Новости партнеров


GEO приглашает

В рамках летнего фестиваля комедий «Итальянские истории» в российский прокат вышла комедия Массимо Гаудиозо «Большая афера в маленьком городе» с Сильвио Орландо и Фабио Воло


GEO рекомендует

10, 12 и 13 июля, в Москве в ДС «Мегаспорт» состоялся международный футбольный турнир «Суперкубок Легенд», в котором приняли участие легенды мирового футбола первой величины


Новости партнеров

Футбол: что в голове у болельщика

Футболом интересуется половина населения земного шара, для сотен миллионов людей эта игра стала смыслом жизни. GEO выясняет, что происходит с человеком, когда он превращается в заядлого болельщика
текст: Анастасия Денисова

Как только по телевизору начинают показывать матч с участием туринского «Ювентуса», Джованни запирает жену Франческу в спальне. А то порчу наведет. Доступ к еде, воде и удобствам (хорошо, не к кислороду) на время матча полностью перекрыт. Однажды Франческа, поклонница миланского «Интера», осмелилась повернуть дверную ручку с замыслом побега — и «Ювентус» пропустил мяч. Джованни, как истинный фанат, смекнул, в чем дело, и ввел комендантские полтора часа. 

Англичанин Пол требует, чтобы жена резала овощи во время игры. Когда они закончатся, нужно продолжать шинковать что не прибито — сыр, фрукты, кофейные зерна. 

Фанат московского «Спартака» Володя как-то зашел в гости к другу и в темной прихожей переобулся в тапки с логотипом ЦСКА. Потом от ужаса (и — уверяет — ядов) хромал две недели.

Все эти городские сума­сшедшие — адекватные люди с зарплатами, ипотечными кредитами и оплаченными штрафами за парковку. Но один или два раза в неделю их не узнать: потоки зычной ругани, что исторгает из себя средний диванный фанат во время матча, заставят переосмыслить синдром Туретта. 

Что происходит с человеком, когда он превращается в болельщика, и что это привносит в его жизнь? Польза это или вред?

Сто лет назад европейские суфражистки, ратовавшие за равноправие женщин, выпустили буклет «Совет о женитьбе для юных леди». Он гласил:

1.  Не выходите замуж.

2.  Если замужество все же необходимо, избегайте красавчиков и проходимцев, стиляг и любителей футбола.

3.  Ищите сильного укрощенного мужчину — пожарного, горняка, мойщика окон или
дворника. 

Вероятно, политически активные дамы прошлого века сгущали краски, но все же подметили буйную натуру «любителей футбола». Резкость, звериный нрав, склонность к переменам настроения — в чем только не обвиняют бушующих фанатов. Британский Фонд психического здоровья (Mental Health Foundation) соглашается: зависимость от спорта может негативно сказаться на эмоциях, отношении к людям и самооценке человека. 

Спорт — это арена, на которой оттачивают притягательное, но загадочное «будь мужиком». Российский психолог Елена Улыбина отмечает, что фанаты чувствуют себя уверенно, когда считают себя настоящими мужчинами и частью сообщества настоящих мужчин. Согласно исследованию Улыбиной, в сознании фаната рефлексия считается проявлением слабости. 


Фолк-футбол, который британский живописец Александер Карс изобразил на своей картине «Футбол», написанной в 1830 году, скорее напоминал кулачные бои, в которых сходились «стенка на стенку» целыми деревнями. Накал страстей, свойственный футболу, неизбежно привлекал внимание художников, каждый из которых по-своему пытался постичь эмоциональную суть этой игры

В социологии есть понятие «токсичная маскулинность»: мужчина выражает свою половую принадлежность через агрессию, напор, жесткое разделение ролей (он — добытчик и боец, она — или мать, или трофей). Такое поведение может быть свойственно мужчинам в патриархальных обществах или, например, жителям неблагополучных районов, где сложно себя реализовать. Бои — на улице или на трибуне стадиона — становятся способом самооценки. 

Нельзя разбить лицо противному коллеге в офисе, но можно выйти против болельщиков другого клуба. «Это война», «это лучше, чем секс», считают совсем юные, двадцати лет с небольшим, футбольные хулиганы. 

