Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Фьорд Норд

Лыжные трассы с видом на океан, бескрайние поля для фрирайда и жареные бараньи головы — вот чем заманивают лыжников молодые норвежские курорты
текст: Ольга Яковина
фото: Петр Тимофеев

Гора наших лыж и сноубордов, занявшая половину парковки возле игрушечного бергенского аэропорта, мокнет под проливным дождем.

В Бергене, втором по величине после Осло городе Норвегии и столице региона фьордов, из-за горячего и влажного дыхания Гольфстрима 300 дождливых дней в году. Местных жителей это ничуть не беспокоит, их соседи из других городов даже шутят, что бергенца легко узнать по перепонкам на ногах. Невозможно поверить, что всего в часе езды от этого мокрого места может лежать хороший снег.

Скепсис оказался необоснованным: ближайший к Бергену курорт Восс встречает горнолыжников густым снегопадом. Скандинавские горы редко поднимаются выше полутора тысяч метров, но зато расположены исключительно удачно. Из-за близости к океану здесь сложился уникальный микроклимат: влажность обеспечивает обильные осадки, и уже в конце октября снежный покров достигает многометровой глубины. Он не тает до самого лета, позволяя растянуть сезон катания до апреля включительно, а в некоторых местах трассы остаются открытыми и в июле.

На привычный в Альпах сервис здесь рассчитывать не приходится — северяне привыкли довольствоваться малым. До середины 1960-х годов Норвегия была страной рыболовов и лесорубов, живших на одиноких хуторах среди нетронутой природы и встречавших любые трудности с нордическим хладнокровием. С тем же хладнокровием местное население встретило известие о том, что у берегов Норвегии обнаружены огромные запасы нефти, разработка которых быстро сделала страну одной из самых богатых в мире. На референдуме норвежцы договорились оставить нефть в собственности государства, а половину дохода откладывать на те времена, когда источник манны подземной иссякнет. Но и оставшейся половины хватило, чтобы обеспечить стране самый высокий уровень жизни в Европе и мире.

Как изменилась Норвегия после этого? А почти никак. Все те же маленькие деревушки (теперь, правда, соединенные дорогами фантастического качества), скромные местные жители, запросы которых гораздо ниже их астрономических зарплат, и нетронутая природа. Норвежцы не строят лыжных центров с мощной инфраструктурой — большинство местных курортов представляют собой несколько рядов коттеджей с выходом на склон, прокатным центром да парой ресторанов. Норвежцы не очень-то стараются увязывать зоны катания в единые регионы, как это принято в других странах. Зачем? Начинающим хватает имеющегося десятка трасс, а профессионалов ждет кое-что получше — бескрайние фрирайд-зоны с самой настоящей снежной пудрой, той самой, за которой вечно охотятся любители качественного внетрассового катания. 

Два самых длинных норвежских фьорда — Согне-фьорд и Хардангер — вгрызаются в глубь побережья на две сотни километров. Восс притулился аккурат между ними, в узкой долине, окруженной горным плато. Здесь добывают одноименную артезианскую воду — бутылки с надписью Voss охотно покупают даже сами норвежцы, хотя в их стране пить можно не только из-под крана, но и из любого встречного водоема. Идиллического вида городок, казалось бы, должен располагать к спокойному и тихому отдыху. Как бы не так — Восс считается столицей норвежского экстрима. От Бергена сюда добираться сотню километров.

Пересеченная реками долина в окружении почти отвесных скал — идеальный полигон для адреналиновых развлечений. Дважды в год в Воссе проходит Неделя экстремального спорта, куда съезжаются самые бесстрашные экстремалы со всей Европы. Семь дней здесь творится что-то невероятное: по взгорьям носятся маунтин-байкеры, дороги занимают граждане на роликах и лонгбордах, по рекам сплавляются любители рафтинга и каяков, скалолазы и бейс-джамперы штурмуют каменные стены, с неба сыплются параглайдеры и скай-дайверы.

Зимой Восс оккупируют лыжники и бордисты. В окрестностях городка — сразу две зоны катания. Восс-Фьелландсбю, расположенный в соседнем местечке Миркдален, и Восс-Резорт-Баваллен, седлающий горное плато прямо над городом. Здесь дюжина подъемников и 40 километров подготовленных трасс — очень неплохой показатель для Норвегии. Кроме того, Восс-Резорт считается одним из лучших в стране мест для фрирайда, здесь даже проходит один из отборочных этапов чемпионата мира по этому виду спорта. Катание здесь доступно самое разнообразное — можно вспахивать кантами целинные поля на лысых вершинах, отрабатывать прыжки и кульбиты на заснеженных скальных сбросах, лавировать между тонущими в сугробах елками.

