Сайты партнеров




GEO приглашает

28-го января в центре современного искусства «Винзавод» c 12:00 до 18:00 пройдет Юна-Фест — выставка-пристройство собак и кошек из приютов


GEO рекомендует

Специальные предложения и скидка 10% от GEO при бронировании размещения на сайте Hotels.com


Энергия в правильном русле

Цюрих несколько лет подряд лидирует в мировом рейтинге городов с самым высоким уровнем жизни. Как это удается деловой столице Швейцарии?
текст: Алия Бегишева
Андрей Рудаков

В начале марта концерн «Гугл» снял офисные здания на юге Цюриха: в крупнейший город Швейцарии скоро приедут триста новых работников американской интернет-корпорации. Здесь уже находится самое большое представительство компании за пределами родного Маунтин-Вью в Калифорнии — в помещениях бывшего пивоваренного завода Хюерлиманн трудятся и живут 700 гугл-сотрудников. В отреставрированном с урбанистическим шиком комплексе помимо офисов находятся квартиры-лофты, модные рестораны, гостиница и первый в городе бассейн с настоящей минеральной водой. Источник был обнаружен в здешних горах в 1976 году, чем ловко воспользовался тот самый пивоваренный завод, помимо собственной марки пива выпускавший еще и минералку.

Отсюда до центра города всего километр, и преодолеть его можно аж на трех видах общественного транспорта — автобусе, электричке и трамвае. Именно за «отличную инфраструктуру и благоприятный инновационной климат» Цюрих хвалит Нельсон Маттос, директор по развитию «Гугл». Сеть из тринадцати трамвайных линий опутывает город, не оставляя ни одного места, откуда до остановки пришлось бы идти дольше трех минут. Автобусы движутся по собственным полосам, поэтому не стоят в пробках даже в час пик. И хотя ждать общественного транспорта никогда не приходится дольше восьми минут, на каждой остановке есть расписание, которое соблюдается с точностью до секунды. Цены на билет по европейским меркам небольшие — поездка в пределах двух транспортных зон стоит 2,60 франка и с каждой зоной дорожает в среднем на полфранка. А для туристов существует Цюрих-карта, с которой можно ездить целые сутки на любом виде транспорта, включая кораблики и фуникулеры, а также посещать музеи и совершать поездки за город — все удовольствие за 20 франков. Цюрих-карта действует и в поезде, следующем до аэропорта. Потеряться даже без знания языка невозможно, ведь толчеи здесь не бывает, а указатели будто предугадывают возможные сомнения в выборе правильного пути.

Качественная работа общественного транспорта — один из критериев, на основании которого международная консалтинговая фирма «Мерсер» на протяжении семи лет выделяла Цюрих среди более двухсот городов мира.

Цель классификации «Мерсер» — создать базу для индексирования заработной платы, нужную частным фирмам и госструктурам, которые посылают сотрудников за границу. «Точкой отчета» и мерилом является Нью-Йорк. Последнее место в списке занимает Багдад. Рейтинг городов создается на основании опросов экспатов — работников, отправленных в долгосрочные командировки. Рассматривается всего около сорока критериев, в числе которых система здравоохранения, чистота воздуха, безопасность, культурная жизнь, качество сервиса. По этой логике тому, кто едет в Багдад, полагается высокая компенсация за плохое качество жизни, а тот, кто едет в Цюрих, должен испытывать благодарность за то, что его посылают в «лучший город Земли».

Высокое качество жизни, хорошие зарплаты и низкие налоги привлекают в Цюрих не только людей из неблагополучных стран, но и притязательных европейцев. Из тридцати процентов иностранцев, проживающих здесь, больше всего граждан Германии и Италии.

36-летний Николаус Штельтер, которого работодатель недавно перевел из Франкфурта в Цюрих, доволен буквально всем — необыкновенно вкусными сыром и хлебом, программой цюрихской оперы, близостью к Альпам, где можно круглый год кататься на лыжах, чистотой воды в реке Лиммат и Цюрихском озере («Представляете, из всех 1200 фонтанов можно пить!»). Летом в обеденный перерыв офисные работники меняют костюмы на плавки и купальники и расслабляются на восемнадцати пляжах в самом центре города. А на набережной Штадтхаус находится отреставрированная женская купальня 1888 года, где скрытые старинными деревянными постройками от посторонних глаз дамы купаются и загорают нагишом.

