Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Болото особого значения

Разлив на окраине Петербурга охраняют как эталон местной экосистемы — такими невские берега были до Петровской эпохи
текст: Данил Литвинцев
фото: Данил Литвинцев

На берегу озера Лахтинский разлив на окраине Петербурга десять рыбаков застыли с удочками, лишь изредка проверяя наживку и тихо отпуская замечания: «Нет рыбы, не клюет». Вдруг со стороны леса, размахивая бурыми полуметровыми крыльями, вылетает крупная птица с загнутым вниз клювом. Сделав круг на фоне новостроек на противоположном берегу, она пикирует в озеро, выставив вперед когтистые лапы. Подняв столб брызг, птица выдергивает из воды серебристую рыбу и, зажав ее в когтях, взмывает вверх. «Грамм на семьсот подлещик-то!» — восхищается один из рыбаков, провожая взглядом улетающего с добычей хищника. «Есть, значит, рыба, просто ловить надо уметь!» — бурчит другой.

Птица, вызвавшая восхищение рыбаков, называется скопа, или рыболов. Этот пернатый хищник распространен в обоих полушариях, но во многих странах, включая Россию, настолько редок, что занесен в национальные красные книги. «Юнтоловка — по-видимому, единственное в стране место, где эту редкую птицу можно увидеть на фоне высотных домов», — уверяет орнитолог из Санкт-Петербургского государственного университета Владимир Федоров, который и наблюдал весной эпизод со скопой. Юнтоловкой он называет Юнтоловский заказник — первый особо охраняемый природный комплекс в черте пятимиллионного Петербурга.

Обширные заболоченные леса в пойме впадающих в Финский залив речушек Юнтоловка и Каменка привлекали внимание городских властей и промышленников с самого основания Петербурга. «От мызы Лахты вверх по речке Каменке… лесу стоячему никому и ни на какие потребы не рубить», — говорилось в специальном «экологическом» указе Петра I, изданном в 1720 году. Спустя полвека в этих самых лесах нашли Гром-камень — 1600-тонную гранитную глыбу, которой суждено было стать постаментом Медного всадника — самого известного памятника Петру.

Задолго до появления северной российской столицы берега Финского залива облюбовали перелетные птицы — гуси, утки, лебеди, цапли, гагары… Петербург возник на так называемом Беломоро-Балтийском пролетном пути — в «коридоре», по которому птицы весной путешествуют с юга на север, а осенью — в обратном направлении. И заболоченная невская дельта была одной из  самых важных стоянок на этом долгом изнуряющем маршруте. Вода в мелких лагунах и озерах прогревалась здесь уже к маю, что создавало условия для бурного роста водных растений, а вместе с ними — количества рыбы, земноводных и всевозможных насекомых, составлявших «меню» пернатых мигрантов. Однако по мере расширения новой российской столицы снижалось количество традиционных птичьих стоянок — вместо них появлялись дома, заводы, дороги. К концу двадцатого века Лахтинское болото на северо-западе Петербурга стало чуть ли не единственным местом для отдыха и гнездования птиц в черте города. Примыкающее к самой населенной и активно застраивающейся части мегаполиса, вот-вот должно было исчезнуть и оно — строители уже готовились осушать новые территории. Но в 1990 году городские власти прислушались к мнению биологов, в один голос уверявших, что район Лахты уникален, и объявили болото заповедным. Сегодня в Юнтоловском заказнике запрещена всякая хозяйственная деятельность. Здешний невзрачный заболоченный лес — это исконный приневский ландшафт с присущим ему биоразнообразием. Такой, каким он был до наступления Петровской эпохи.

«Какое биоразнообразие, какие птицы по соседству с городскими кварталами?! Так я думал несколько лет назад, когда мне только предложили работать в заказнике, — признается 55-летний Владимир Федоров. — А оказалось, что здесь очень много редких и нуждающихся в охране птиц. Когда встречаешь краснокнижный вид в ста метрах от автобусной остановки, это не укладывается в голове!»

Шагая по гравийной дорожке Юнтоловского лесопарка — «буферной зоны» между спальным районом и заказником, орнитолог показывает поле, на котором осенью кормятся вальдшнепы, на запруженную речушку, где летом можно насчитать пять видов уток. А обув резиновые сапоги и пробравшись по топкому берегу к скоплению высох­ших берез, ученый проверяет давно знакомое ему дупло белоспинных дятлов — крупных птиц, размером почти с голубя, которые, в отличие от широко распространенных больших пестрых дятлов, гораздо менее крикливы. В соседней Финляндии белоспинные дятлы считаются довольно редкими, в черте же второго по величине российского мегаполиса они живут и размножаются в поле видимости городских высоток. Всего в Юнтоловском заказнике орнитологи отмечают полторы сотни видов птиц, относящихся к 16 отрядам. Среди них не менее тридцати включено в различные красные книги. Из таких уникальных жителей кроме искусного рыболова скопы здесь гнездится большая выпь, останавливаются весной тундряные лебеди и лебеди-кликуны, встречается большой кроншнеп и малая крачка.

