От жестяной бочки на морозном воздухе поднимается пар. Розовощекая девушка широко улыбается: «Не стесняйтесь, еще нальем! У нас этого добра хватает». На календаре начало декабря, на улице минус один, но за пару часов промерзаешь насквозь. Заглянув в кружку с надписью WIEN, убеждаюсь, что дно проглядывает. Пожалуй, пора...

— Что, по второй? — улавливает мысль белокурая кокетка. — Не беспокойтесь, от нашего глинтвейна голова не болит!

И подмигивает.

После трехчасовой прогулки по заснеженной австрийской столице горячие струи текут по жилам, как новая кровь, бодря и успокаивая одновременно. Наверное, горячее вино — лучшее средство от холода во время кулинарного уикенда
в Вене, который начинается на традиционном рождественском базаре в районе Шпиттельберг, одном из самых живописных в городе.

Этот рынок расположен чуть поодаль от центра, и большинство туристов, утомившись от прелестей собора Святого Стефана и шопинга на улице Кертнер, сюда обычно не добираются. А зря! Всего три остановки на метро от ратуши до станции «Фолькстеатр», три минуты пешком — и ты в другом мире.

В Вене эпохи бидермейер — того самого консервативного, некричащего, добротного буржуазного стиля девятнадцатого века в архитектуре, живописи и моде, которым пронизан буквально весь город. Здесь это зaметно в аккуратно отреставрированныx жилыx домаx вековой давности. Разделены они тремя романтическими улочками, в которых и приютился рождественский рынок.

Рождественские ароматы щекочут нос: тут и жареный миндаль, и шкворчащие на гриле сосиски, и корица, и гвоздика с апельсинами, смешанные с горячим красным вином... Два высоченных голубоглазых мóлодца орудуют кувалдами по раскаленной на огне подкове, словно на дворе не двадцать первый, а семнадцатый век. Подкову эту они подарят прохожим, как сувенир.

«Кто не работает, тот не пьет глинтвейн», — басисто шутит директор рынка Михаэль Шмид. Конечно, одним глинтвейном дело не ограничится. На рынке есть и жареные каштаны, и сахарный миндаль, и печеная картошка, и медовые пряники… И конечно, всевозможные сосиски.

У посетителей торговых рядов разбегаются глаза. Вот почтенного вида джентльмен лет шестидесяти с лихо подвязанным шарфом растолковывает даме его же возраста технологию приготовления эспрессо. Тут же можно заказать «винер меланж» — эспрессо сo взбитыми сливками и шоколадом, типичный напиток легендарных венских кофеен.

Сами австрийцы, кстати, уверены, что именно они открыли всей Европе кофе. Это не совсем так, ведь европейская история напитка берет свое начало в Венеции, но толк-то в кофе венцы точно знают! С сахарной пудрой или цикорием, с какао или со льдом. Хотя понятие «венский кофе» — это даже не сам напиток, a древние кофейни, в которых буквально остановилось время и в которых можно засиживаться часами. Не случайно ЮНЕСКО включила кофейные традиции Вены в Список нематериального всемирного культурного наследия.

Рядом громогласный паренек нахваливает свой жареный миндаль. По соседству детишки с сахарной ватой в руках окружили сказочника, который читает им сказку про стеклянные снежные шары. Напротив дамочки с оранжевыми и фиолетовыми волосами демонстрируют искусствo батика, превращая обычные белые платки в головные уборы цвета их собственных волос...

Более сотни павильонов предлагают на рождественском рынке художественное ремесло из Австрии и соседних стран, хочешь — покупай, не хочешь — глазей, учись как делать. От жажды или голода умереть здесь точно не дадут.

Через каждые пару метров на рынке установлены живые рождественские елки, украшенные деревянными или соломенными игрушками, стеклянными шарами и разноцветными бумажными хлопушками. Сказочную атмосферу дополняют сияющие гирлянды. По всему городу в канун Рождества появляется более двух миллио­нов ламп; общая протяженность гирлянд — чуть ли не двадцать километров.

Главный рождественский базар города открыт на Ратушной площади в самом центре. Его фирменный знак — ежегодный выбор Кристкиндля, олицетворяющего юного Иисуса, который неизменно дарит детям подарки на Рождество.Читать дальше >>>