Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Буэнос диас, Буэнос-Айрес!

Как столица Аргентины стала новым направлением для миграции из России
текст: Екатерина Базанова
Дмитрий Трофимов

Буэнос-Айрес, проспект Аргентинской Антарктики 1355 — этот адрес знают наизусть все те, кто решил начать новую жизнь в Аргентине. Здесь находится главный офис национальной миграционной службы. Он занимает несколько корпусов, один из которых расположен в светло-сером четырехэтажном здании — «старинном отеле для эмигрантов». Сто лет назад здесь ночевали те, у кого не было своего дома на новой родине. Тогда это были в основном итальянцы и испанцы. Сегодня — парагвайцы, перуанцы и китайцы. И все больше русских.

Один из сотрудников консульского отдела посольства России в Буэнос-Айресе, куда я пришла сделать справку об отсутствии судимости, в разговоре неожиданно признался, что никогда на его памяти этот документ не запрашивали так много человек одновременно. Справка об отсутствии судимости из родной страны, как указано на официальном сайте аргентинской миграционной службы, требуется в любом случае тем, кто решил сменить свой статус туриста на более серьезный: при заключении брака, при получении студенческой или рабочей визы или вида на жительство.

«Я преподаю испанский иностранцам больше десяти лет. Раньше русских были единицы. И вот где-то второй год их стало также много, как китайцев. У меня русские есть на всех уровнях. Часто человека по три в группе», — не может скрыть удивления Андреа, преподаватель языкового центра Университета Буэнос-Айреса.

Из Москвы до аргентинской столицы 13,5 тысяч километров. Прямых рейсов нет, кратчайший путь через Мадрид — в лучшем случае 20 часов лету. Не самое очевидное направление для миграции. Прибалтика, Израиль, Западная Европа и даже Канада — гораздо ближе. Но Аргентина имеет неоспоримые преимущества. Во-первых, россияне въезжают на ее территорию без визы и могут продлевать свой статус туриста на срок до шести месяцев. Во-вторых, обучение на языковых курсах в местных ВУЗах дает право на получение студенческой визы, которую можно продлевать до тех пор, пока ваш испанский не достигнет уровня лингвиста. Через два года легального проживания на территории Аргентины по закону можно просить о получении гражданства. При заключении брака вид на жительство дают почти сразу, но есть и другие варианты довольно быстро легализоваться.

«Россияне едут сейчас потоком. Из страны бегут прежде всего геи, транссексуалы, политические активисты и жертвы расовой дискриминации», — говорит Евгений (имя изменено), типичный представитель новой волны русской эмиграции. Он перебрался в Аргентину в 2013-м и сегодня подрабатывает переводчиком в государственной комиссии по делам беженцев. Свою историю Евгений рассказывает в маленьком кафе, расположенном во внутреннем дворике одного из монастырей Буэнос-Айреса.

В Москве, где он родился и вырос, Евгений работал в крупной иностранной компании в отделе маркетинга, увлекался путешествиями. В одной из поездок познакомился с аргентинцами, которые позвали его в гости. «Друзья в Москве крутили у виска и советовали взять с собой воду и туалетную бумагу, — с улыбкой вспоминает Евгений, — а я был шокирован красотой города. И подумал, что, если решу уехать из России, то только сюда. Потому что Аргентина — это идеальная смесь латиноамериканской страсти и европейского воспитания!»

После парламентских выборов в декабре 2011-го он ходил на все акции оппозиции. А после разгона шествия на Болотной площади в мае 2012-го решил уехать. В комиссии по делам беженцев Евгения слушали полтора часа: он показывал статьи из газет, рассказывал про оппозицию, коррупцию и политзаключенных. Через шесть месяцев он получил вид на жительство.

