60-летний ЛМ-47 по прозвищу «Слон» весело грохочет по городским рельсам. Съезжает с Троицкого моста, поворачивает к Летнему саду, едет мимо Михайловского замка. С токоприемника сыплются искры, а из кабины слышен скрежет металлической ручки контроллера, напоминающего гигантскую старомодную кофемолку.

«У этой ручки усилие — четыре-пять килограммов! Вот так и управляю трамваем: одной левой! Рука становится сильная — ух! — кричит водитель Геннадий, седой усатый мужчина за пятьдесят. — Часы видишь? На правой ношу. В этой «кофемолке», ну, в аппарате контроллера, такой ток: любые часы за пару месяцев из строя выходят!»

Правой рукой водитель придерживает колесо штурвала, похожего на яхтенный. Руль, наверно…

«У трамвая нет руля! Он по рельсам ездит. А это тормоз», — хохочет Геннадий.

Действительно, трамваи, как и поезда, поворачивают при помощи стрелок. Сейчас стрелки, как правило, переводятся автоматически, а раньше водителю приходилось выходить и двигать стрелку ломиком.

Когда-то на дорогах дежурили стрелочники. В какую сторону будет поворачивать трамвай, они видели издалека: на лобовом стекле старых трамваев крепилась картонная или жестяная стрелка, указывающая направление поворота. У «Слона» такой стрелки-указателя нет, а у его предшественников была.

Кстати, «Слон» — не единственный трамвай-ветеран, курсирующий по улицам Петербурга. Есть еще «Бреш», «Американка», «Стиляга» и другие электрические трудяги, давно списанные и почти погибшие в отстойниках трамвайных парков, но получившие второй шанс. По выходным они катают горожан, по будням — туристические группы, в том числе иностранные. Желающих прокатиться — море. Люди улыбаются и снимают старинный трамвай на телефоны.

Музей городского электрического транспорта — проект «Горэлектротранса» Санкт-Петербурга. В музее есть экспонаты, которым по 80-90 лет. Часть их восстановили, и они ходят по городу, радуя жителей.

«Трамвай — это образец малой архитектурной формы, — говорит директор музея Кирилл Нюквист. — Когда он исчезает с улиц, люди испытывают ностальгию, не видя знакомых образов. Поэтому наши посетители пожилого возраста умиляются особенно — это те же трамваи, что в детстве!»

По словам директора, история музея началась с момента появления в Санкт-Петербурге первого трамвая в 1907 году. На протяжении всего XX-го века трамваи были неразрывно связаны с историей города.

Первыми в городе появились английские локомотивы фирмы «Браш» (Brush Electrical Engineering Company), в простонародье почему-то названные «бреш», может от слова «брехать», это уже неизвестно. Английские электрические «бреши» потеснили устаревшую конку и омнибусы на конной тяге.

Тогда же впервые стали применять цветные опознавательные огоньки — софиты, чтобы в темное время суток было видно, что за маршрут. Всего использовалось пять цветов: красный, желтый, зеленый, синий и белый. Сочетания из двух цветов иногда повторялись, но использовались в разных частях города. Эта опознавательная система сохранилась до сегодняшнего дня.

Старые трамваи были деревянными. И пол у них тоже был деревянный с набитыми рейками, чтобы счищать снег с валенок. Водитель практически не был отделен от пассажиров кабиной и сидел на маленьком неудобном стульчике, а чаще просто стоял.

Зимой лобовое стекло трамвая запотевало и замерзало. Не помогал даже очистительный дворник, который нужно было дергать за находящуюся в кабине металлическую ручку. Приходилось протирать стекло керосином, намазывать солью или открывать переднее окно, подставляя себя сырому зимнему северному ветру.

Чтобы моторные вагоны не гремели, в редукторы двигателей насыпали обычные опилки, смешанные с маслом. Город отапливался дровами, поэтому в опилках недостатка не было.

Юные безбилетники катались «на колбасе» — сидели на бампере, держась рукой за воздушный тормозной шланг, немного напоминающий ливерную колбасу.

Вагоны часто были переполнены, люди толкались, висели на подножках. Большинство пассажиров были рабочими или приезжими из деревень, непривычными к городской культуре. Именно к ним обращались грозные таблички: «Запрещено курить и плевать». Пассажиры привычно переругивались друг с другом, отчего возникло устойчивое выражение «хам трамвайный».Читать дальше >>>