Понятно, что любовь к романтике такого сорта выветривается с первым выбитым глазом или тюремным сроком, но стереотипное представление, будто на трибуне дозволено больше, чем в цивилизованной жизни, уже давно и прочно укоренилось в среде фанатов. 

А когда фанаты становятся отцами, футбол оказывается важным ритуалом при общении с детьми — особенно с сыновьями. Играть вместе с ними в футбол, тренировать, водить на матчи — отпрыски фаната приучаются к досугу «только для мальчиков». Это важно для взаимоотношений между поколениями. Даже в самых феминистски настроенных семьях в такие дни мама остается дома и готовит обед. 

Как совместить личную жизнь и заядлый фанатизм — вопрос посложнее. 

Венесуэлец Эдмундо, живущий в Европе, ставит будильник на три часа ночи: «Я смотрю американскую лигу, потом в записи немецкую, потом итальянскую». Его подруга тоже любит футбол — они даже познакомились на стадионе, — но вот его образ жизни совсем не одобряет. Университетский преподаватель Эдмундо с красными от недосыпа глазами читает захватывающие лекции о политике, отвечает на тысячи студенческих электронных писем — а потом выпадает из мира сего в мир футбольных баталий на все остающиеся после работы часы. 

«Когда мы идем в гости в выходные, я по­стоянно прошу мою девушку проверить результат того или иного матча, — Эдмундо даже краснеет. — У меня плохо «ловит» телефон, а у нее — отличная связь. Сначала прошу ее шепнуть счет испанского матча, потом английского — и так весь вечер». 

Анри Руссо. «Игроки в футбол», 1908 год

Семь часов футбольных страстей в выходные — просмотр матчей, проверка результатов, чтение блогов об игре — норма для фаната.

Исследование, проведенное во время чемпионата мира 2010 года в ЮАР, показало, что среднестатистический британец думал о футболе 43 раза в день и 30 часов провел у телевизора, наблюдая за матчами. 36 процентов опрошенных признались, что лгали своим «вторым половинам» о том, как проводят свое свободное время, а 15 процентов отказывались от секса или отменяли свидания, чтобы посмотреть игру. 

И даже когда футбольный сезон завершен, хронические фанаты не расстаются с кумирами. Сотни поклонников «Аталанты» из итальянского Бергамо проводят единственный отпуск в году… в шаговой доступности от любимой команды. Собрав в охапку жен и малых детей, они едут на две недели в крохотный — десять тысяч жителей — городок в горах. Именно там, на высокогорье, игроки «Аталанты» проводят летний тренировочный сбор, чтобы повысить свою выносливость. Фанаты же, как цепью прикованные сталкеры, следят за каждой открытой тренировкой, а по вечерам, когда все — и игроки, и туристы — собираются в единственном баре города, подмигивают своим любимцам.


Джеймс Эдвин Макконелл. «Футбол на улицах», 1960-е годы

Когда фанат предвкушает футбольный матч, его психика получает два стимула. Во-первых, греет доброе тепло от повторяющегося безопасного ритуала. Во-вторых, встреча двух команд всегда таит момент сюрприза, адреналин: кто же победит? Благодаря сочетанию этих стимулов футбольная зависимость крепко прорастает в психику фаната.

Эдмундо признается, что футбол помогает ему расслабиться: «Я включаю «фоном» трансляцию матча какой-нибудь не самой важной для меня лиги и начинаю проверять курсовые студентов. В отличие от музыки или кино на игру не нужно отвлекаться. Гомон на трибунах, свистки, бормотание комментаторов дают мне ритм, уют, милый шум… Совсем другое дело, когда на экране — мой «Тоттенхэм». Тогда это сплошь боль и страдание!» 

Дополнительный бонус для болельщика — феномен BIRG. Этой аббревиатурой в британском Фонде психического здоровья обозначают понятие «bask in reflected glory», то есть «греться в лучах отраженной славы». Когда выигрывает твоя команда, ты, хоть мяч и не пинал, заслужил эйфорию — и в эйфории твои друзья. От эмоционального подъема весело на душе, и кажется, что все остальное у тебя тоже получится. Даже проигрыш команды, как отмечают психологи, не чреват для болельщика совсем уж непереносимой тоской. Так что и от чужого успеха пользы гораздо больше, чем неприятных побочных эффектов. 