Сейчас все это у нас на глазах проделывает голубоглазая блондинка Гэнвор Ваёла, постоянный участник чемпионатов по фрирайду, а в свободное от экстрима время — почтенная мать двоих детей и сотрудница туристического бюро Восса. Это ее силуэт с разлетающимися из-под шлема белыми волосами украшают все рекламные проспекты курорта. Мужская часть нашей горнолыжной компании, глядя на пируэты Гэнвор среди скал, восхищенно присвистывает, и горное эхо откликается привычным «мать-мать-мать…» Впрочем, вечером она показывает еще более впечатляющий фокус.

В крохотном Воссе, кроме лыж, развлечений  немного. Но есть там аттракцион не менее экстремальный, чем прыжки со скал. В старинном ресторанчике «Смалахове Тунет», бревенчатом срубе с одним общим столом, на ужин подают… овечьи головы. Копченые, крепко просоленные и разрезанные напополам, как есть: с глазами, зубами и мозгом. Хозяин — Ивар Лёне, пузатый старичок в увешанной значками кожаной жилетке, лично обслуживает гостей, раскладывая головы по тарелкам.

На заднем дворе ресторана можно увидеть весь жутковатый процесс приготовления этого деликатеса: адские вращающиеся машины обжигают головы спиртовыми горелками, трут металлическими щетками и рубят напополам с жутким хрустом. А Ивар крутит насаженную на кол овечью башку над костром, показывая, как это делали его дед и отец. «Я делаю смалахове больше шестидесяти лет, с самого детства, — гордо говорит он. — Мы производим 60 тысяч голов в год, большая часть из них идет на продажу. Меня называют Королем Овечьих Голов!»

Пока мы брезгливо ковыряемся в своих тарелках, красавица Гэнвор легко управляется с головой, причмокивая от удовольствия. «Мой муж приехал из другой части Норвегии, где это есть не принято, сначала он тоже был в ужасе. А сейчас всегда съедает по две порции».

Хозяин зорко следит за тем, кто действительно ест, а кто только делает вид. В конце ужина всем раздают дипломы, на которых нарисован довольно облизывающийся человек под надписью «Поедатель голов». На некоторых, правда, от руки приписано: «Не ел, но видел, как это делают другие», — Ивара не обманешь.

 

От Восса до Согндала, где расположены еще две очень хорошие зоны катания, по прямой всего 70 километров, но из-за того, что приходится объезжать фьорды, дорога растягивается на три часа. С каждым километром на север метель лютует все сильнее и постепенно превращается в снежный буран. Не видно ничего, кроме четырехметровых красных шестов вдоль дорог — по этим вешкам шоссе можно будет раскопать, когда его завалит окончательно. А потом тучи расходятся, и красавец Согне-фьорд становится виден во всем своем великолепии. Клочья облаков сползают с гор и стелются по самой земле, цепляясь за крыши домов и ветки деревьев. Призрачная дымка лежит на гладкой, как слюда, воде, по которой медленно плывут глыбы льда. Покрытые инеем камни у воды кажутся нарисованными. Седые от холода скалы, рыжая трава, пестрый мох и красные домики с белыми ставнями — минимализм северного пейзажа более выразителен, чем цветущие тропические заросли, как японское лаконичное хокку порой трогает сильнее расцвеченной эпитетами поэмы. Чтобы в полной мере это оценить, надо все-таки взойти на борт корабля. Согне-фьорд не замерзает, и плавать по нему можно даже зимой. А с марта по май здесь становится доступным чисто норвежский вариант лыжного приключения — ski & sail. Яхта выходит в плавание, высаживая лыжников в самых диких уголках фьорда. Надев на лыжи специальные камусы (шершавые подкладки из обработанной шкуры, препятствующие скольжению), туристы забираются на горы и спускаются оттуда к самой воде по нетронутым склонам.

Катание с видом на океан — главный козырь норвежской лыжной программы. С вершины над новеньким лыжным курортом в коммуне Странда видна как на ладони поблескивающая под северным солнцем гладь залива, панорамные трассы с перепадом высот в 800 метров змеятся вниз до самого берега, а на противоположной стороне котловины — огромный заснеженный цирк с драматическим рельефом и трассами в идеальном состоянии. Курорт динамично развивается: каждый год здесь появляются новые подъемники и головокружительные спуски, а горные гиды открывают внетрассовые маршруты один другого соблазнительнее.

«В следующем году мы забросим канатки во-он туда, вы не представляете, какой вид оттуда открывается, — гид Том Скреде, высокий, белый и крепкий, как истинный скандинав, показывает на соседнюю вершину. — Приезжайте, сами увидите!» Мы не возражаем. Холодный север моментально вызывает горячую привязанность — и это, кажется, уже неизлечимо.

12.05.2011