В ходе расследования нелегальной торговли тиграми журналисты GEO увидят своими глазами далеко не все. Но того, что они услышат, будет достаточно, чтобы назвать нескольких предполагаемых организаторов нелегальной торговли исчезающими видами животных. Среди них — настоятель буддийского монастыря и крупная предпринимательница из Лаоса. Австралийский фотограф Патрик Браун потратит на этот проект семь лет.

Блаженны неверующие

160 км к западу от Бангкока, Таиланд

Клетка размером пять на пять метров. Внутри автомобильная покрышка, толстая веревка, грязная подстилка. И три тигренка. Перед клеткой — две пары молодоженов, совершающих свадебное путешествие. Их привела сюда давняя мечта — «покормить тигрят из бутылочки».

Полдень, в тени под сорок градусов. Жаркий день даже по меркам Таиланда. Буддийский монастырь Ват Па Луангта Буа Янасампанно открылся для посетителей час назад. Это длинное название европейцам запомнить трудно, поэтому для удобства туристов эту необычную обитель, расположенную в двух часах езды к западу от Бангкока, именуют «Тигриным храмом».

Две пары молодоженов — уже вторая за сегодняшний день группа туристов, приехавших поиграть и сфотографироваться с ручными тигрятами. Около 20 посетителей в день, 140 в неделю — получается, что примерно 1000 человек поиграют с тигрятами до того момента, когда они повзрослеют.

Женщины держат бутылочки, мужчины фотографируют, английский волонтер монастыря Мэтт рассказывает: «Мы забираем тигрят у матерей через три недели после рождения, чтобы они с раннего возраста привыкали к людям. Мы кормим их только отварным мясом, чтобы они не пристрастились к вкусу крови», — заученно твердит доброволец. И добавляет: «Мы разводим тигров, чтобы спасти их от вымирания. Потом мы выпускаем их на волю».

Звучит прекрасно. Только где логика? Неужели ни Мэтт, ни туристы не понимают, что ни один ручной тигр не сможет жить на воле? Потому что все, чему он учится в детстве, — это приставать к людям и клянчить у них еду.

Что на самом деле происходит с тиграми из монастыря? В середине 2010 года их должно было быть здесь около 50, но количество тигров постоянно меняется. Уже одно это наводит на подозрение: «Тигриный храм» может быть звеном в длинной цепи незаконной торговли дикими животными. Но пока это только догадки.

Сюжет
Из джунглей —  в лабораторию
Из джунглей — в лабораторию
Исследовательские центры в Европе и США покупают десятки тысяч обезьян для научных опытов. Часть животных — жертвы браконьеров

Хорошо организованный бизнес по нелегальной торговле тиграми приносит его участникам гигантские прибыли. Интерпол оценивает годовой оборот нелегальной торговли животными по всему миру в 20 миллиардов долларов. Причем ситуация ухудшается день ото дня, утверждают криминалисты. На Земле не осталось места, где дикие звери могут укрыться от браконьеров.

Тот, кто ищет информацию о жертвах преступного бизнеса, может обратиться в Интерпол, Всемирный фонд дикой природы (WWF) или Международный фонд защиты животных (IFAW). Ему расскажут о тысячах, миллионах животных, которых преступники нелегально перевозят по всему миру — живыми и мертвыми, целиком и по частям. Антилопы, медведи, носороги, слоны, орангутанги, попугаи, черепахи, леопарды — сотни видов зверей и птиц становятся добычей нелегальных торговцев.

Но ни на одно животное в мире не идет такая безумная охота, как на тигра. Особи этого биологического вида ценятся дороже всех. Тигр — единственный хищник, туша которого продается полностью, без остатка и приносит поэтому максимальную прибыль. Кости, мех и мясо тигра дают браконьерам доходы, исчисляемые тысячами долларов. Лапы, когти, усы, клыки и пенис ценятся на вес золота.Читать дальше >>>