И в этом нет ничего парадоксального. Любители греческой трагедии знают, что такое «катарсис» (впрочем, на самом деле это знаем все мы). Культурологи под катарсисом понимают момент психологической разрядки. После эмоционально насыщенных 90 минут матча футбольный фанат при любом исходе матча получает свой катарсис. Отсюда — звериные рыки, искрометные ругательства и жестикуляция всем телом во время игры, а затем полное расслабление — самое время растянуться на диване, пойти с друзьями в бар или даже лечь поспать. 

Интересно, что такая эмоциональная встряска особенно полезна тем, кто трудится на выматывающих должностях или не может забыть о дедлайнах, даже вернувшись домой. Считается, что большинство футбольных фанатов моложе 35 лет. Именно они особенно склонны к депрессии и самокритике. Футбол помогает молодым людям ощутить единение с социумом и сбросить негативные эмоции. Психологи Фонда психического здоровья рассказывают о любопытном феномене: во время финала прошлого чемпионата мира и сразу после его завершения снизилось число пациентов, поступивших в психиатрические больницы.

Поскольку футбол — сфера, в которой можно разбираться, не будучи академиком, практически каждый болельщик считает себя «экспертом». А быть знатоком всегда симпатично человеческой психике. К тому же научно доказана польза досужих рассуж­дений. Обмен мнениями о стратегии главного тренера сборной России Станислава Черчесова или о бомбардирских качествах нападающего Федора Смолова — отдых от забот трудового дня. Читать футбольные сплетни или обсуждать их — все равно что выдернуть вилку из розетки на полчаса. 

Одно французское исследование и вовсе приравняло футбол к религии — мол, фанаты ходят на стадион как в храм, соблюдают ритуалы как таинства и поклоняются своим идолам. Кто-то даже называет своих детей не по святцам, а по футбольным составам. Интересно, что думает об этом Зинедин Язид Зидан Тьерри Анри Бартез, 12-летний бразилец, чей отец решил восславить сразу нескольких французских футболистов? 


Умберто Боччони. «Энергия игры в футбол», 1913 год

Фанатизм — это не только фиксация для одного, но еще и коллективное помешательство. Социо­логи напоминают о пользе «позитивного самоопределения» — это когда человек связывает свою личность с определенной группой и противопоставляет своих чужим. Болельщик склонен считать и всех других поклонников родного клуба преданными, честными и справедливыми людьми. 

Например, фанаты миланского «Интера» говорят о своих исключительно как о благородных мужах, понося при этом на чем свет стоит «воров», болеющих за  туринский «Ювентус», и «вонючек» из «Наполи». Чем приятно такое отождествление себя с группой «благородных джентльменов»? Тем, что человек начинает присваивать качества группы себе — и тоже чувствует себя честным и справедливым. 

Проблемы возникают в тот момент, когда человек начинает осознавать себя только через футбол. Как страдающий анорексией определяет себя и свою ценность только через метку на шкале весов, так и болельщик с зашкаливающим фанатизмом приравнивает личное счастье и успех к достижениям любимого клуба. Это крайне зыбкое состояние: как только клуб проигрывает, фанат считает себя ничтожеством. 

«Здорово, когда отец смотрит игру с сыновьями. Но в нашей практике был случай, когда дети начали реагировать на любые футбольные темы с большой тревогой — они уже знали, что настроение папы будет напрямую зависеть от исхода матча, — рассказывает Кэл Строуд из Фонда психического здоровья. — Если эмоции от игры остаются с человеком на протяжение нескольких дней и влияют на его отношения с близкими, это дурной знак».


Казимир Малевич. «Супрематизм. Живописный реализм футболиста, красочные массы в 4-м измерении», 1915 год

Термин «аддиктивное поведение» стал популярен с 1970–1980-х благодаря американскому психиатру Питеру Миллеру, начавшему издавать академический журнал с таким названием. Этим термином Миллер обозначил период злоупотреб­ления химическими веществами до момента, когда формируется зависимость. В современной психологии как аддиктивное поведение диагностируют злоупотребление любыми занятиями ­— тренировки, игру в казино, фанатичное боление. В нашем случае: привычка сформирована, щупальца эмоций крепко вцепились в спорт как источник сильных чувств, но фанат еще способен контролировать себя. 

