Сайты партнеров




GEO приглашает

Дэвид Санчес (David Sanchez), директор по разработке и производству Maurice Lacroix, прилетел в Москву специально для того, чтобы представить новую стратегию развития часового бренда и рекламную кампанию The Aikonic City.


GEO рекомендует

Huawei выпустил два новых смартфона Huawei P10 и P10 Plus. Помимо усовершенствованной камеры Leica второго поколения флагманы Huawei серии P работают на процессоре Kirin 960, имеют несколько вариантов расцветки и новую алмазную отделку корпуса


Родина правильных драконов: путешествие в Южную Корею

В рейтинге стран с самой инновационной экономикой, который составляет аналитическая компания «Блумберг», Республика Корея в 2017 году заняла первое место. Как и в прошлом году. Всем известно, что южные корейцы работают много и эффективно. А как они живут и отдыхают? И чем отличаются от соседей — китайцев и японцев?
текст: Сергей Юрлов

Изображения драконов можно встретить по всей Азии. На первый взгляд определить происхождение сказочной рептилии довольно сложно. Однако в Корее существует старинная легенда: в незапамятные времена у всех драконов было по четыре пальца на каждой лапе. Но всякий раз, когда волшебный монстр улетал на северо-восток, он терял по пальцу, а когда на юго-запад, то пальцы, наоборот, дорастали. По­этому у драконов Японии их по три, а у китайских — по пять. И только у корейских — «правильный», изначальный набор. Об этом предании стоит вспоминать всякий раз, когда кто-то начинает сравнивать Китай, Японию и Корею. Оно ведь не столько про количество драконьих пальцев, сколько про нацио­нальное самосознание.

Еще интереснее получается с современными географиче­скими картами. В любом справочнике вы прочтете, что корейский полуостров на западе омывается Желтым морем, на юге — Восточно-Китайским, а на востоке — Японским. Но сами корейцы называют Японское море Восточным, Желтое — Западным, а Восточно-Китайское — Южным. И никаких компромиссов!

Когда узнаешь об этом перед первой поездкой в страну, то представляешь себе довольно жестких и своенравных людей. Но корейцы оказываются очень дружелюбными. Стоит на минутку остановиться на любой из улиц Сеула, сверяя карту в смартфоне с маршрутом, — и к вам обязательно подойдет кто-нибудь из прохожих с предложением помочь найти дорогу. Это в десятимиллионном мегаполисе, где по неписаным правилам большого города всем должно быть все равно. Ан нет!   

Это сейчас по уровню заработной платы и качеству жизни Южная Корея обгоняет большинство государств Европы, а в Азии соревнуется только с Японией. До 1960-х Республика Корея находилась среди самых отсталых стран. И дело не только в уроне, который местной экономике нанесли войны. Еще задолго до 1945 года, разделения полуострова, промышленный север страны считался развитым, а аграрный юг — отсталым. Сейчас в это трудно поверить, но южане жили скромнее северных корейцев.

«Как Южной Корее удалось так быстро превратиться из бедной страны в процветающую?» — пристаю я с расспросами к новому знакомому по имени Сын Мин. Филолог по образованию, Сын Мин работает в глянцевом журнале и, как ни странно, интересуется Россией. Мы сидим в традиционном ресторанчике национальной кухни. Перед нами шеренга керамических плошек, в них кимчи, острая квашеная капуста с разнообразными  добавками — от дайкона и огурцов до редьки и морковки.

«Да, наши бабушки и дедушки жили очень бедно, — соглашается кореец. — Мясо ели редко. Поэтому у нас в традиционной кухне так много блюд из овощей и столько видов кимчи. Но мы много работали…»

Корейцы — действительно очень трудолюбивая и дисциплинированная нация. «В дет­стве и юности мы много учимся, чтобы, став взрослыми, очень много работать», — с иронией говорят о себе жители Южной Кореи. Переработки в здешних компаниях привет­ствуются, а вот праздничные дни и отпуска не отличаются продолжительностью.

Но у меня есть контраргумент: «А разве в Северной Корее работали мало?»

«Много, — опять соглашается Сын Мин. — Но у них правили Ким Ир Сен, Ким Чен Ир, а сейчас Ким Чен Ын…»

«Но вашей страной тоже долго правили генералы!»

«Я не люблю диктаторов у власти, — признается филолог. — Но наши генералы думали об экономике. У нас есть поговорка: «Где посадишь бобы, появятся бобы, а где посадишь фасоль, взойдет фасоль».