К этому моменту другая бывшая москвичка — Анна — «высокая блондинка с короткой стрижкой, в джинсах и в красных кедах», как она сама себя описывает, — жила в Буэнос-Айресе уже девять лет. В конце 2004 года она, мать-одиночка двоих детей, была бухгалтером сразу в трех фирмах. «Я ничего не видела, кроме детей и работы. Я только в Аргентине осознала, какой одинокой и несчастной я была в России», — рассказывает она.

Однажды в машине у кого-то из родственников Анна услышала танго. Записалась в школу танцев, съездила в Буэнос-Айрес, влюбилась — и через год вместе с обоими детьми собрала чемоданы.
«Аргентинские мужчины не боятся чувств, и это покоряет», — с улыбкой произносит Анна. И добавляет, что в жизни не взяла ни одного урока испанского, язык осваивала в процессе общения.
На то, чтобы устроить детей учиться, ушло не больше недели: «Старшему сыну тогда исполнилось 12 лет, дочке — пять. Ни в школе, ни в детском садике не было никаких претензий, вопросов и поборов. Я принесла паспорта, и, к моему удивлению, их тут же взяли. Через пару месяцев дети уже заговорили по-испански».

На новой родине Анна родила еще двоих. Она успела поработать в мастерской по ремонту одежды, официанткой в ресторане, преподавателем танцев, а также развестись и найти новую любовь.
Сейчас ее можно встретить на одной из самых туристических улиц Буэнос-Айреса — Каминито в районе Ла-Бока, где она танцует танго вместе со своей русской подругой. Из-за высокого роста Анне трудно найти партнера, поэтому она исполняет мужскую партию.

«Если везет, зарабатываем по 300 песо на человека в день, это где-то тысячи полторы рублей. Мало, конечно. Поэтому я еще занимаюсь частным извозом и помогаю закупать туфли одной московской школе танцев. Буэнос-Айрес учит жить одним днем. Денег здесь почти всегда не хватает, поэтому строить планы на долгое время глупо. Так что живи и радуйся!», — рассуждает Анна. И говорит, что все эти годы скучает только по лесу и даче в Нижегородской области, где в детстве проводила каникулы.

Другого русского аргентинца — Виталия, как он сам признается, иногда настигает жуткая ностальгия по ряженке, бородинскому хлебу и особенно по маринованным грибам. Он говорит с заметным испанским акцентом, смеется, когда не может вспомнить самые простые русские слова, а вместо привычного утреннего кофе заваривает мате. Виталию 33 года. Он родился и вырос в Таджикистане, а после развала СССР его довольно состоятельная семья была вынуждена почти за бесценок продать все имущество и перебраться Торжок.

«Мы записались сразу на несколько программ по иммиграции. Мне было 14 лет. В один прекрасный день мама пришла домой и сказала, что мы уезжаем жить в Аргентину. Что мы знали про эту страну? Только про футбол и про Диего Марадону», — рассказывает Виталий.

В 1996-м он с родителями переехал в Барилоче — туристический город на юге страны с населением чуть больше 110 тысяч человек. Там они на привезенные из России деньги купили землю и за несколько месяцев построили дом.

«Я пошел в школу, зная, от силы десяток слов на испанском. Аргентинцы постоянно подтрунивают друг над другом. Я этих шуток сначала не понимал, поэтому за первые две недели раза четыре подрался. Но через полгода я уже разговаривал и легко влился в местную реальность, быстро появились друзья, мы начали ходить по дискотекам. Единственное, что было тяжело, — видеть родителей. В Таджикистане мы очень хорошо жили, а в Барилоче мама мыла полы в ресторане, а папа работал на стройке», — рассказывает Виталий, который окончив 12 классов, пошел учиться в Высшую школу гастрономии и гостиничного бизнеса.

В конце 2001-го, на пике экономического кризиса в Аргентине, семья решила вернуться в Россию. В аэропорт Виталия провожали полсотни друзей, на память подарили огромный флаг Аргентины, в зале ожидания он плакал. В декабре прилетели в Санкт-Петербург, на улице было -25, старший брат встретил на «девятке».

