Я работаю над проектом Big Melt («Большое таяние») — фотографирую наглядные свидетельства того, как глобальное потепление меняет облик Земли. Этот проект — моя самая большая «фотографическая» мечта. Восточная Гренландия — лишь небольшая, но пока что самая трудоемкая часть проекта.

Меня часто спрашивают, рискую ли я жизнью ради своих снимков. Когда фотограф высовывается из летящего вертолета, со стороны это и впрямь может показаться опасным. Но ведь я всегда пристегнут специальным ремнем, так что никакого особого риска в этом нет. Конечно, если в полете вдруг случится поломка, и нам придется экстренно приземлиться, то мы будем предоставлены лишь самим себе. Все восточное побережье Гренландии обслуживают только два вертолета, так что быстрой помощи ждать неоткуда. Но такого рода опасности меня вполне устраивают.

Гораздо больше в Восточной Гренландии я боялся того, что не сумею добраться до тех мест, которые хотел сфотографировать. Пилоты и сотрудники авиакомпаний, срывавшие все договоренности, просто сводили меня с ума.

«Эйр Гринланд» владеет монополией на воздушное сообщение в Гренландии, и я на себе почувствовал все «прелести» этого обстоятельства. Например, нужно было заранее сообщать, в какие дни я полечу на съемку. Это полный абсурд, учитывая, что я не Господь Бог, а фотографировать могу только при ясной погоде. Я внес предоплату в размере 34 000 евро, но все равно оставался на правах просителя, потому что полоумный фотограф для пилота куда менее важный клиент, чем ученые или сотрудники нефтяной компании «Статойл» (которые, впрочем, нуждались в его услугах точно так же, как я). С учеными и нефтяниками мы встретились в местечке Констебль-Пинт — оно служило им перевалочным пунктом по дороге в лагерь или к буровой установке, а для нас — отправной точкой полетов. Эта в высшей степени унылое обиталище состояло из одного ангара, четырех складских помещений и двух бараков. Нам выделили один из бараков, где мы с моим ассистентом дни напролет ждали хорошей погоды. Из комнаты с двухъярусной кроватью мы выходили только затем, чтобы поесть и прогуляться до сходней, у которых раз в год швартуется судно снабжения. В подобных ситуациях я перехожу в режим «ожидания»; читаю романы или научную литературу.Но это были еще «цветочки». Ведь сразу по прибытии пилот вертолета сообщил, что наши основные цели, фотографами практически неизведанные — фьорд Короля Оскара и фьорд Кайзера Франца-Иосифа, — находятся на недосягаемом для вертолета расстоянии. А недосягаемым это расстояние было лишь потому, что пилот отказывался лететь на склад горючего, располагавшийся где-то на севере, чтобы дозаправиться. «Керосин там слишком старый, может повредить турбины», — объяснил он. Вероятно, его опасения не были лишены оснований, но примириться с ними я все равно  не мог.

В конце концов мы нашли компромисс: с 250 литрами керосина в баке мы отправились к самому южному рукаву фьорда Короля Оскара. Поездка в Гренландию оказалась не напрасной:  кое-что я все-таки увидел и сфотографировал. Снимки, которые вы видите на этих страницах, дают лишь слабое представление о грандиозном великолепии тамошней природы. geo_icon