Южная Корея начала превращаться в демократическое государ­ство почти одновременно с Советским Союзом. Первые свободные выборы прошли в 1987 году, а первый президент «из гражданских» был избран в 1992 году. Сейчас сорокалетнее правление военных воспринимается неоднозначно, но все в стране признают, что именно логичная экономическая политика генералов привела к технологическому прорыву, способ­ствовала развитию бизнеса и выходу южнокорейских товаров на мировой рынок. Республика Корея заработала авторитет мирным и добрым путем, не бряцая оружием. И в этом большая заслуга чеболей.

Спальный район на окраине Сеула. Торцы многоэтажных домов украшены сине-белым логотипом «Самсунг». На рекламу не похоже — под логотипом указан номер дома. Может быть, здесь живут работники компании? Или квартиры оборудованы фирменной техникой «Самсунг»? Все оказывается проще: здания принадлежат одному из подразделений группы «Самсунг», а жить в них может кто угодно. Многие слышали о могуще­ственных чеболях — южнокорейских многопрофильных финансово-промышленных группах. Но как они влияют на повседневную жизнь обычного корейца? А вот как: кореец из жилого дома «Самсунг» может ездить на автомобиле «Рено-Самсунг», заправляться бензином со­вместного предприятия «Самсунг» и «Тоталь», нефть для которого доставлена танкером «Самсунг Хэви Индастриз». Машина этого горожанина застрахована в  компании «Самсунг Лайф» — как и здоровье самого водителя и его семьи. Наш собирательный кореец едет на шопинг в модный торговый центр «Самсунг Фэшн», платит кредиткой «Самсунг кард», а покупки несет в полиэтиленовом пакете, сделанном на химическом заводе «Самсунг». Схожую историю можно рассказать, если заменить название чеболя на «Хендэ» или «Дэу». Обратите внимание: конкуренцию между чеболями никто не устранял.

Как определить, стала ли корпорация чеболем? Верный признак — фирменные терминалы в национальных аэропортах с корпоративным воздушным флотом. И самолеты, и терминалы довольно легко узнать по логотипам. Только у нас эти корейские логотипы ассоциируются с марками телевизоров или автомобилей, а в самой Корее  — с флагманами промышленности. Добро пожаловать в корпоративное государство!

Устройство корейской экономики чем-то напоминает ситуацию с национальными фамилиями. В стране их всего около 250, но 45 процентов населения — Кимы, Ли и Паки. Тоже своего рода чеболи. На четвертом месте по популярности — фамилия Чон, а на пятом — Цой. Интересно, что большинство однофамильцев даже не дальние родственники. Со стороны выглядит, словно корейцы любят объединяться в большие коллективы по любому признаку, будь то фамилии, корпорации или религиозные общины.

Вообще это не слишком религиозная нация. Около половины населения не относит себя ни к какой конфессии. Другая половина  — буддисты и христиане, причем их примерно поровну. По какой-то странной корейской традиции вечером и ночью христианские храмы подсвечиваются неоновыми лампами. С непривычки неоновые кресты и мерцающие ночные вывески церквей вызывают смятение. Но еще большее смятение испытываешь, попав в протестантский храм исполин­ских размеров со странным названием «Церковь Полного Евангелия Еыйдо». Вообще-то Еыйдо — название симпатичного речного острова в Сеуле с зеркальными небоскребами и большим парком. Каждую неделю на молитвенные собрания сюда приходит около 200 тысяч человек, а всего прихожанами церкви числятся чуть меньше полумиллиона сеульцев. Чем не духовный чеболь?

Религиозные собрания объединяют в основном людей старшего поколения, а молодежные «группы по интересам» возникают вокруг поп-культуры, моды, шопинга и индустрии красоты. Корей­ские девушки просто помешаны на моде и уходе за своей внешностью. Шоу-бизнес и местная музыкальная субкультура К-Pop, о которой после песни «Гангнам стайл» знает весь мир, задают стандарты. «Продвинутая» публика старается если не соответствовать им, то хотя бы тянуться к идеалу. Результат? Огромное количество хорошеньких кореянок, реальный возраст которых благодаря косметике и медицине определить почти нереально. 

Особенность шопинга по-корейски — обилие маленьких магазинов с совершенно не известными за пределами Азии торговыми марками. Если ваши размеры сравнимы с корей­скими, то в Сеуле можно модно и недорого одеться — и ни в России, ни в Европе вы таких вещей не встретите. Если же вы значительно превосходите местную молодежь габаритами, то обратите внимание на аксессуары — от украшений и ремней до кошельков, сумок и чемоданов. Вы обязательно отыщете что-нибудь этакое, чем будете хвастать на родине. С торговыми центрами в Сеуле все в порядке. К примеру, в «Дусан Тауэр» представлены сотни модных корейских брендов. За сутки этот торговый центр посещают 65 тысяч человек, а работает он с 10:30 утра до полуночи по будням и до пяти утра в пятницу и субботу. Удобно для иностранных туристов, чьи биологические часы не успели перестроиться.