Такой обеденный перерыв здесь называют «отпуск на час». «Часы в Цюрихе идут медленнее, чем в других городах Европы и мира», — замечает соотечественница Николауса, Зильке Нелиг. Если в Германии ей часто приходилось работать и в обеденный перерыв, то в Цюрихе, где она руководит филиалом немецкой фирмы, специализирующейся на маркетинговых исследованиях, она чувствует себя как на курорте. К офису Зильке подъезжает на водном трамвайчике, в обед позволяет себе бокал вина в ресторане на берегу озера. «Швейцарская медлительность анекдотична. Но в наше время, когда фирмы требуют от своих сотрудников 24-часовой готовности, она приобретает совсем другое значение. Работать в Цюрихе — значит гораздо меньше страдать от стресса, чем в любом другом городе мира», – говорит она.

Отдыхает в Цюрихе не только душа, но и глаза. В отличие от германских городов, разбомбленных во время Второй мировой, этого города война не коснулась. Исторический центр с его низенькими домишками и узкими улочками, по которым запрещено движение частного транспорта, отлично сохранился. Но к войне здесь все-таки готовы: под сквером Линденхоф, на месте которого располагался римский замок и где в 1747 году обнаружили надгробную плиту с самым ранним упоминанием города, находится огромное бомбоубежище. Про его размеры местные шутят, что «если случится ядерная война, выживут тараканы, несколько членов американского правительства — и все швейцарцы».

Но самым безопасным городом Земли Цюрих был не всегда. С началом глобализации в 90-е годы центр швейцарской индустрии стало покидать множество фирм, посчитавших, что экономнее будет перенести производство в Китай или Индию. «Цюрих превратился в так называемый «Б»-город, то есть город бедных, безработных, бесперспективных. Молодежь уехала, остались одни старики», — говорит Нат Бехтольд, начальник по связям с общественностью мэрии Цюриха. Конечно, прогулки по цюрихским улицам в те времена не были такими приятными, как сегодня.

Утечку работоспособного населения удалось остановить денежными вливаниями в те области, которые сегодня как раз являются показателями высокого качества жизни — общественный транспорт, жилье, культурная жизнь. От одного до полутора процентов годового бюджета тратится на культуру — это более 80 миллионов франков в год в городе, где живет меньше 400 000 человек. За 20 лет властям удалось опять превратить Цюрих в город креативных и работоспособных — в том числе за счет иностранной рабочей силы. Чтобы они адаптировались как можно быстрее, город предлагает специальные курсы по интеграции — на 16 языках.

Николаусу Штельтеру не нужно посещать курсы, он и так прекрасно адаптировался. Единственное, чего он немного побаивается, — это враждебности швейцарцев по отношению к немцам, весьма распространенный в Цюрихе вид расизма. Но пока — если не считать нежелание некоторых соседей разговаривать на «хохдойч», одинаково понятном всем немецкоговорящим народам, — он с дискриминацией не сталкивался.

Скоро его русская жена Настя и их двое детей переедут в Цюрих вслед за Николаусом. Паре повезло — они нашли квартиру в 90 квадратных метров в самом центре всего за 1400 франков в месяц. «Квартировладелец» — мэрия Цюриха, которой принадлежит 25 процентов жилья в городе. «Наша цель — бороться с непомерным ростом цен на квартиры и сделать центр города доступным для всех слоев населения», — объясняет Нат Бехтольд. Ведь именно из-за дороговизны жилья Цюрих в прошлом году уступил свою позицию самого благополучного города Вене. За такую же квартиру частного домовладельца Николаусу и Насте пришлось бы заплатить минимум 2500 франков.

Поэтому семьи с детьми живут, как правило, на окраине. Но в таком городе, как Цюрих, «окраина» означает не спальные районы без освещения, куда ночью можно добраться только на своей машине, а чистенькие мини-деревеньки, где дети играют во дворах собственных домов и откуда до центра города можно добраться за  двадцать минут на трамвае, воплощении комфорта и пунктуальности. Здесь гораздо дешевле не только аренда, но и коммунальные платежи: большинство домов построены (или реконструированы) по стандарту «минэнерги», то есть минимального количества потребляемой энергии. Для зданий этого типа придуман новаторский архитектурный проект, специальный материал для оболочки здания и система кондиционирования, предотвращающая потерю тепла.

