Ирина Кронидовна, как ЮНЕСКО реагирует на нарушения конвенции о всемирном наследии в Ярославле?

Союз архитекторов несколько лет боролся против строительства Успенского Собора в центре города. Мы писали в правительственные инстанции, в органы исполнительной и законодательной власти, но строительство собора не остановилось. Собор был воссоздан в чудовищных размерах, совершенно не соответствующих храму, взорванному коммунистами. Я с 2009 года езжу на сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. И практически каждый год центр Ярославля выносится на рассмотрение комитета как проблемный.

ЮНЕСКО много раз говорило нашему правительству, что не нужно строить Успенский Собор и что в связи с этим строительством Ярославль окажется в позорном списке «Наследие в опасности». Попадание в этот список означает, что Россия не сберегает центр Ярославля для всего человечества. А мы это обязаны делать, в соответствии с нашими международным обязательствами.

В Севилье в 2009 году был поставлен вопрос о полном исключении Ярославля из Списка всемирного культурного наследия, но в конце концов нам дали один год на исправление ситуации. Через два года в Париже дошло до того, что российская делегация была удалена из зала заседаний при обсуждении Ярославля. Уже тогда появились наметки громадной колокольни у Успенского собора. И всем стало понятно, что исторический центр города уничтожается буквально на наших глазах.

А что, если город все-таки окажется в списке «Наследие в опасности»?

Это позор для страны. С другой стороны, такое решение может повлиять на городские власти. Так случилось, например, с Баку: ЮНЕСКО пригрозило городу исключением из списка, и мэрия исправила нарушения. Так что вполне может быть, что этот «последний звонок» может помочь спасти город. Тем более, что два года назад президент подписал указ о признании центра Ярославля «достопримечательным местом федерального значения».

Но колокольня-то все равно строится. То есть ситуация не улучшается?

Нет. Потому что статус «достопримечательного места» предполагает, что место сохраняется, но в нем можно строить в соответствии с регламентами. Ярославцы считают, что предложенные к утверждению регламенты «добьют» исторический центр. Если министерство культуры утвердит их, может стать реальным тотальное застраивание центра. Вы только представьте себе — массовое строительство в зоне ЮНЕСКО!

В проекте новых регламентов достопримечательного места нет механизмов сохранения силуэта города, основных визуальных направлений, панорам и видов, системы открытых городских пространств. Никак не охраняется уникальный природный ландшафт центра города: рельеф бывшего Медведицкого оврага на границе Земляного города — ландшафт стадиона «Спартаковец», Волжский спуск, а также Красный съезд, Флотский спуск и исторические площади.

Когда у Ярославля появится главный архитектор?

Никто не знает. Губернатор намеренно откладывает это решение — удобно, когда у города нет архитектора. Спросить не с кого, за городом никто не следит.

Почему у нас такая беда с надзором за памятниками ЮНЕСКО?

В 2006 году после очередной реорганизации министерства культуры из законодательной базы исчезли все нормативы сохранения объектов ЮНЕСКО. У нас больше ими никто не занимается, кроме комиссии по делам ЮНЕСКО в МИДе. По всей стране строительное лобби наступает на охранные зоны архитектурных памятников и урезает их в интересах нового строительства. Администрации городов утверждает жуткие градостроительные регламенты. Такая ситуация в Санкт-Петербурге, в Пскове, в Ярославле... Рано или поздно ЮНЕСКО выбросит многие наши объекты из Списка всемирного наследия.

Почему же тогда ЮНЕСКО до сих пор столь великодушно?

Потому что наши дипломаты отлично работают. В результате дипломатических интриг на заседании ЮНЕСКО в 2012 году Санкт-Петербург вообще не рассмотрели, хотя делегация из Петербурга очень ждала этого вопроса и готовилась к нему. А меня просто не пустили на заседание, которое проходило в Санкт-Петербурге.

Вам не угрожали?

Раньше угрожали. Когда я везла решение ЮНЕСКО по поводу строительства Охта-центра (новая штаб-квартира «Газпрома») на заседание в Санкт-Петербурге, мне звонили и требовали, чтобы я сошла с поезда в Твери, иначе, мол, не доеду. Я доехала.

Чем ситуация с объектами ЮНЕСКО в России отличается от других стран?

В России дикая ситуация. Любая страна борется за свой объект, чтобы попасть в список ЮНЕСКО. Потому что как только ЮНЕСКО берет малюсенький памятник под охрану, у города появляется всемирно-признанный товарный знак, приезжают туристы. Не надо из такого города уезжать в столицу на заработки, у всех есть работа — переводчики, гиды, водители, продавцы. Люди чувствуют, что живут в прекрасном древнем городе, которым надо гордиться. А у нас всем правит стремление к сиюминутной наживе.

Союз архитекторов провел множество конференций по вопросам нарушений на объектах ЮНЕСКО, особенно в Ярославле. Нас спрашивают, зачем вы так бьетесь, вы же даже не ярославцы? А мы бьемся в первую очередь за престиж нашей страны. Мы бьемся за преемственность поколений через сохраненное наследие мирового уровня. И мы победим! geo_icon