Господин Энхсайхан рассказывает о бескрайних просторах своей родины, где до сих пор почти половина населения ведет кочевой образ жизни. О вечных путниках, привыкших к трудностям, которых не останавливают ни горы, ни пустыни, ни жара, ни холод. И о том, почему ни один монгол не откажется впустить в свою юрту незнакомца.

Вокруг не степь, а цветущая долина всего в паре километров от Улан-Батора. Да и живет 40‑летний господин Энхсайхан тоже не в юрте. Его дом больше похож на сказочный дворец. Даже на фоне других местных экстравагантных вилл он выделяется своим темно-зеленым цветом, фронтонами, колоннами и вычурными орнаментами. Здесь, в коттеджном поселке среди лугов с белыми эдельвейсами и ярко-синей горечавкой, на плато высотой почти 1500 метров над уровнем моря обосновалась новая элита Монголии.

Богачей так много, что виллы строить уже негде. Это не случайно, ведь Монголия — одна из самых быстроразвивающихся экономик мира. В 2011 году рост составил 17,5 процента, в 2012-м — 12,3.

Секрет экономического взлета — в сырьевом буме, который начался десять лет назад. Золото, медь, уголь, железная руда — в монгольских недрах таится чуть ли не вся таблица Менделеева. И горнодобывающие компании постепенно пробираются в наиболее отдаленные уголки страны.

«Кто не разбогател, сам виноват», — говорит господин Энхсайхан.

Он-то не упустил свой шанс. Отставной военный без гроша за душой, Энхсайхан за несколько лет стал миллионером. Сегодня этот человек — генеральный директор горнодобывающей компании. И хозяин железорудных шахт на юге страны в пустыне Гоби, недалеко от границы с Китаем, где находятся его основные заказчики.

Во-первых, говорит директор шахты, последние четыреста лет его страна находилась в спячке, зажатая между двумя гигантами — Россией и Китаем, каждый из которых пытался подчинить ее себе. «Но теперь с этим покончено! —повышает голос Энхсайхан. — Мы снова великая держава. Может, скоро мы сами скупим всю Россию и Китай».

Во-вторых, современные монголы — прямые потомки великого Чингисхана, который в XIII веке покорил полмира от Японии и Кореи до Багдада, Чехии и Венгрии. Монгольская империя была величайшим централизованным государством в истории. И очень скоро «золотой век» монголов повторится!

«Наши ресурсы нужны всем! — уверен Энхсайхан. — И китайцам, и индийцам». По его словам, как ни крути, а в ближайшие два десятка лет Монголии суждено стать одной из ведущих мировых держав.

Господин Энхсайхан с довольным видом замолкает и делает глоток минералки из бутылки «Перье».

В Монголии самая низкая плотность населения в мире. Стоит выехать из столицы, как оказываешься посреди безлюдных просторов и абсолютной тишины. Кругом  — только голая степь. Менее чем в двухстах километрах от столицы асфальт заканчивается. И начинается грунтовая дорога.

Джип трясет на ухабах, из-под колес летят камни и пыль. Но спустя семь часов езды по голой степи воспоминания о цивилизации, кирпичных домах, асфальтированных шоссе и толпах людей выветриваются. У подножия Хангайских гор посреди равнины виднеется горстка юрт и домишек. И городская стена с воротами и буддийскими ступами.

Это Каракорум, древняя столица Монгольской империи (в 1220–1260 годах). Когда-то здесь был центр мира. И, как говорит господин Энхсайхан, скоро будет снова. Это не шутка: правительство Монголии всерьез обсуждает планы переноса столицы страны из Улан-Батора.

Если повезет, можно оказаться здесь во время проведения традиционного монгольского троеборья Надом. Большой летний праздник посреди степи — любимое зрелище монголов.

С утра на окраине современного городка Хархорин с населением менее десяти тысяч человек — столпотворение. В программе состязаний — монгольская борьба, скачки на лошадях и стрельба из лука.

В небе кружатся соколы. Гости съезжаются со всех концов степи: на лошадях, мопедах, джипах. Здесь и силачи, и наездники, и победительницы конкурсов красоты в серебряных коронах с крупными жемчужинами. И, конечно, «старейшины» в шелковых накидках, увешанные орденами, в шапках с золотыми шпилями, похожими на купола буддийских пагод.Читать дальше >>>