Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Душа Норвегии

Путешествуя по этой сказочной земле, замечаешь, как ее жители любят свою страну и в какой тесной связи с природой живут
текст: Андреас Лести
Харди Мюллер

Это эпохальное полотно не умещается в раме, выходит за ее пределы, меняется в зависимости от положения солнца на небе. Вид с норвежского горного плато Мефьель через квадратный проем в каменном кубе кажется нарисованным: на переднем плане — луг, за ним — озеро, ледяное поле, скала и гряда облаков на фоне алеющего заката. Но стоит сделать шаг назад, как картина раздвигается за рамки и оживает. Ветер гонит по небу облака; солнечные лучи окрашивают гору в разные тона.

Эту каменную раму размером три на три метра — окно в страну фьордов — установил скульптор Кнут Вольд; сразу на вершине перевала через горный массив Согнфьель, рядом с обзорной площадкой и туалетными кабинками. «Конечно, пейзаж хорош и без каменной рамки, — говорит скульптор, — но когда смотришь на природу сквозь скульптуру, она придает ему художественное обрамление и новый смысл».

<quote>С этого проекта в Норвегии стартовала программа «Национальные туристические маршруты», охватывающая 18 трасс. В разработке участвовали художники и архитекторы, их творения призваны придать новое измерение пейзажам. На карте этих маршрутов — не только горные перевалы, мосты и туннели, но и обычные автостоянки, на которых даже урны изготовлены по эскизам известных дизайнеров.</quote>

Кнут Вольд — элегантный голубоглазый мужчина. С первого взгляда ясно: этот человек совмещает в себе силу каменотеса с деликатностью художника.

Еще в середине 1990-х, когда в Норвегии возникла идея «национальных туристических маршрутов», он задался вопросом: «Как вписать произведения искусства в ландшафт?» Кнут вырос в норвежском городе Хамар, учился в Берлинской высшей школе искусств. Скульптура на плато Мефьель стала его пробным камнем, первой попыткой «вживить» в ландшафт искусственный объект. Там, где природа сотворила монументальный шедевр, от художника тоже требуется размах. «Нужен был большой камень, какого не найти в горах. Поэтому камень для скульптуры везли из каменоломни в Ларвике», — рассказывает скульптор.

Но через перевал можно было перевезти груз максимальным весом 42 тонны. Кнут Вольд выбрал гораздо более тяжелый камень, вырезал из него середину и перевез сюда, на самый высокий горный перевал Скандинавии. Чем выше поднимаешься по этой дороге, тем нереальнее кажутся серебристо-серые скалы.

Путешествуя по норвегии, на каждом углу замечаешь, насколько жители этой страны любят свою природу. А после двойного теракта, потрясшего страну 22 июля этого года, эта любовь только усилилась. Фьорды и горы, пустынные пейзажи создают иллюзию уединения, обособленности, оторванности от остального мира. В Норвегии часто можно увидеть людей, быстро шагающих по горным кручам с маленькими детьми в переносках на спине. Но эти суровые, просторные и кристально чистые пейзажи уже давно привлекают не только праздных туристов.

Они вдохновляют людей на дерзкие эксперименты — будь то создание произведений монументального искусства, разработку модных коллекций или... прыжки с парашютом.

Там, где норвежский рельеф ощетинился горными пиками, живет Хейди Лерен. Ее родной город Ондалснес стоит на берегу Ромсдальсфьорда, в начале горной Дороги троллей, под сенью тысячеметровой Стены троллей — самой высокой отвесной скалы Европы. Дорога вьется зигзагами среди скал по склону горы, похожая на неровные серые стежки. По скальным уступам с шумом низвергаются водопады, на крутых поворотах лежат ледниковые валуны высотой с дом, по небу плывут клочья облаков. Здесь может показаться, что ты попал в мир трехмерной компьютерной анимации из фильма «Аватар». Мир, в котором сам бог велел летать по воздуху. Хейди Лерен — на вид скромная девушка. Но за последние десять лет она совершила со здешних скал около четырех сотен прыжков, экипированная в «уингсьют» — специальный костюм-крыло, яркий, похожий на плащ Бэтмена и укомплектованный парашютом. Хейди увлекается «бейсджампингом», то есть прыжками с парашютом с неподвижных объектов. В районе Ондалснеса есть десять отвесных скал с площадками, пригодными для прыжков. Здесь считает своим долгом побывать каждый уважающий себя «бейсджампер».

«У нас в стране такими прыжками занимаются всего пять девушек», — не без гордости говорит Хейди. Мы уже поднялись на верхнюю точку перевала и шагаем по новым, идеально вписанным в ландшафт мосткам с хромированными перилами. Конструкция из бетона и стальных листов с налетом ржавчины ведет к обзорной площадке.

«Когда прыгаешь с вершины Стигботтхорн, пролетаешь в свободном падении всего в нескольких метрах от обзорной площадки и видишь лица туристов, — говорит Хейди. — Благодаря новому костюму-крылу бейсджампинг фактически стал горным планеризмом. На каждый метр свободного падения мы пролетаем три метра и поэтому можем планировать на большие расстояния, прежде чем раскрываем парашют».

Кемпинг у подножия Стены троллей принадлежит ее родителям. Въезд закрыт шлагбаумом, который поднимают в девять часов утра. Раньше Хейди часто помогала родителям. «Однажды я прыгнула со скалы утром до открытия кемпинга», — рассказывает она. Без пяти девять спортсменка стояла на 1000-метровой вершине и смотрела, как внизу выстраиваются в очередь машины. И прыгнула. «Через две минуты я приземлилась перед кассовой будкой, собрала парашют и открыла шлагбаум. Никогда не забуду ошарашенные лица водителей!»

Хейди 32 года. Она серьезная деловая женщина — директор бюро графического дизайна в Ондалснесе. Жители ее родного города часто говорят ей: «Раз ты решила заняться бейсджампингом, значит, это не так уж и опасно». На это Хейди отвечает: «Если бы люди не пытались переступить границы привычного, мы бы до сих пор жили в каменном веке».

<quote>Опасность прыжка зависит от самого спортсмена. По сути, в спорте действует тот же принцип, что и в бизнесе: разумный риск. Но пора прыгать.</quote>

Хейди поправляет костюм — и ныряет в пропасть. Какое-то время сверху видно, как она, раскинув руки и ноги, парит над скалами и лесом в сторону реки. Метрах в ста над землей она раскрывает парашют, резко зависает в воздухе и, выписав три виража над долиной, приземляется точно на парковке. Хейди Лерен — типичная представительница деловой Норвегии: молодая, профессиональная и немного бесшабашная.

Когда трясешься по ухабистой дороге  на подъезде к долине Вальдаль, ожидаешь увидеть палаточный городок, но никак не отель Juvet Landscape. В излучине реки Вальдёла стоят посреди березняка семь дизайнерских деревянных бунгало, поразительно гармонирующих с ландшафтом.

Кнут Слиннинг ждет гостей у входа в дом. Бывший торговец недвижимостью похож на туриста: загорелый, жилистый. Ему 65, но выглядит он лет на двадцать моложе. «В это место я влюбился 25 лет назад», — говорит он и показывает на реку со скалистыми островками. Перед ней простирается луг, а за ней высятся горы. С первого взгляда понятно, чем его заворожил этот пейзаж. Тем более что на закате в лучах низко висящего солнца он кажется еще волшебнее.

«Сначала я купил себе коттедж на холме», — рассказывает Кнут. Пять лет назад, когда он приобрел еще и фермерский дом, у него возникла идея создать отель. «Я никогда не занимался гостиничным бизнесом, — говорит он. — Но иногда нужна безграничная наивность, чтобы воплотить идею в жизнь».

В бунгало пахнет дровами. Пол застелен темным ковром, в нише стоит кровать, еще есть стол с лампой и дизайнерское кресло. «Я сделал все это своими руками, когда мне надоело ночевать в палатке», `— объясняет он. Достаточно взглянуть в огромные окна, чтобы понять, что он имеет в виду. Здесь, не выходя из дома, чувствуешь себя посреди природы.

Скалы с мхами, заросли папоротника, растрепанные березы и бурлящая река кажутся такими близкими, такими осязаемыми и вместе с тем эфемерными, как «живые» компьютерные обои с лесным пейзажем. Тот, кому посчастливится остановиться здесь на ночлег, проснется утром в полной тишине. И первым, что он увидит, будут капли на листьях, росистые луга и клубы облаков, скопившихся между горами.

Небо в Норвегии редко бывает голубым и ясным. Но благодаря этому создаются поразительные природные спецэффекты. В лучах света, падающих под самым неожиданным углом, водная гладь фьордов как по мановению волшебной палочки превращается в горячий шоколад. И может показаться, что сквозь нагромождения облаков брезжит где-то вдали финальная сцена «Гибели богов» Вагнера.

Начинается короткий ливень. За считанные минуты склоны гор покрывает извилистая сеть ручьев, придавая им сходство с картой норвежских фьордов. 

В верховьях фьорда Гейрангер, который многие считают самым красивым в Норвегии, у его левой излучины на краю Орлиной дороги повисло над обрывом еще одно творение архитекторов. Обзорная площадка «Орнесвинген» представляет собой бетонную платформу, с которой стекает и низвергается в пропасть горный ручей. Отсюда видны правая излучина фьорда и его конец, где на рейде поселка Гейрангер стоят на якоре три круизных судна. Череда туннелей ведет отсюда к фьорду Утвик и городку под названием Стрюн.

Здесь вдоль берегов реки и фьорда выстроились в ряд пестрые домики, бары и магазины. В Стрюне родились Педер Бёрресен и Симен Стольнаке, создатели норвежского бренда модной одежды Moods of Norway. Симен какое-то время жил на Гавайях, Педер  в Австралии. Теперь оба поселились в Осло. Но время от времени возвращаются в Стрюн, где пять лет назад открыли свой первый «ультрамодный» бутик. «За границей мы поняли, что Норвегия очень экзотическая страна», — говорит Педер. И без слов ясно, что они имеют в виду и себя самих, и свою моду — броскую, пеструю, вдохновленную красотами фьордов. В их последней коллекции есть и мужские костюмы в цветочек, похожие на цветущие луга, и пуховики, напоминающие клубы облаков, и шерстяные платья, бело-голубые, как ледники. Это одежда не просто копирует пейзажи, она создана именно для жизни среди этой природы.

«Норвегию мало знают в мире», — говорит Педер. Сами они стремятся пропагандировать культуру своей страны. И для этого привносят в свои модели «национальный дух»: украшают рукава рубашек серийными номерами трактора, изображают схему движений народного норвежского танца на обувных стельках и бабушкины рецепты приготовления вафель на футболках. Да и сами они — воплощение норвежского колорита: два ухмыляющихся тридцатилетних чудака, в одежде собственного дизайна, с блестящими золотыми часами, в ярко-синих рубашках и розовых свитерах. Впрочем, внешность обманчива. Эти весельчаки управляют успешной международной компанией с филиалами в Швеции и США. Но для них главное не это. «Мы хотим, чтобы наша одежда вдохновляла людей на то, чтобы приехать в Норвегию», — говорит Симен.

<quote>В Норвегии почти каждая узкая горная дорога продублирована туннелями. Самый длинный из них — 24,5-километровый туннель между Лердалом и Эурландом. Оттуда рукой подать до Эйдфьорда, где как раз строится еще более дорогое сооружение — вантовый мост через фьорд Хардангер. Вершины его береговых пилонов теряются в тумане. Эти 186-метровые опоры будут самой высокой конструкцией в стране. А сам мост длиной 1380 метров станет одним из самых больших в мире.</quote>

Норвегия — очень фотогеничная страна. Это знает Метте Тронволь, фотохудожница, живущая на горном плато Хардангервидда.

Дорога на плато петляет среди каменных глыб. Короткая передышка у водопада Вёрингфосс высотой 182 метра. Уже проглядывают округлые, отшлифованные ветром горные вершины. Низко стелятся облака. На берегу озера лежат красные гребные лодки. Идеальная картинка для обложки скандинавского детектива.

Тронволь родилась в Тронхейме, семнадцать лет прожила в Нью-Йорке и Берлине, год назад вернулась на родину, чтобы снимать норвежские пейзажи. Она живет в маленьком домике у реки, на краю поляны, где в утреннем тумане собираются лоси. «Здесь прямо с порога попадаешь в дикую природу, это заряжает энергией», — говорит она, пока мы взбираемся по склону через заросли карликовых кустарников, брусники и травы.

Пожив за границей, Тронволь критически оценивает ситуацию на родине. «Одних нефтедолларов мало», — говорит она.

«Норвежцы сильно продвинулись в науке и технике, но культура — не их конек». Трудное восхождение продолжается. Стоит добраться до вершины, как за ней обнаруживается следующий подъем. «Меня интересуют не горные вершины или водопады. Камера вообще-то зорче глаза. Но, чтобы найти неизведанные укромные уголки, нужно хорошо знать местность». Под ногами чавкает мох. И Тронволь говорит, с трудом переводя дыхание: «Я хочу прочувствовать эту природу, только тогда я смогу ее отобразить».

Наконец мы достигаем самой вершины. Может быть, здесь есть точки и повыше. Но на таких просторах это уже неважно. «Природа — это душа Норвегии», — говорит Метте Тронволь. Стоя здесь, с ней невозможно не согласиться.

10.10.2011