Марк Гриффитс, профессор британского университета Ноттингем Трент, занимается исследованиями азартных игр. Он видит много параллелей между одержимыми игроками в казино и футбольными фанатами. Гриффитс отмечает, что болельщики привязываются к «своей» команде так крепко, как ни к одному другому бренду. Любитель кофе может перейти на продукт другой марки, но футбольный фанат никогда не станет болеть за другой клуб. Эта сверхпреданность может переродиться в аддикцию. 

Еще красочнее объяснение американского психоаналитика Леона Вёрмсера: addictus означает «приговаривать свободного человека к рабству за долги». Система зависимости требует от человека тотального подчинения. Такое поведение может сформироваться, если у человека есть «фобическое ядро» — проще говоря, сгусток страха. Ужас перед отношениями, работой, учебой (не говоря уже о травматическом опыте на каком-то этапе жизни) делает уязвимым, эмоционально наэлектризованным. Наркотики, алкоголь, расстройства пищевого поведения, азартные игры и гиперболизированные хобби становятся своеобразной анестезией, защитной оболочкой от непереносимых эмоций.

Российский корифей аддиктологии, знаменитый сибирский профессор Цезарь Короленко, связал возникновение зависимости с отсутствием социальной поддерж­ки — от семьи, коллег и знакомых. 

Впрочем, Короленко отнюдь не считает просмотр спортивных состязаний зависимостью — напротив, вносит их наравне с про­смотром кино и прогулкой с друзьями в перечень будничных (и здоровых) навыков, позволяющих избавиться от психологического дискомфорта.


Елена Старикова. «Болельщики», 2017 год

«Есть два главных признака того, что пристрастие к футболу стало болезненным, — говорит Кэл Строуд из Фонда психического здоровья. — Если человек перестает получать удовольствие от просмотра одного матча в неделю и начинает каждый день жадно смотреть все подряд, вплоть до студенческих и заштатных лиг, — это первый сигнал тревоги. Если из-за пристрастия к футболу человек избегает встреч с друзьями, не забирает ребенка из школы, выпадает из семейной жизни — это второй сигнал, после которого надо принимать безотлагательные меры».

Симптомы нездорового фанатизма медики оценивают по той же шкале, что алкоголизм или наркотическую зависимость. Все они классифицируются как «расстройства поведения». Главная проблема людей с таким диагнозом в том, что они замыкаются в себе.

«Переживать трудные моменты в жизни всегда лучше в окружении людей. Изоляция, борьба в одиночку дается зависимым сложнее», — уверяет Строуд.

Как понять, что фиксация на одиннадцати мужчинах, гоняющих мяч,  вышла за грани разумного?

«Спросите себя: испытываете ли вы тревогу, когда завершен футбольный сезон? Отказываетесь ли от социальной жизни, чтобы остаться дома и посмотреть трансляцию? Смотрите ли матчи втайне от партнера или семьи? Приходилось ли вам лгать семье, чтобы продолжать смотреть футбол?» — перечис­ляет Кэл Строуд.  

Если вы ответите «да» на более чем один вопрос, есть смысл обсудить проблему с друзьями и близкими, а затем, возможно, обратиться к медикам. Среди методов лечения — когнитивно-бихевиоральная терапия, когда зависимого учат изменять мысли и привычки, реагировать на жизнь по-новому, без вреда для себя и других.

Впрочем, совсем уж драматизировать не стоит. Спорт — это радость и, по большей части, мир. Хорошая новость: завешивание всей квартиры значками, флажками, постерами и футболками не считается симптомом болезни. «Это восхищение спортом, это дань спорту как празднику!» — улыбается Строуд. Лучший способ чествовать самый главный вид спорта на планете — не в одиночку перед компьютером или телевизором, а в компании, соглашаются психологи. Смотреть, болеть, грустить и ликовать — вместе. 

30.05.2018
Теги:
Связанные по тегам статьи: