А вот кораблик! Сними меня на фоне кораблика!» – туристка из России позирует мужу на набережной Котора на фоне «кораблика» – восьмиэтажного круизного лайнера.
Скоро круизным гигантам в Которской бухте придется потесниться, уступив место изящным яхтам. К их приему все готово на бывшей австро-венгерской военно-морской базе «Арсенал» в близлежащем городе Тиват, где в последние пару лет полным ходом ведется строительство марины Порто-Монтенегро – по сути, отдельного города для яхт и их владельцев. Участники проекта, в списке которых такие имена, как Джейкоб и Натаниэль Ротшильды, Бернар Арно и Олег Дерипаска, лукаво поглядывают в сторону Монако, намекая последнему на то, что пора подвинуться или, по крайней мере, признать в скором будущем равного по силе конкурента.
Пока же все это напоминает высадку инопланетян на какую-нибудь неразвитую планету. Загорелые, подтянутые, улыбающиеся «пришельцы» в униформе за рекордные сроки преображают дачную Черногорию в магнит для светской публики. Вот здесь у нас будут стометровые яхты, говорят дружелюбные инопланетяне, вот здесь вертолетная площадка, а вот здесь город-сад. Тихий провинциальный Котор послушно примеривается к новому статусу столицы черногорской ривьеры.
Размах создателей Порто-Монтенегро прямо пропорционален размерам яхт, которые здесь можно видеть уже с лета 2010 года, после того, как марину официально объявили портом. Все началось с того, что канадскому бизнесмену Питеру Мунку, владельцу 61-метровой лодки «Нью Санрайз», надоело тесниться в обычных маринах и воевать за «парковочные места» с владельцами других суперъяхт. «Яхты становятся все крупнее, и люди жалуются, что не могут найти соответствующих причалов для них», – говорит Мунк, ныне главный инвестор Порто-Монтенегро. В 2007 году он бросил якорь у базы «Арсенал» и доказал, что бухта Котор, принимавшая военные корабли до распада Югославии в 1990-х, теперь мирно настроена по отношению к иностранным судам. Яхты длиной до 130 метров будут чувствовать себя тут как дома – в Порто-Монтенегро 150 мест из запланированных 630 отведено именно под крупногабаритные лодки. На берегу  их владельцы, в свою очередь, смогут окунуться в привычную атмосферу роскоши и комфорта. Несколько шагов с трапа – и вы уже прогуливаетесь среди резиденций с видом на море, бутик-отелей, ресторанов и магазинов, а вдаль к горам уходят поля для гольфа. Обещают даже свой морской музей и художественную галерею.
Сегодня стройка в разгаре и у причала нет яхт. Только «тень» одной из них – так называемый корабль сопровождения, везущий следом за яхтой все необходимое – вертолеты, автомобили, катера. «Тень» выглядит довольно уродливо, и трудно представить вместо нее белобокую красавицу-яхту с лакированными палубами и стройными мачтами. Впрочем, солидные размеры этого корабля уже дают представление о том, какого масштаба лодки ожидаются в новой марине.
Первую очередь резиденций в Порто-Монтенегро сдали этим летом, а распродали их годом раньше. Где-то на верфях наверняка спущены на воду и новые лодки, строившиеся в то время, пока закладывался порт. 160 стояночных мест, включая причалы для яхт-великанш, тоже обрели своих владельцев. Но это лишь первые шаги. Прогуливаясь по марине, можно оценить масштабы проекта и зарядиться энтузиазмом от всех его участников, начиная с 83-летнего отца-основателя Питера Мунка, видеоинтервью которого показывают в штаб-квартире Порто-Монтенегро, до юной консьержки Иваны, которая демонстрирует гостям, как будет выглядеть интерьер резиденций. Ивана не местная, она, как и множество других черногорцев, переехала из другой части страны, чтобы работать в Порто-Монтенегро. Среди работников марины немало детей тех, кто раньше обслуживал военно-морскую базу. От внушительного «Арсенала» сейчас остались только две подводные лодки советского производства и гигантский кран на главном причале. На одной из подлодок канадский скульптор Кэл Лейн вырезал кружева. Кран сперва хотели снести, но после долгих споров решили эту махину оставить как монумент военному прошлому марины – такие памятники очень пригодятся, когда в эти края хлынут туристы. При некоторой предприимчивости никчемный кран можно будет превратить в символ стремительно застривающегося побережья Бока-Которска. 
Все больше жителей Черногории и соседних стран снимается с насиженных мест, чтобы приехать работать в Порто-Монтенегро. В университете ближайшего крупного города Тиват даже открывают специальную кафедру менеджмента марины, а территорию самого порта в ближайшее время покроет сеть беспроводного интернета. В стране, которую можно объехать за пару дней, такие перемены будут ощущаться даже в самых дальних уголках. К заброшенным домам и деревушкам, что мелькают за окном автомобиля, когда путешествуешь по Черногории, уже сейчас присматриваются прозорливые европейские девелоперы с прицелом возродить их как исторические достопримечательности. Местные жители настроены оптимистично и, в свою очередь, строят планы на то, что прибывшие иностранцы арендуют или купят их недвижимость. Между тем архитекторы Порто-Монтенегро подчеркивают свое бережное отношение к облику побережья: строящиеся здания задуманы в традиционном для приморской Черногории стиле, они так изящно впишутся в архитектурный облик Тивата и окрестностей, что сами черногорцы еще сильнее полюбят свои средневековые городки. Есть и те, кто высказывает опасения за судьбу Которской бухты, числящейся у ЮНЕСКО в Списке всемирного культурного наследия. Их успокаивают: на страже экосистемы стоят специалисты с мировым именем, в строительстве используются экологичные материалы и технологии, и заливу Бока-Которска ничто не угрожает. 240 солнечных дней в году, чистое море, горы, леса, рыба, вино, сыр – удивительно, что при всем богатстве, которое досталось стране «просто так», ее жители еще и работают. Черногорцы умело комбинируют курортную расслабленность и юношеский энтузиазм во всем, что касается процветания нации.
В государстве, всего четыре года назад отделившемся от Сербии, простые граждане радостно преодолевают 461 ступеньку к мемориалу на горе Ловчен, чтобы пожать руку своему президенту, прибывшему произносить речь по случаю Дня независимости. Они фотографируются с ним в обнимку, как соседи по дому или бывшие одноклассники. Все они надеются, что их маленькая родина получит то, чего заслуживает – развитие туристической индустрии и экономический рост. И не успеют черногорцы привыкнуть к новой, суверенной жизни «после Сербии», как наступит время делить историю страны на «до и после Порто-Монтенегро». geo_icon