Казалось бы, кто не видел осины, но такой простой вопрос, как «А что это за дерево?», ставит дюжину взрослых в тупик. Дальше больше — городские жители не узнают ни вяз, ни каштан, ни клен. «Вот эти маленькие листики у вас под ногами — ростки клена и самая любимая еда лося, — терпеливо объясняет биолог Вера Киселева. — И скоро от этого зеленого поля ничего не останется. Только десятой части удается вырасти до трех метров и сохранить листву. Так высоко животные уже не могут дотянуться».

Вера Владимировна Киселева — замдиректора по научной работе национального парка «Лосиный остров» и один из экспертов на Дне биологического разнообразия GEO. Уже третий год подряд журнал совместно с Всемирным фондом дикой природы (WWF) приглашает своих читателей лично убедиться, что дикая природа — совсем рядом. Первый раз акция проходила в заповеднике «Кедровая падь» в Приморском крае, а теперь ее перенесли ближе к Москве — в «Лосиный остров».

12 мая в 12 утра шесть групп во главе с экспертами — дендрологами, орнитологами и ботаниками — выдвинулись с одной из площадок парка с колоритным названием «Чаепитие в Мытищах» на поиски различных видов животных, птиц и растений. За три часа прогулки каждая команда успела насчитать по полсотни представителей подмосковной флоры и фауны.

Живучка ползучая, черемуха маака, будра плющевидная (не путать с «бурдой»), пузыреплодник калинолистный — фантазия у ученых хоть куда! Правда, зачастую по названиям трудно определить, как на самом деле выглядит вид. Вот, к примеру, «живучка ползучая». Воображение рисует гигантских змей или хотя бы ящериц с броней вместо кожи, способных пережить любые катаклизмы. А в действительности это зловещее имя принадлежит совсем не страшному растению: многоярусным синим цветам, напоминающим по форме шишки, их часто можно встретить на лесных полянах. Слева — лиственница, справа — орех маньчжурский, привезенный в Москву с Дальнего Востока. Его, кстати, очень непросто идентифицировать: листья у него, как у ясеня, а сережки — как у осины. На пути встречаются и сосны: сибирская и обыкновенная. На первый взгляд они ничем не отличаются, но, подойдя поближе, можно заметить, что у первой в пучке растет по пять иголок, а у второй — только по две.

«Лосиный остров» — первый национальный парк в России. Он появился в 1983 году. До этого природу охраняли только в заповедниках. Главное их отличие — это туристы. Свободно гулять по заповеднику разрешено только сотрудникам и исследователям, а вот через «Лосиный остров» проходит асфальтированная дорога. За 20 минут мимо проехало семь машин. «И запрещать пробовали, и плату ввели за проезд, но их все равно меньше не становится», — вздыхает Вера Владимировна. За рулем в основном жители Королева, каждый день они возвращаются домой через парк — в объезд пробки.

Чуть поодаль — сложенные пирамидкой срубленные ели. Опередив возмущенные возгласы, эксперт объясняет: «Это больные деревья». Она с легкостью отламывает кусок коры размером с кулак и показывает причудливые узоры на внутренней стороне. Это постарался короед-типограф — крошечный жучок размером всего несколько миллиметров. Забираясь под кору, он откладывает там яйца, а затем его потомство выгрызает ствол дерева изнутри. С виду здоровое дерево, а внутри — практически пустое. Распознать «больного» можно только по маленьким дырочкам в коре и по тоненьким выеденным дорожкам под ней. Благодаря этим следам жучок и получил свое название: когда-то они напомнили Карлу Линнею работу гравера, который травит кислотой типографские формы. На срезе поваленных стволов хорошо видны годовые кольца. Одной из елей, прямо в середине кладки, — 145 лет. «1867. В этом году Лев Толстой заканчивает свой роман «Война и мир», Достоевский садится писать «Идиота», а под Москвой сажают ели», — улыбается Вера Владимировна.Читать дальше >>>