Сегодня у России — самый большой в мире учебный парусный флот. На пяти судах проходят свою первую практику курсанты мореходных училищ Федерального агентства по рыболовству и министерства транспорта. Причем два из этих парусников — «Седов»и «Крузенштерн» — настоящие легенды. Первый — самый крупный на сегодня из всех существующих «винджаммеров», выжимателей ветра, самых современных парусников, появившихся в конце XIX века. Построенный в Германии в 1921 году под другим названием, он был на тот момент четвертым в мире по величине.

И после Второй мировой войны отошел к СССР в качестве репараций.

На его борту сотни мальчишек каждый год знакомятся с морем и со своей будущей профессией в самых серьезных условиях дальних плаваний, получают опыт работы и жизни в экипаже. Многие из них впервые попадают за границу и сталкиваются с людьми других культур.

Четырехмачтовый «Седов» занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самое большое в мире учебное парусное судно. В 2012-2013 годах он совершил первое в своей истории кругосветное плавание. Оно длилось четырнадцать месяцев, судовой лаг зафиксировал прохождение 47 000 морских миль — это более двух оборотов по экватору Земли. За время похода на судне побывало три смены (в каждой — по сто человек) курсантов из Мурманска, Архангельска, Санкт-Петербурга, Астрахани, причем две из них провели в море по полгода.

Трудно передать весь душевный трепет человека, впервые ступающего на палубу этого корабля. Высоченные, под шестьдесят метров, мачты, кажется, цепляют облака. Многочисленные ванты, шкоты, фалы выглядят неразгаданным ребусом. Огромный сдвоенный штурвал, отполированный тысячами рук, внушает страх и уважение. Но опытные наставники — боцманы, матросы — быстро берут курсантов под свою «юрисдикцию», распределяют по командам, и вот у каждого уже свой рундучок в тесном кубрике, своя койка, помаленьку осваивается судовая география: правый борт, левый борт, впереди нос, позади корма. А еще огромный актовый зал, где можно даже поиграть в настольный теннис, столовая на пятьдесят человек, учебные классы, библиотека, спортивный зал с различными тренажерами, медпункт, музей — целый город между стальных бортов.

Дисциплина в море должна быть железной, ведь судно даже у причала является объектом повышенной опасности. Поэтому важнейшие правила жизни на борту входят в сознание вместе с первыми шишками на стриженных головах и первыми нарядами вне очереди, которые щедро «выписывает» старший боцман Николай Козлов, приговаривая при этом: «Не доходит через голову — дойдет через руки!» А наряд — это дополнительные пару часов не самой чистой работы в то время, когда твои товарищи уже предаются заслуженному отдыху.

Кто быстрее, кто медленнее схватывают курсанты суть судовой жизни. День выстроен по четкому распорядку: после восьми часов сна ранний подъем, зарядка на палубе, мыться-бриться, завтрак. Затем малая приборка — швабрами во внутренних помещениях, веничками по палубе, и однообразные в своей заурядности судовые работы — отстучать молотком ржавчину, загрунтовать, покрасить, на старом корабле всегда найдется дело даже для неумелых пока рук.

Но когда звучит команда «Парусный аврал!», весь экипаж подчиняется только ей. Постановка или уборка парусов, поворот рей с переукладкой всех снастей — вот настоящая жизнь! Через пару-тройку недель тренировок мальчишки уже пулей взлетают на высокие мачты, дружно тянут марсофалы. Пот струится по лицам, в глазах возбуждение от всеобщего ажиотажа. А боцманы в свои «матюгальники» покрикивают: «Давай дружней, черти полосатые!» Ведь от расторопности и слаженности работы с парусами в море порой зависит жизнь и экипажа, и корабля. А потому требует капитан отточенных до автоматизма коллективных действий, потому и стимулирует первых управившихся с парусной задачей ящиком газировки. Тоже воспитательный метод, но и здесь курсантская солидарность не дает сбоя и победители великодушно предлагают проигравшим отхлебнуть из баночки.Читать дальше >>>