Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Аргентина: колония Зигмунда Фрейда

Как психологи и психоаналитики захватили власть в Аргентине и превратились в национальных героев
текст: Екатерина Базанова
Дмитрий Трофимов
Дверь открывает миниатюрная женщина неопределенного возраста — ей легко можно дать от 60 до 75 лет. Глаза цвета меда, светло-каштановые волосы, коричневый брючный костюм, ухоженные руки со свежим маникюром. Она улыбается и всем своим видом демонстрирует симпатию и интерес к собеседнику. Беатрис Марсер — практикующий психолог из Буэнос-Айреса с опытом работы больше 30 лет. Она принимает пациентов в гостиной съемной квартиры. Окна закрывают плотные шторы. Гость может прилечь на диван или сесть на кресло с мягкой бирюзовой спинкой. Следующие 50 минут психолог будет внимательно слушать все, что ему захотят рассказать, задавать редкие наводящие вопросы и делать отметки в блокноте. Профессия Беатрис — одна из самых популярных и востребованных на ее родине. По статистике Всемирной организации здравоохранения, Аргентина занимает первое место на планете по количеству психологов на душу населения: на каждые 645 аргентинцев приходится один практикующий специалист. В Буэнос-Айресе этот показатель намного выше. В городе даже есть район, который называют «виллой Фрейда». Там чуть ли не в каждом доме по несколько частных психологических консультаций. Одну из них вот уже девятый год подряд раз в неделю посещает Франко: «Я начал терапию в сложный период жизни: умер мой художественный руководитель в театре, я завалил сессию в университете, постоянно ссорился с братом и расстался с девушкой. Уверен, что без психолога мне было бы намного сложнее пережить неудачи и сохранить веру в собственные силы». По словам Франко, почти все его друзья, брат и мама регулярно ходят на терапию. Для Буэнос-Айреса это абсолютно нормально, так же, как лечить зубы или заниматься спортом. «Можно, конечно, периодически напиваться и грузить своими проблемами всех окружающих, но, по-моему, лучше знать, что у тебя есть определенный день, время и место для того, чтобы выговориться и обсудить то, что беспокоит», — считает предприниматель и еще один пациент «виллы Фрейда» Мартин. Найти психолога можно на любой кошелек: начиная от многочисленных бесплатных приемных в государственных больницах и некоммерческих организациях, заканчивая дорогими специалистами, один прием у которых может стоить 70 долларов. Доступность такого рода помощи привела к тому, что аргентинцы теперь обращаются к профессионалам при появлении любых проблем. «Я ничего не могу довести до конца. Начала итальянский — бросила, начала английский — бросила. Чувствую, что без психолога я магистратуру архитектурного факультета не закончу», — с полной уверенностью говорит 30-летняя Эмилия. Вариант того, что можно просто заставить себя подольше посидеть над учебниками и самостоятельно сделать последний рывок, она даже не рассматривает. «Большинство моих клиентов — женщины от 25 до 50 лет. Самые распространенные проблемы: взаимоотношения в парах и трудности на работе или учебе. Обычно приходят с какой-то конкретной ситуацией, но потом появляется что-то еще и терапия продолжается годами. Консультации у психолога так распространены, что легче пойти к специалисту, чем разбираться самому. У некоторых пациентов появляется даже что-то вроде зависимости», — признается доктор Адриана Диас. Она работает как со взрослыми, так и с детьми. Профессия психопедагога последние лет 15 стремительно набирает популярность. «Чаще всего мы занимаемся со школьниками, у которых проблема с математикой, чтением, письмом и с поведением. Эти дети получают плохие оценки, учителя на них жалуются и рекомендуют обратиться к специалистам. Так они попадают к нам», — рассказывает коллега АдрианыДиас, один из самых известных в Аргентине психопедагогов Лилиана Бин. С помощью игр, рисования, математических примеров и даже пения она выявляет причины рассеянности или беспокойства у своих маленьких пациентов, а потом рассказывает их родителям, как можно решить ту или иную проблему. Так что сегодня к присутствию психолога в своей жизни тысячи аргентинцев привыкают с детства. А началось все в конце 1930-х, когда, спасаясь от фашизма, в Аргентину из Европы эмигрировали трое молодых и уже известных специалистов по психоанализу: испанец Анхель Гарма, австрийка Мари Лангер и поляк Генрих Ракер. Их первыми пациентами и поклонниками стали, конечно же, представители местной аристократии. В 1950-х в стране стало возможным получить высшее психологическое образование. «Естественно, сначала было очень много предрассудков. Считали, что на терапию ходят только сумасшедшие, но с годами это прошло», — объясняет доктор Адриана Диас. По словам президента Ассоциации психологов Буэнос-Айреса Карлоса Сааведры, в кабинеты коллег аргентинцев, в первую очередь, привели поиски самоидентификации. «Все мы потомки эмигрантов, причем эмигрантов разных волн. Порой нам слишком сложно ответить на вопрос, кто мы такие и какие мы», — рассуждает Сааведра. Если в Боливии, Венесуэле, Перу и Колумбии связь с далеким прошлым была установлена через индейские корни, то у аргентинцев такой возможности не было. Индейцы на территории страны были целиком уничтожены к началу XX века, так что по происхождению 90 процентов современных жителей Аргентины — европейцы, в большинстве своем итальянцы и испанцы. В Новый Свет их предки бежали не от хорошей жизни, а спасаясь от войн и нищеты. На эти психологические травмы накладывался стресс от того, что вокруг все новое, непонятное и часто враждебное. Принятые в местном обществе нормы поведения тоже играют существенную роль. «В Аргентине очень важно быть «буэнаонда». То есть — не напрягать окружающих, быть приятным в общении и излучать позитив. Жаловаться на жизнь можно только самым близким людям, да этим лучше не злоупотреблять. Вот почему регулярная терапия так полезна и популярна», — делится своей теорий Мария. Она вместе со своим мужем ходит на консультации уже больше года и довольна результатом. Что касается аргентинских властей, то они ничего против психологов и психоаналитиков не имеют. «Нынешнее правительство регулярно выделяет средства на научные исследования, проведения конференций, семинаров и поддерживает профильные факультеты», — говорит психопедагог Лилиана Бин. В ответ оппозиционные газеты называют крупнейший государственный вуз страны — Университет Буэнос-Айреса — конвейером по подготовке психологов. Их выпускается в три раза больше, чем инженеров. По мнению критиков, гуманитарные факультеты президент Кристина Киршнер пытается превратить в инкубаторы для выращивания сторонников. Со студентами технических специальностей сделать то же самое, безусловно, сложнее. Непоколебимая вера аргентинцев в полезность терапии превратила психолога в популярного персонажа современной массовой культуры, литературы и кино. Настоящим шедевром, получившим признание и за пределами страны, стала криминальная комедия «Время смелых». В ней успешный «мозгоправ» Мариано Сильверстайн героически спасает от смерти своего пациента — полицейского, после чего получает предложение стать секретным агентом. Так что психолог для аргентинцев — это Супермен и Джеймс Бонд в одном лице. Поэтому они нисколько не удивились, когда в июне этого года их соотечественницу Виргинию Унгар избрали президентом «Международной психоаналитической ассоциации», созданной в 1910 году самим Зигмундом Фрейдом.
28.08.2015