Особый менталитет жителей Кампаньи определяется соседством с Везувием: одной рукой вулкан уничтожает города, другой наделяет окружающие почвы редким плодородием. Плодородны они в понимании не только селян, но и археологов, которые высвобождают из-под векового слоя пепла целые города с мумифицированными жителями, нетронутыми мозаиками, неразбитой утварью.

Город Геркуланум стоял законсервированным с 24 августа 79 года: его, вместе с Помпеями, накрыло внутренностями Везувия — пеплом, магмой, осколками горной породы. Поверх окаменевшей лавы вырос новый город — Эрколано, который стоял себе в неведении, пока в 1710 году какой-то крестьянин по имени Амборджо Нучерино, роя колодец, не наткнулся на руины древнего театра. Тем самым он доказал, как просто остаться в истории Италии — надо просто копать глубже.

Жилые дома, растущие ярусом выше раскопок, отличаются от доисторических развалин только по развешенному за окнами цветастому белью. Жители современного Эрколано бросать насиженные места отказываются, поэтому самое интересное археологам раскопать не удается. Но за 11 евро можно прогуляться между отвоеванными у пепла и современной застройки «домом со скелетом», «домом с оленем», «базиликой»…

Летом на улочках будет не протолкнуться от желающих потрогать шершавую стену, которой две тысячи лет. А сейчас, поздней весной, основная «муравьиная» масса — это школьники. Дети обсуждают увиденное, фотографируют, делают заметки в блокнотах, останавливаются напротив группы рабочих-реставраторов, делающих загадочные пассы руками над мозаикой. Рабочие сначала игнорируют их, а потом сдаются и начинают делать то, что итальянцы любят больше всего — шоу.

Они изображают целый научный консилиум, с усердием протирая и обсуждая кусочек камня, к вящей радости маленьких зрителей. Рядом с раскопками в Эрколано открыт Виртуальный Археологический музей — торжество современных технологий. Среди эфемерных экспонатов — голограммы вилл, с которых можно своей рукой «смахнуть» вековые наслоения, и тогда появится исходное помещение с фонтанчиком, журчащим настолько правдоподобно, что из него так и тянет испить. В трехмерной проекции «свежеоткопанная» статуя кажется реальной, как и вышагивающая за ее спиной голографическая свита древнего геркуланумского вельможи

Впрочем, в Кампаньи интересны не только «мертвые» города. Живые привлекают туристов со всего света не меньше. О Сорренто мало говорят, но много поют. В основном о том, как сюда хочется вернуться. И желательно, со своей возлюбленной. Город горделиво возвышается над ревущим морем, и у местных жителей в крови высокомерие древнеримских патрициев. Дорожка к гранд-отелю «Эксельсиор-Виттория», стоящему на центральной площади Тассо, ведет через городской сад. У кованых высоченных ворот вырастает швейцар в ливрее. «Вы в сад?» — вежливо спрашивает он. Нет, в  отель. «Пройдите через сад!» — величаво взмахивает он рукой. Швейцары и официанты здесь не обслуживающий персонал. И если кто-то из них не знает английского, то это ваша проблема. Его территория, его правила. Об этом стоит помнить и не путать обостренную гордость с невоспитанностью.

Средиземноморский сад, где некогда стояла вилла императора Августа, от которой остались только трепетно хранимые колонны, — одно из немногих мест в городе, где не слышно музыки и песен. Здесь сначала глохнешь от тишины, а потом оказываешься в объятиях цветочных запахов и звуков: чириканье птиц, шуршание лепестков роз, мягкая поступь котов, которые состязаются в важности с официантами и швейцарами. Справа — мост с гроздьями туристов на нем, под ногами ввинчивается вглубь узкая дорога, по которой важно покачивают боками автобусы и журчат скутеры. А впереди — утопающие в цветах террасы. С них открывается дивный вид на Неаполитанский залив и такой безопасный отсюда Везувий, возвышающийся над линией моря.

Вокруг зеленого массива, в крошечных торговых переулках шляпки продаются в одной лавке с макаронами, а с магазинами, торгующими кожаными сумками, соседствует приход евангелистов: дверь открыта, и на доносящиеся оттуда протяжные песнопения накладывается речитатив уличного торга «Quantо costa? — Troppo caro. — Fammi un scontino» («Сколько стоит? Слишком дорого. Сделай мне скидочку»).Читать дальше >>>