«При любых нарушениях экосистемы страдают прежде всего виды, находящиеся на вершине пищевой пирамиды — хищники, — рассказывает Владимир Федоров. — В Юнтоловском же заказнике вблизи жилых домов гнездятся целых семь видов хищных птиц! Это говорит о нормальной работе здешней экосистемы».

Причина обилия и разнообразия пернатых кроется в многообразии биотопов, или сред обитания, — в заказнике есть и леса, и болота, и луга, и озера, и реки. По большому счету, десять квадратных километров Юнтоловского — это вся природа Ленинградской области в миниатюре. А из характерных для региона млекопитающих нет в здешних лесах только рысей, волков и медведей. Зато зимой 2004 года в пойме реки Каменка более недели жила пара взрослых лосей, нисколько не смущаясь соседства с оживленным городским районом.

Но Юнтоловский известен не только как обширный «птичий базар». Ботаники также считают эту территорию уникальной. Не в последнюю очередь благодаря зарослям восковника болотного. Этот полутораметровый кустарник покрыт эфирномасличными золотистыми железками, источающими своеобразный аромат, из-за которого в народе растение называли пахучкой. Широко распространенный в северной Европе (в Норвегии в старину восковник был одним из главных компонентов эля, а в Дании из него до сих пор производят восковниковый шнапс), на территории России обширные заросли восковника есть только в Юнтоловском заказнике.

В 2011 году этому занесенному в Красную книгу России ароматному кустарнику удалось то, что не удавалось десяткам протестующих экологов — заставить чиновников пересмотреть проект строительства нового зоопарка в зеленой полосе, отделяющей заказник от жилых кварталов. Когда выяснилось, что на будущей стройплощадке растет восковник, площадь экспозиции проектируемого зоопарка сократили почти в полтора раза. Строители обещают сохранить заросли краснокнижного кустарника, а подходы к ним благоустроить и снабдить информационными щитами для посетителей. Но всех проблем, возникающих при столкновении интересов большого города и дикой природы, восковнику все равно не решить.

Солнечным воскресеньем у входа в Юнтоловский лесопарк собирается сотня велосипедистов. Предводитель, Татьяна Скроденис из общественного движения «Сохраним Юнтолово», организовала велопробег вокруг заказника, чтобы наглядно показать горожанам, по каким лесам, полям и болотам пройдет Западный скоростной диаметр — автомагистраль, призванная разгрузить стоящий в пробках Петербург и связать северные и юго-западные городские районы.

За десять минут велосипедисты доезжают по гравийной дорожке до моста через речку Каменка и останавливаются у информационного щита, возвещающего о начале заказника. Вдоль дорожки тянется тот же заболоченный лес, который до моста считается городским лесопарком, а после — заповедной территорией, где запрещено не то что строить дороги, но даже собирать грибы и ягоды.

«Официально Западный скоростной диаметр не затрагивает заказник, дорогу планируется проложить по сопредельной территории Юнтоловского лесопарка — главной рекреационной зоны самого большого городского района, — рассказывает Татьяна в желтой бандане с символикой велопробега. — Но кто видит границу между парком и заказником? Она условна. Эта территория — единый природный комплекс, и если вмешиваются в одну его часть, это неминуемо отражается на другой».

В полукилометре от собравшихся на границе заказника велосипедистов, на краю обширного поля за Каменкой рычат бульдозеры и экскаваторы — строители готовят насыпь для будущей автомагистрали. Именно на этом поле, по словам Владимира Федорова, осенью кормятся вальдшнепы — длинноносые ночные птицы, которым посвящена львиная доля русской охотничьей литературы. Прилетят ли они сюда, когда под боком будет шуметь многополосное шоссе?

Нино Нацваладзе из Дирекции особо охраняемых природных территорий Санкт-Петербурга согласна с основными доводами защитников Юнтолово — прокладка шоссе не пойдет на пользу заказнику. Даже если учесть, что строителям удастся избежать загрязнения воды и почв дорожными стоками, неминуемо возрастет фактор беспокойства для обитателей заказника — от шума и выхлопных газов не способны защитить даже самые высокие ограждения.

Дорожники, в свою очередь, уверяют, что их проект исключительно экологичен. Благодаря консультациям специалистов дирекции они кардинально пересмотрели первоначальную схему: по территории лесопарка дорогу проложат на сваях. Это сохранит естественный водоток заболоченных почв и позволит животным беспрепятственно пересекать магистраль под дорожным полотном.

«Город есть город, и ему нужно развиваться, — размышляет Владимир Федоров, стоя на берегу Каменки. — Из строительства дороги можно было бы извлечь много полезного — например, обязать строителей благоустроить прилегающие территории, проложить по границе заказника цивилизованные пешеходные и велодорожки. Ведь кроме охраны природы городской заказник обязательно должен нести еще и просветительскую функцию. Но пока до него без болотных сапог не добраться». Орнитолог прикладывает к глазам бинокль и смотрит в сторону леса, откуда слышится гоготание. Над щеткой елей появляется косяк гусей. Подав голос над Каменкой, птицы летят дальше на юго-запад, в сторону белеющих вдали новостроек.

27.03.2012