«Минэнерги» — это новый бренд Цюриха, такой же, как банки «ЮБиЭс» или «Кредит Сюисс», чьи штаб-квартиры на Парадной площади символизируют то, на чем основывается благополучие Швейцарии: на деньгах сильных мира сего и нейтральном отношении к тому, каким путем они были заработаны. По технологии «минэнерги» строятся целые кварталы элитных домов и офисов (например, здание «АйБиЭм»), реконструируются правительственные здания. Даже многоквартирные дома, предназначенные под социальное жилье, соответствуют энергосберегающему стандарту.

Например, расположенный на севере города дом-квартал Брунненхоф для многодетных семей, где проживание субсидируется либо правительством кантона, либо цюрихской мэрией. Здания такого типа потребляют энергии менее 38 киловатт на квадратный метр в год, что ниже обычного в три-четыре раза. Благодаря «минэнерги» и использованию альтернативных источников энергии Цюрих занимает высокую девятнадцатую позицию в экосписке «Мерсер» (лидирует канадский город Калгари).

Качество жизни в Цюрихе высоко оценивают не только приезжие, но и сами жители: согласно опросу местных властей в 2009 году, 86 процентов были довольны жизнью в городе. Нат Бехтольд объясняет эту цифру возможностью граждан напрямую воздействовать на жизнь и устройство города. «Книга жалоб и предложений» безупречно выполняет свою функцию в Цюрихе. В мэрию поступает от пяти до пятидесяти жалоб в день. «По мере возможности мы на них реагируем», — скромно замечает Бехтольд. 20 миллионов франков в год тратятся на устранение неполадок, которые отметили граждане в своих обращениях: от неудобно расположенного билетного автомата на автобусной остановке до строительства парковки в центре города.

Короткий путь к решению политических и социальных проблем — особенность швейцарской демократии. Законодательную функцию в Швейцарии выполняет народ, голосуя не только за или против изменений в конституции, но даже принятых парламентом законов. Когда речь идет о высоких бюджетных затратах, последнее слово всегда остается за гражданами. Этой «прямой демократией» швейцарцы гордятся не меньше, чем сырами, банками и шоколадом.

На Парадной площади располагается самый большой в Цюрихе магазин шоколадных конфет «Шпрюнгли». В 1859 году он переехал сюда с Марктгассе, когда первый магазин перестал вмещать всех покупателей. В новом здании кондитерской, соседствующим с главной торговой улицей города Банхофштрассе, вся знать Цюриха собиралась на чашку кофе и кусочек торта. Сейчас фирменные шпрюнглийские конфеты «люксембургерли», напоминающие шоколадный биг-мак, — еще один символ города. Их дарят почетным гостям и главам государств, заехавшим в Цюрих, и просто приносят домой после работы детям.

По большому счету, дарить почетным гостям можно было бы любой продукт с полки цюрихского универсама. Мясо — только местное, в большинстве случаев со знаком «био». Эмменталь не расфасован на много месяцев вперед в фабричный пластик — фермеры привозят к черному ходу круглые головы свежевызревшего сыра. Молоко — скоропортящееся, недавно из-под коровы, пасшейся на ближайшем альпийском лугу (из любой точки Цюриха до натурального леса, луга или поля можно доехать за десять минут). Местного производства мед, хлеб, вино и даже шнапс. Наверное, из-за такого обилия качественной продукции в обычных магазинах первый крытый рынок открылся в Цюрихе только в сентябре 2010 года — под железнодорожным виадуком в модном квартале Цюрих-Вест.

В конце девятнадцатого века здесь гремели станки, крутились поршни, строились корабли. Сейчас здесь опять шумит тяжелая техника: катки прокладывают асфальт, экскаваторы роют фундаменты новых зданий, а старые превращаются в торговые комплексы, жилые дома и офисы. В помещении кораблестроительного завода расположились театр, модный ресторан и джаз-клуб. А под стальными конструкциями бывшего литейного завода можно жить, заниматься спортом в фитнес-клубе, питаться в ресторанах, ходить по магазинам и сдавать рубашки в химчистку. Когда урбанизация надоест — выйти на широченную площадь и улечься на лавке под солнцем, не застланным облаками фабричных выбросов. Замечания точно никто не сделает.

10.01.2013