Если увлечься не самым приличным, но приятным занятием — разглядыванием кореянок, — то поневоле начнешь верить, что корейская косметика — лучшая в мире. У нее есть три неоспоримых преимущества перед европей­скими аналогами: она натуральная, инновационная и дешевая. Правда, сложности тоже имеются: многие средства по уходу за кожей, даже мужской крем после бритья, содержат отбеливающие компоненты. Ничего не поделаешь, в Азии красивая кожа — светлая кожа.

Корейская медицина способна творить чудеса. Это касается и традиционных методов лечения и самой со­временной эстетической медицины. Показательно, что Южная Корея — главное направление зарубежного медицинского туризма для японок, строгих ценительниц качества и безопасности процедур. Хотя большинство клиенток — свои. Молодые кореянки почти поголовно доводят свою внешность до совершенства с помощью пластических операций. Обычное явление, когда родители дарят своей дочери операцию по изменению формы век или носа за успешно сданные экзамены.

Мой корейский приятель со смехом рассказывал, что по школьной или институт­ской фотографии не так-то просто опознать бывших однокашниц. Более того, небольшие пластические операции стали нормой и среди молодых мужчин: когда это делают почти все, тогда каждому можно.

Коллективизм у корейцев в крови. А как в таком случае у них с личной жизнью, ведь семья — самый первый коллектив? Оказывается, молодое поколение так загружено учебой или работой, что у парней и девушек не остается времени на романы. Кроме того кореянки настолько сдержанны в проявлении чувств, что в стране даже придумали специальный праздник, когда любая девушка может познакомиться с по­нравившимся мужчиной, если тот в публичном месте — кафе или ресторане — ест черную лапшу. И это не будет нарушением приличий. Но обо всем по порядку. 

В Корее День святого Валентина — мужской праздник. 

14 февраля девушки в знак симпатии дарят своим знакомым или коллегам шоколадку. Это прилично, да и шоколадок можно дарить несколько. Бывает, что на следующий день мужчины хвастают количеством полученных плиток. 

«И насколько серьезно мужчины относятся к этим подаркам?» — спрашиваю я у Сын Мина.
«Не слишком, — отвечает он, — но это и хорошо! Девушка сохраняет свое лицо. Это игра в рамках приличий». 

Все становится куда серьезнее через месяц, 14 марта, когда в Корее наступает Белый день. Мужчина, решившийся ответить на знак внимания, дарит в ответ шоколад белого цвета. Значит, симпатия обоюдная, можно завязывать отношения.

Но самое интересное начинается еще через месяц, когда приходит Черный день. 14  апреля все, кому не повезло в любви, получают шанс… заказать черную лапшу чачжанмён. На самом деле она обычного белого цвета, просто подается с черным бобовым соусом, мясом и морепродуктами. Перемешиваете — и лапша чернеет. Есть ее нужно долго и со вкусом, оглядываясь по сторонам. 

К вам может подсесть любая девушка, которой вы приглянулись. Главное  — оказаться в нужном месте. Между прочим, для туристической или частной поездки в Корею гражданам России виза не нужна. По­этому еще можно успеть приобрести авиабилет и попытать счастья. Или хотя бы попробовать черную лапшу чачжанмен.


Виза
С 2014 года для граждан России действует безвизовый режим. Срок пребывания без визы — 60 дней с возможностью въезда в страну дополнительно на 30 дней. Общий срок такого пребывания не должен превышать 90 дней в течение 180 дней. 

Рейсы
Регулярные прямые рейсы в Сеул из московского аэропорта «Шереметьево» выполняют Korean Air и «Аэрофлот». Korean Air, кроме того, летает в сеульский аэропорт Инчхон, входящий в тройку лучших в мире, из Санкт-Петербурга, Иркутска и Владивостока.

Cмотреть
Дворцовый комплекс Кенбоккун в Сеуле
На территории комплекса, служившего главной резиденцией правителям Чосон, расположены Национальный дворцовый музей и Национальный фольклорный музей.
Особого внимания заслуживает небольшая рекон­струкция типичной корей­ской деревни.

Сеульская башня на горе Намсан
На обзорные площадки башни можно подниматься и днем, и поздним вечером. Все зависит от того, какой обзорный вид на мегаполис вы предпочитаете — залитый солнцем или неоном. 

Панорамой Сеула можно любоваться и из многочисленных смотровых кафе, ресторанов и даже туалета со стеклянными стенами. На территории башни расположены галереи современного искусства и культурно-выставочный центр. В нем можно примерить традиционную корейскую одежду ханбок и сфотографироваться в ней.

14.04.2017