Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Деревенская столица Европы

текст: Елена Соболева

«Амстердам – самый свободный город на свете», – уверен индиец Бхарадвадж Гадепалли, владелец сигаретного киоска на перекрестке площади Дам и улицы Рокин, в самом центре города, в двух шагах от королевского дворца.

35-летний брюнет живет в Амстердаме уже четвертый год и не устает удивляться свободным нравам и открытости жителей города. Его восхищает не только и не столько то, что в Амстердаме позволено запрещенное почти везде в мире: легкие наркотики и проституция. Главное, говорит он, что «люди здесь говорят в лицо то, что думают. В большинстве стран Европы такое поведение считается грубым, а мне оно напоминает Индию».

В подтверждение его слов в киоск входит пара: он – черный как ночь нигериец, она – тонколицая и приветливая кореянка. Он требует зажигалку и трубочку для курения гашиша. «Какой сегодня чудесный день!» – начинает светскую беседу Бхарадвадж. «Врешь, приятель, паршивее некуда. Вон тучи какие с утра!» – парирует посетитель. Индиец расплывается в улыбке и радостно кивает мне: вот видишь?

Любимое место Бхарадваджа в Амстердаме – район Йордан с его чуть старомодной, слегка провинциальной атмосферой. Находится он к северу от центральной площади Дам с королевским дворцом. Невероятная теснота домов, построенных в XVI-XVII веках, до сих пор диктует жителям района особые привычки: они выносят на улицу стульчики и проводят время, сидя у дверей, почитывая книжку, почесывая кошку или просто глазея на прохожих.

В узких каналах у многих йорданцев стоят на причале лодки – в хорошую погоду на них непринужденно выпивают и закусывают. А праздничная суета, создаваемая туристами в любое время суток, контрастирует с неспешным течением воды в каналах.

 

«Голландия напоминает мне Японию», – признается 68-летний Акиро Ошима, шеф-повар японского ресторана в самом высоком общественном здании города – 23-этажной гостинице. «Голландия, как и Япония, маленькая страна и учится у остального мира, перенимая все самое лучшее. Например, продукты. В отличие от французов и англичан, которые предпочитают свои собственные товары, голландцы охотно импортируют: свежую рыбу – из Норвегии, фрукты – из Греции, моллюсков – из Туниса».

Когда в 1971 году 29-летний Акиро Ошима приехал в Амстердам, голландцы «ели один картофель», а про суши и слыхом не слыхивали. Сегодня во всей Голландии двести японских ресторанов, 40 из них в Амстердаме.

Открытость новому и необычному проявляется и в человеческих отношениях. «Я учил английский по лингафонному курсу и до сих пор говорю с ошибками. Но голландцы настолько вежливы, что никогда не поправляют меня. Не то что в Англии, где пограничник в аэропорту сказал мне, что я должен был лучше выучить язык, – говорит Акиро Ошима. – Япония – одна из самых свободных стран на свете. Там нет диктата государства, разрешена коммунистическая партия, и вообще, каждый делает, что хочет. Но Голландия – еще свободнее. Я не променяю Амстердам ни на один город мира».

 

Сельский уют и провинциальность соседствуют здесь с шумной ночной жизнью и самыми откровенными развлечениями. Любимое место японского шеф-повара – Амстелпарк на окраине города, тихий парк на берегу реки Амстел. Часть парка поддерживается как ботанический сад с редкими растениями, некоторые деревья подстрижены, как в Версале, – квадратами и шарами.

«Мы с женой любим гулять здесь, особенно когда распускаются тюльпаны. Цветение тюльпанов в Голландии – это как цветение сакуры в Японии. На него едут посмотреть туристы со всего мира», – говорит Акиро Ошима.

В XVII веке тюльпаны в Голландии были чем-то вроде драгоценных камней, одна луковица какое-то время стоила, как целый дом. Отголоски той тюльпановой «мании» чувствуются в парке Кёкенхоф на окраине Амстердама, в местечке Лиссе. Кёкенхоф – это выставка тюльпанов под открытым небом. На территории в 32 гектара растет больше 500 видов тюльпанов, всего семь миллионов цветов! В прошлом году здесь побывали более 800 000 человек со всего мира. Неплохая посещаемость для парка, который открыт всего два месяца в году: с середины марта до середины мая. Ведь один цветок тюльпана цветет не больше трех недель!

Для знакомства с огромным парком всем желающим выдают велосипед. На велосипедах мы катимся вдоль бескрайних полей, засеянных тюльпанами. Как разноцветные ленты в косах красавицы, тюльпаны ровными рядами уходят за горизонт: красные, розовые, желтые. И даже почти черные, редкого сорта «Королева ночи». Трудно поверить, но крошечная Голландия отвечает за две трети мирового оборота цветочной индустрии, продавая на экспорт десять миллиардов цветов и цветочных луковиц в год.

Моя компаньонка по велосипедной прогулке Марике Кувенхофен тоже любит парки. Марике – инструктор по йоге. Она родилась в Гауде, жила в Роттердаме и Амстердаме. Но из всех городов предпочитает именно столицу.

