Середина апреля, кишлак Ходжабайкуль, Таджикистан. На улице дождь льет как из ведра, а в бывшей чайхане колхоза имени Ленина тепло. Это свежепобеленная печка старается и двое немолодых мужчин. Уже неделю Сайдали и Карахан не покидают свой пост. Их задача — оживить «грену».

«Грена» — это яйца бабочки тутового шелкопряда, предназначаемые для размножения шелковичного червя. Ежегодно летом гренажный завод в городе Вахдате, что в тридцати километрах к востоку от Душанбе, получает от бабочек потомство, чтобы заморозить его до нового сезона. А следующей весной при температуре 22-25 градусов и влажности 22 процента происходит оживление. На специальных этажерках чайханы грена мирно греется в бумажных коробочках со странными надписями: БК-1, БК-2, СН-8… Так маркируется порода шелкопряда. Мужчины в соседней комнате пьют чай.

«Раньше этим занимались исключительно женщины, — рассказывает Сайдали. — До XIX века они согревали грену собственным теплом, в прямом смысле. Купленные на базаре семена прятали в холоде, а с появлением почек на тутовнике носили их в мешочках под мышками или на поясе. Прямо на голом теле. И так не меньше недели, пока из грены не появлялись маленькие червячки. Ох, и морока с этим кирмаком! Как с дитем малым».

«Кирмак» — по-таджикски гусеница, но чаще так называют шелковичного червя. Чтобы получить из 19,5 грамма грены 65 килограммов отборного кокона (а именно таков план для колхозника-добровольца), на сорок дней нужно забыть о сне и покое. Кирмак — существо нежное и капризное. Температуру ему подавай не ниже 22 градусов, иначе аппетит пропадет. От муравьиного укуса защити, а то и помереть может. И с питанием привередлив: корми его листьями, сорванными исключительно в утренние или вечерние часы, когда в них больше влаги. Молитву почитай — вдруг кто-то косо посмотрит.

«Бисмилла ир-Рахман ир-Рахим! Во имя Бога Милостивого и Милосердного!» — в маленькую комнату своего дома входит Пардахол. В одной руке у нее молитвенник, в другой платок, полный листьев тутовника. За ней следом ее младший сын Музафар с фонариком. За окном сумерки — в комнате горит лампочка. Впрочем, она горит и днем — так положено по инструкции. Но ее тусклого ртутного света не хватает, чтобы рассмотреть личинки шелкопряда.

«Кушай-кушай, кирмачок, кушай-кушай, червячок!» — приговаривает Пардахол, посыпая листьями юного шелкопряда, лежащего на самодельном фанерном столе. — Станешь беленьким и красивеньким, чтобы в доме моем было много «дарзы».

«Дарза» — это охапка веток. Именно из-за дарзы жители кишлака Ходжабайкуль каждый год ввязываются в шелковый промысел. Чтобы прокормить своих питомцев, шелководы получают во временное пользование тутовые деревья (на 19,5 грамма грены примерно 80-90 стволов тутовника). Возьмешься возиться с шелкопрядом —
150-200 охапок будут твои. Дарза — это и есть фактически зарплата колхозникам, которые не получают за свой труд ничего, кроме веток. В этой местности мало деревьев и дрова взять негде. А тандыр нужно топить круглый год. Летом для выпечки 15 лепешек нужно четыре вязанки дров. Вот народ и не щадит тутовник, старается оттяпать от ствола как можно больше. К тому же дарзу можно всегда продать. Но случается это редко — самим шелководам запаса веток хватает лишь до зимы.

В Ферганскую долину шелководство пришло из китайского уезда Хотан. Туда его занесла дочь китайского императора, вышедшая замуж за местного владетеля. Легенда гласит, что девушка, боясь быть уличенной в похищении тутового шелкопряда, вывоз которого из Китая строго запрещен, вплела похищенные коконы в свои косы и, приехав в Хотан, вывела из них бабочек и получила первые яйца шелковичных червей.

По другому преданию, спустя примерно двести лет оттуда же в 552 году два монаха принесли императору Византии Юстиниану грены тутового шелкопряда в своих полых посохах. Из Хотана искусство шелкомотания перешло сначала в Андижан, а потом в Самарканд и Бухару. Континентальный климат Ферганской долины, ее сухой воздух и тепло идеально подходят для здоровья и развития тутового шелкопряда. Исторически сложилось так, что в Средней Азии шелковым промыслом и по сей день занимаются преимущественно женщины.Читать дальше >>>