Жизнь скучна, если в ней нет места подвигу, а даже самому благополучному человеку нужно проверять себя на прочность. По крайней мере, так считают организаторы автопробега «Экспедиция-трофи», раз в год предлагая желающим на две недели променять теплые квартиры и уютные офисы на заснеженное бездорожье, бессонные ночи за рулем, огонек спутникового навигатора и бутерброды с колбасой.

В этом году гонка началась в Архангельске – на 20-градусном морозе команды штурмовали валы из спрессованного снега, построенные прямо на замерзшей Северной Двине. Несмотря на крутизну валов, все более или менее справившиеся с заданием отправились на маршрут. Первой остановкой была станция Плесецк, где командам нужно было дождаться поезда с организаторами и поставить отметки о прохождении задания. В свете фар прямо на капотах «тойот» и «рэнж роверов» разложили колбасу, хлеб и сырки. Жаль, так и не довелось купить в Архангельске знаменитые козули – раскрашенные глазурью ржаные пряники в виде животных.

На следующее утро в Великом Устюге, на родине Деда Мороза, светило солнце. 12‑летний Серега, катавшийся на коньках на городском катке, не сомневался: Дед Мороз жил в его городе всегда. На вопрос, как жизнь, он поднял большой палец и, помолчав, добавил: «…Только по ночам не ходите – панки». А у самого синяк под глазом.

Великий Устюг похож на большую деревню со старинными церквями. В местных газетах рядом с объявлениями о продаже сканеров и стиральных машин предлагали купить ружье охотничье, баян или сено луговое, а также продать шкуры куницы и рыси.

Участники пробега должны были пробить бруствер из рыхлого снега и проехать через лес. За этим следили сотрудники аварийно-спасательной службы, переодетые дедами морозами. Одного из  них звали Сергей, он переехал в Великий Устюг из Котласа и живет здесь уже шесть лет. Быть спасателем-«Дедом Морозом» его работа, но от рекламы главного великоустюгского Деда он не в восторге: «Из-за туристов цены в городе задрали! Все дорого! Туристы приехали и уехали, а нам здесь жить!»

Гонщики тем временем успели застрять в снежном валу. В отличие от Архангельска, снег здесь мягкий, по нему так просто не проедешь. Но вот первая машина пошла в лобовую атаку и со второй попытки пробила насыпь. Некоторые пытались последовать этому примеру, но успеха достигли не все.

Команда, с которой я продолжал гонку, называлась «Гуси-лебеди» из Владимира. Основанием для такого названия были позывные машин. Один внедорожник – «белый», второй – «серый», хотя после перекраски в цвета «Экспедиции» обе машины были оранжевые. «Моей» команде удалось прорваться через снег и участок леса, впереди был дли-и-инный четырехдневный перегон до Томска с остановкой в Тобольске.

Нелегко несколько дней подряд сидеть на заднем сиденье автомобиля... Сначала участники экспедиции порывались даже питаться не выходя из машины, чтобы экономить время. Но чай в термосе и хлеб с колбасой быстро надоели, тем более что в придорожных кафе можно было купить вполне приличные пирожки по пять рублей – цены, далекие от московских.

К «точкам культурной навигации» на маршруте относились в основном родники или колодцы с так называемой «святой водой». Эти родники находились, как правило, возле храмов. Если бы можно было считать посещение святых родников паломничеством, то у команд был бы шанс за очень ограниченное время заслужить расположение небесных сил.

Командам предстояло пройти весь маршрут (около 15 000 километров), сфотографироваться возле максимального количества «культурных» точек, обогнать других участников и при этом, что очень важно, не нарушать правил дорожного движения.

За выполнением последнего условия пристально следили «романтики с большой дороги» в светоотражающей форме инспекторов ДПС. В Тюменской области концентрация инспекторов оказалась велика даже по российским меркам – машины останавливали чуть ли не через каждый километр.Читать дальше >>>