«Я сел в машину, надел шерстяную шапку и закрыл глаза. Первое время почти не выходил из дома, слушал аргентинскую музыку и ужасно скучал», — вспоминает Виталий. В России он доучился на повара, много путешествовал, жил в Испании, Италии, во Франции и в Бразилии.

В мае 2012 года в Петербурге он встретил Наталью. Она работала на хорошей должности в крупной компании, строила карьеру и была вполне довольна своей жизнью. Отношения развивались стремительно: после совместной поездки в Барселону и Таиланд пара задумалась о смене декораций. Они продали все, что можно было продать, и на вырученные деньги год путешествовали по Латинской Америке. Объехав континент, решили обосноваться в Аргентине, но не в многомиллионном Буэнос-Айресе, а в Мендосе — столице всемирно известного одноименного винного региона с населением 115 тысяч человек, на западе страны, рядом с Андами, где пасмурная погода — большая редкость.

Виталий устроился в ресторан шеф-поваром, а Наталья осваивает свою профессию мечты: «Еще будучи студенткой, я часто отдыхала в Крыму и там, как одержимая, ездила по винодельням. Потом в Петербурге ходила на дегустации и курсы. Я очень хотела однажды заняться этим всерьез». Сейчас Наталья получает второе высшее образование — учится на сомелье, работает гидом и может увлеченно говорить о вине часами. В России она не была уже два года: далеко, дорого и не хочется.

Подавляющее большинство новых русских аргентинцев полностью солидарны с такой позицией, тем более что цены на билеты после обрушения курса рубля зимой прошлого года, выросли вдвое.

Мария — подруга Натальи — редкое исключение из этого правила. «Я довольно часто летаю в Москву и чувствую себя там вполне комфортно», — признается она. Для Марии, пожизненной отличницы с сильным характером бизнес-леди и выпускницы социологического факультета МГУ, единственной причиной эмиграции стала любовь. В первый раз она приехала в Буэнос-Айрес с двумя друзьями в 2009 году. Бюджет поездки был весьма ограниченным, поэтому жилье искали через каучсерфинг. На просьбу приютить туристов из России откликнулся единственный человек — Мартин. После пяти лет отношений на расстоянии и частых трансатлантических перелетов Мария собрала чемодан, окончательно переселилась в Аргентину и год назад вышла за Мартина замуж.

«Первое время было тяжело. С продавцами приходилось объясняться жестами, я не понимала шуток. Для меня это был сильный удар по самооценке», — вспоминает недавнее прошлое Мария. Участь домохозяйки ее категорически не устраивала, так что на интенсив по испанскому порой уходило по пять часов ежедневно. Так она стала одной из немногих, кто сумел успешно перевезти из России свой бизнес — агентство PAM Travel - и поставить его на аргентинские рельсы: «Я долго привыкала к тому, как принято работать в Латинской Америке. Люди здесь больше ценят хорошее отношение, чем эффективность, и не выносят фальшь. Зато они открытые, расслабленные и дружелюбные. Я очень рада, что мои дети будут расти в Буэнос-Айресе».

Новая волна русской иммиграции в Аргентину — явление новое и пока еще не описанное официальной статистикой. Миграционная служба публикует данные только по тем, кто уже получил гражданство, а таких единицы. Кроме того, Россия в документах отдельной стройкой выделяется редко и почти всегда идет в единой группе «страны Восточной Европы». Большинство переехавших на данный момент находится в статусе студентов или совсем недавно получили вид на жительство. Власти Аргентины, которая сейчас считается одной из самых дружественных России стран и которая после введения санкций с ЕС планирует стать одним из основных поставщиков мяса и молочных продуктов в нашу страну, об очередях из россиян в государственной комиссии по делам беженцев предпочитают не говорить.

15.06.2015
Связанные по тегам статьи: