощной инфраструктурой — большинство местных курортов представляют собой несколько рядов коттеджей с выходом на склон, прокатным центром да парой ресторанов. Норвежцы не очень-то стараются увязывать зоны катания в единые регионы, как это принято в других странах. Зачем? Начинающим хватает имеющегося десятка трасс, а профессионалов ждет кое-что получше — бескрайние фрирайд-зоны с самой настоящей снежной пудрой, той самой, за которой вечно охотятся любители качественного внетрассового катания. 

Два самых длинных норвежских фьорда — Согне-фьорд и Хардангер — вгрызаются в глубь побережья на две сотни километров. Восс притулился аккурат между ними, в узкой долине, окруженной горным плато. Здесь добывают одноименную артезианскую воду — бутылки с надписью Voss охотно покупают даже сами норвежцы, хотя в их стране пить можно не только из-под крана, но и из любого встречного водоема. Идиллического вида городок, казалось бы, должен располагать к спокойному и тихому отдыху. Как бы не так — Восс считается столицей норвежского экстрима. От Бергена сюда добираться сотню километров.

Пересеченная реками долина в окружении почти отвесных скал — идеальный полигон для адреналиновых развлечений. Дважды в год в Воссе проходит Неделя экстремального спорта, куда съезжаются самые бесстрашные экстремалы со всей Европы. Семь дней здесь творится что-то невероятное: по взгорьям носятся маунтин-байкеры, дороги занимают граждане на роликах и лонгбордах, по рекам сплавляются любители рафтинга и каяков, скалолазы и бейс-джамперы штурмуют каменные стены, с неба сыплются параглайдеры и скай-дайверы.Читать дальше >>>