В лучах заката на рельсах сидят трое мужчин. Один из них, пожилой, молча смотрит на дорогу: в его зеркальных, явно кем-то подаренных очках отражаются проезжающие машины. Двое помоложе время от времени встают и слоняются вокруг, пиная ногами рельсы. С тех пор, как из Тбилиси в Кахетию построили хорошую автодорогу, поезда здесь не ходят. По-русски мужчины говорят плохо и зовут в переводчики своего пожилого учителя.

Лаврентий Валерьянович Шаошвили одет в дорогую, но вышедшую из моды лет двадцать назад одежду. В советские времена он преподавал в школе историю — и возил вино и фрукты на продажу в Москву. У него были друзья по всему СССР, от Москвы до Владивостока. Но потом СССР развалился, а Михаил Николозович поссорился с Владимиром Владимировичем. В 2006 году правительство  России запретило ввоз сельхозпродукции, вина и минеральной воды из Грузии. С тех пор  грузины продают за копейки фрукты, овощи, вино и виноград.

Только за один год действия эмбарго на  продажу вина Грузия потеряла около 50 миллионов долларов. В сельском хозяйстве занято около четырехсот тысяч человек, но труд тяжел и не приносит много денег. Молодежь бежит из деревень в города или за границу — чаще всего в Грецию или Италию, где мужчины нанимаются сельхозработниками, а женщины — сиделками или домработницами.

«Если в семье несколько мужчин, то прожить можно. А вот старикам и одиноким приходится несладко», — говорит Лаврентий Валерьянович.

Вдоль дороги мелькают знакомые названия: «Цинандали», «Мукузани». Здесь, в Кахетии, в нескольких часах езды на восток от Тбилиси, производятся вина, которые когда-то были известны на весь Советский Союз. Полуразрушенные дома и бедность не так заметны на величественном фоне Кавказского хребта: заснеженные вершины и голубое небо делают пейзаж праздничным. Лишь время от времени мелькнут покореженная автобусная остановка, полузаброшенный гастроном или дом культуры. Вот кто-то вывесил на продажу подержанную собачью шубу. А вот на проволоке у калитки раскачивается увядший капустный лист — вместо рекламного объявления. Старики в поношенной одежде играют в нарды или греются на солнце, пустыми глазами глядя вслед проносящимся машинам.

Дорога делает круг вдоль гигантской винной бутылки и упирается в ворота с надписью на английском: Welcome to winery Khareba. Внутри — аккуратные дорожки, скамеечки, фонари и гигантские винные кувшины. В таких с давних времен в Грузии хранят вино. Для туристов здесь открыт винный тоннель. Но сейчас посетителей нет, и гиды в выглаженных брюках и новых ботинках стоят без дела, готовые в любой момент провести экскурсию.

Здесь же, на фоне скал, переливается синеватыми квадратными окнами новый ресторан — лаконичный и нереально современный. С террасы открывается вид на виноградники Алазанской долины.
24-летний Соломон Ягорашвили работает гидом совсем недолго — и ресторан, и винный тоннель открыли лишь в сентябре 2011 года. Стройка шла ударными темпами: все объекты отстроили за три месяца. Соломон вежливо рассказывает про протяженность тоннеля (7,7 километра), температуру (14 градусов) и количество хранящихся бутылок. Под ногами шуршит белый гравий, в тоннеле темно, но в конце есть и свет, и стол для дегустаций.

Едут сюда в основном туристы из Европы, местное вино продают на Украину, в Белоруссию и Прибалтику. В последнее время им заинтересовались китайцы. В городе Кварели с населением около девяти тысяч человек, где живет Соломон, большинство молодых людей уезжают в город в поисках работы. Соломон тоже учился в Тбилиси на юриста, но потом решил вернуться, окончил курсы гидов. Правительство и частные инвесторы начали вкладывать деньги в развитие туризма. Осталось только дождаться туристов.

ПРЕЗИДЕНТ ГРУЗИИ Михаил Саакашвили не устает повторять, что Грузия — страна молодежи. Самому Саакашвили было 36 лет, когда он стал президентом. В грузинском правительстве лишь несколько министров старше сорока. Министру обороны всего 31 год, а министру экономики — 30. Большинство руководителей ведомств или учились, или стажировались за границей. На фоне всеобщей бедности они выглядят необычно и иногда даже экстравагантно. Как и новые прозрачные офисы полиции.Читать дальше >>>