У Анри Негреско было два неоспоримых достоинства. Он с детства прекрасно играл на скрипке — этому он научился у цыган, развлекавших гостей отцовского трактира под Бухарестом, и знал множество языков. Языки Анри выучил, когда сбежал из дома и отправился кочевать с цыганскими музыкантами по Европе. В 1883-м в возрасте 15 лет он добрался до Франции. Играл на скрипке в одном из парижских ресторанов, работал портье в гостинице, где быстро дослужился до метрдотеля. После чего владелец отеля, господин Эльдер, предложил молодому полиглоту стать партнером по бизнесу и наладить работу его гостиницы в Лондоне.

В 1893 году Анри Негреско вернулся во Францию, имея небольшое состояние, позволившее ему купить дом на Лазурном берегу, и, что важнее, репутацию успешного делового человека. Городские власти Ниццы не побоялись доверить 25-летнему Негреско управлять своим главным источником дохода — знаменитым Муниципальным казино.

Посетителями казино в Ницце — к началу XX века курорт стал популярен во всем мире — были богатейшие люди Старого и Нового Света. Негреско легко находил с ними общий язык. Он был лично знаком с Рокфеллерами, Вандербильтами, дружил с одним из пионеров французского автомобилестроения Александром Дарраком. Последний был большим чудаком. Он владел третьей по размеру автомобильной компанией Франции и при этом ненавидел автомобили: ни разу в жизни не сидел ни за рулем, ни даже на месте пассажира.

В 1912 году Анри Негреско, купивший участок земли на набережной Ниццы, на котором собирался построить небольшой отель, по-дружески попросил у Даррака взаймы. Тот в ответ сделал предложение, от которого Негреско не смог отказаться. Даррак сообщил, что с радостью продаст свою компанию и боль шую часть вырученных денег готов вложить в «Негреско» при условии, что это будет лучший в мире отель.

Проект заказали самому модному в то время архитектору — Эдуарду Ниермансу. Этот живший во Франции голландец, работавший в стиле «белль эпок», прославился как автор «Палас-отеля» в Мадриде, а также зданий кабаре «Фоли Бержер» и «Мулен Руж» в Париже. Однако Ниерманс смог приступить к работе лишь в 1911 году — среди многих проектов, которыми он был занят в то время, было и строительство шоколадного магазина Кохлера в Москве.

Втроем Негреско, Даррак и Ниерманс объехали почти все европейские столицы, буквально с сантиметром в руках исследуя лучшие отели того времени. Для нового отеля на 450 номеров был выбран «стиль Ритц», разработанный в 1898 году архитектором Карлом Мевесом. В роскоши же внутреннего убранства ему не должно было быть равных.

Открытие «Негреско», намеченное на ноябрь 1912 года, состоялось лиш 4 января 1913-го. Впрочем, некий американец по фамилии Герни, забронировавший номер заранее, уговорил Анри Негреско разрешить ему справить Рождество в еще не открывшемся отеле.

На приеме по случаю открытия «Негреско» присутствовали представители семи европейских королевских фамилий. Гостей поразили не только дорогая мебель работы Поля Дюма, фрески Жан-Поля Жерве и Ипполита Люка, гигантский стеклянный купол, сооруженный Гюставом Эйфелем, и огромный ковер, стоивший 300 тысяч франков золотом, что составляло десятую часть стоимости строительства отеля (позднее к этой роскоши добавилась еще и хрустальная люстра, заказанная перед Первой мировой войной Николаем II, но так и не выкупленная им).

Технические новинки, использованные в отеле, вызывали не меньший восторг. В каждом номере была пневмопочта и телефонный аппарат, электрическое освещение с выключателями на стене — тогда это тоже было в новинку. Кроме того, комнаты обогревались паровыми батареями, воздух очищался встроенными в стены и по-толки пылесосами, а вода дезинфицировалась ультрафиолетовыми лампами.Читать дальше >>>