«Роттердам – красивый, но слишком деловой город. А в Амстердаме можно выйти в солнечный день на улицу – в обеденное время все сидят и наслаждаются погодой. А в Роттердаме все только и делают, что работают», – говорит Марике. Занятия йогой она часто проводит в Вондельпарке – большом зеленом массиве в центре города. «Это замечательное место. После занятий хорошо просто посидеть на траве с друзьями. Такие встречи перерастают в спонтанные вечеринки лучше, чем в клубе. Особенно это здорово после затянувшейся зимы».

28-летняя Тамара Тонг Санг, менеджер дорого отеля в центре города, предпочитает ночную жизнь. Необычная для Голландии фамилия ей досталась от отца – уроженца Суринама, вместе с тонким восточным профилем и копной пышных кудряшек. «Мы много работаем, но отдыхать тоже любим. Например, я часто задерживаюсь на работе до девяти вечера, но при этом стараюсь найти время для танцев и встреч с друзьями». Да и как можно не танцевать в Амстердаме! Второй родине музыки стиля хаус. Ведущие мировые диджеи – Армин ван Буурен и Тиесто – родом из Голландии.

Лучшим местом для танцев Тамара считает бар «Эскейп» на площади Рембрандта. А чтобы почувствовать город, нужно сесть с кружкой пива на террасе отеля «Европа». Мимо по каналу будут плыть лодки, по улице ехать велосипедисты и брести толпы туристов. И закуску вам принесут традиционную голландскую – обжаренные картофельно-мясные шарики. Несмотря на картофельное питание, голландцы считаются одной из самых стройных наций в Европе. Наверное, благодаря велосипеду.

Велосипед есть у каждого голландца, их в стране вдвое больше, чем автомобилей. В Амстердаме крутят педали все: от мала до велика. Грудных детей катают в люльке на велосипедной раме, любимую собачку – в пристегнутой сзади корзинке на дополнительных колесах. В дождь велосипедом умудряются управлять одной рукой, держа во второй раскрытый над головой зонтик. Тамара дважды была в Москве и была сражена ее величественными размерами. Туристам из России она объясняет, насколько несравнимы масштабы. «Если весь Амстердам выложить на московскую карту – то выйдет сколько? От Кремля до Садового кольца?»

Благодаря небольшим размерам, жители Амстердама досконально знают свой город, названия улиц и что где находится – и всегда рады показать дорогу. Стоит лишь с задумчивым видом уставиться в путеводитель посреди улицы, как через секунду рядом затормозит велосипедист с предложением помочь сориентироваться.

Тамара щурится на заходящее солнце: «Из всех европейских столиц Амстердам – это маленькая уютная деревня». Всего в Голландии живут 16 миллионов человек, почти как в Москве. «Так что по вашим понятиям, Амстердам и его 750 тысяч человек – действительно деревня!»

Почти все жители Голландии прекрасно говорят по-английски. «Нас так мало, что, чтобы общаться с миром, мы должны говорить на его языке», – замечает Тамара. К тому же мир приходит в Голландию сам. «Когда я иду в забегаловку через дорогу от дома, там на кассе никто не говорит по-голландски, и мне приходится делать заказ по-английски. Представляешь, в моей родной стране меня не понимают на моем родном языке!»

Смесь культур – это главное не только в Амстердаме, но и во всей стране. После Второй мировой войны разрушенную Голландию помогали восстанавливать турки и марокканцы. И остались. Потом в Нидерланды потянулись жители бывших голландских колоний – Индонезии, Арубы или, как Тамарин отец, Суринама. «Конечно, когда в городе столько различных национальностей, не обойтись без проблем», – говорит Тамара. Но голландцы не боятся потерять свою национальную идентичность. «Европа – это огромный дом. Места всем хватит!»

В Амстердаме находят приют люди со всех концов света. «Голландцы – открытый народ и приветствуют любого. Я ни разу не чувствовала враждебности», – говорит Индира Базаева, которая перебралась сюда 20 лет назад из Осетии. В моем районе 80 процентов жителей – иностранцы, но мне очень спокойно. Паника и агрессия, которую я испытывала на Кавказе, давно в прошлом».

Конечно, иногда чего-то не хватает… Вегетарианец Бхарадвадж скучает по свежим овощам, Акиро Ошима – по японскому телевидению, Индире в равнинной Голландии недостает горного воздуха. Но все они сходятся во мнении, что погода в городе хороша. Даже когда идет дождь и сиденья на велосипедах покрывают розовыми чехлами, похожими на шапочки для душа, и тогда каналы по-прежнему притягательны своей туманной романтичностью, а в уютных кафе на набережных всегда наливают согревающий и веселящий «женевер» – крепкий напиток, похожий на джин. Внутри плавучих домов-барж, которых в городе насчитывается 250, зажигают настольные лампы. Отражение света плавает в воде, золотистым пятном бьется о борт. От этого света очень уютно. Совсем как в деревне.

09.05.2011
Связанные по тегам статьи: