Ливень хлещет по крышам бараков Иностранного легиона. Кажется, что грядет новый всемирный потоп. Все остальные звуки — крики птиц, многоголосое сопение с плаца — тонут в шуме разверзнувшихся хлябей небесных. Мало кто способен перекричать такой грохот. Но Теофило Дании как раз из таких: «Все в порядке?» — громыхает авторитетный голос штабного фельдфебеля. Он родом из Греции, а сейчас командует экваториальным подразделением легиона в населенном пункте Камопи.

Добраться в эти места — задача не из легких. Сюда не ведет ни одна дорога. Здесь живут примерно 1750 представителей амазонских народностей ваямпи и эмерильон, они находятся под патронатом чиновников префектуры в Кайенне, столице Французской Гвианы. Каждый, кто собирается к ним в гости, должен письменно обосновать свои намерения, а также сделать флюорографию и доказать, что легкие не имеют патологий и ты не заразишь индейцев опасной болезнью. Официальный запрос редакции GEO остался без ответа — но помощь пришла от Иностранного легиона. Его основная задача в заморском департаменте Франции — охрана космодрома в Куру. Кроме этого, время от времени легион проводит операции против бразильских золотоискателей, которые отравляют ртутью реки французских индейцев.

Наутро мы отправляемся в путь. Спускаемся на воду среди зарослей рядом с городком Сен-Жорж на северо-востоке страны: 26 легионеров и два журналиста на трех моторных пирогах. Вскоре оказываемся на быстрине — там, где Ояпок, река на границе с Бразилией, протискивается между скалами, многие из которых целиком скрыты водой. Лоцман-индеец сидит на носу нашей лодки и с помощью жестов помогает направлять ее. Посреди пенящихся стремнин он поражает своим спокойным выражением лица. Перед четвертой быстриной мы останавливаемся, чтобы подождать остальных. Вскоре появляется вторая пирога — а третья исчезает.

Лейтенант дает команду разворачиваться. И вскоре мы видим легионера, который, подобно памятнику, стоит на камне посреди реки. Остальные шесть членов команды лежат на берегу — их пирога налетела на скалу и затонула. К счастью, все живы. За следующие несколько часов нам удается даже вытащить на берег их лодку. В результате к нам возвращается багаж. На дне Ояпока остался только один автомат. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы он попал в руки золотоискателей, говорит лейтенант. По спутниковому телефону он вызывает водолазов. Мы продолжаем путь в пироге уже без лейтенанта. Смеркается, когда в просвете в зарослях на берегу реки показывается табличка с надписью: Legio Patria Nostra, то есть «Легион — наша родина».

Географический абсурд: «первая американо-индейская коммуна Франции» находится в «самом большом заповеднике Европейского союза». Камопи напоминает лабораторию, в которой исследователи пытаются смешивать несовместимые молекулы. С одной стороны, здесь есть типично французские явления: мэрия с триколором над входом; в том же здании почта с одним-единственным окошком; по соседству школа — плоское здание, по стилю напоминающее парижские окраины.

А с другой стороны — Амазония: темнокожие люди, разговаривающие друг с другом в основном на языке эмерильон; мужчины в набедренных повязках, стоящие в очереди к почтовому окошку; матроны с обнаженной грудью, прогуливающиеся по французскому супермаркету...

На школьном дворе молодой учитель, приехавший сюда с севера Франции. Как ему живется в Камопи? «Никак». А все-таки? «Интернет не работает».

Директор школы выражает осторожный оптимизм: «Мы должны подготовить наших учеников к тому, чтобы они смогли жить, как французы, но, с другой стороны, нельзя отрывать их от корней. Индейцы — очень чувствительные люди. Тут случается, что если накричать на человека, то он может пойти в лес и повеситься».Читать дальше >>>