Сайты партнеров




GEO приглашает

С 3 по 6 июня в Москве пройдет книжный фестиваль «Красная площадь». В мероприятии примут участие 300 издательств и будут представлены секции краеведческой, художественной, детской, учебной, исторической и научно-популярной литературы. На одной из площадок состоится лекция журнала GEO


GEO рекомендует

Компания LG выпустила новый смартфон LG G6 с большим дисплеем, высоким качеством изображения, функцией широкоформатной съемки и защитой от воды. GEO рассказывает о преимуществах нового гаджета

Второй Рим

Древний Рим не погибнет с приходом варваров. Империя возродится на берегах Босфора, выстоит в войнах с персами, переживет набеги и распад арабского халифата, построит самую пышную столицу христианского мира, достигнет расцвета на рубеже первого тысячелетия нашей эры. И войдет в историю под названием, которое никогда не носила
текст: Сергей Панков

Адмирал Роман Лакапин 24 марта 919 года неожиданно направляет флот в Мраморное море. Боевые дромоны — быстроходные парусно-гребные суда размером с уложенный на бок девятиэтажный дом — подходят почти вплотную к ступеням пристани, украшенной скульптурой быкольва, давшей название дворцу Буколеон. Вместо положенных по уставу хвалебных гимнов императору через стрельчатые окна на белокаменном фасаде слышна лишь тревожная тишина. Приглашенные на борт якобы для переговоров вельможи во главе с евнухом-постельничим арестованы и брошены в трюм. Придворные советники в панике разбегаются.

Роман сам себя назначает командиром дворцовой гвардии и берет «под охрану» 14-летнего императора Константина VII и его мать Зою Огнеокую. И в мае, женив мальчика на своей десятилетней дочери Елене, принимает титул «василеопатра» — то есть отца императора.

Уже в следующем году новоиспеченный тесть ссылает императрицу-мать в монастырь и коронуется на царство. Так сын армянского крестьянина становится правителем Византийской империи.

Правда, сами константинопольцы именуют себя ромеями, а не византийцами. Для них, как и для миллионов греков, италийцев, сирийцев, коптов, армян, евреев, фракийцев, иллирийцев, даков и славян, существует лишь одна империя — Римская.

История ее не обрывалась ни в 455 году, когда вандалы взяли Рим, ни в 476 году, когда германский наемник Одоакр сверг последнего западного императора Ромула Августа. Не оборвется и сейчас, когда болгарский царь Симеон завоевал почти все Балканы и угрожает столице.

Опустевший римский Форум превратился в пастбище для скота. Париж еще не обзавелся ни собором Нотр-Дам, ни столичным статусом. Лондон умещается целиком в крошечную англосаксонскую крепость Лунденбург. На месте Берлина и Москвы шумят леса.

А тем временем в Константинополе зрители после целого дня, проведенного на ипподроме, собирают подушки с мраморных скамей. В руках у них свежий хлеб, овощи, рыба, пироги — дары императора в честь дня города, который каждый год отмечается 11 мая.

Мраморные мостовые поблескивают в свете факелов, как лед. Справа на фоне залитого золотом неба темнеет 55-метровый купол Айя-Софии. Теплый ветер с моря несет к воротам императорского дворца волну ароматов от лавок торговцев ладаном, корицей и мускусом. 37-метровую колонну в центре площади, опоясанной двухъярусными колоннадами, венчает бронзовая статуя Константина Великого. За 600 лет, прошедших с тех пор, как он перенес столицу империи на берег Мраморного моря, его Новый Рим, построенный на месте бывшей греческой колонии Византий, стал крупнейшим мегаполисом Европы. Старый Рим — теперь лишь резиденция Папы, главы пока еще единой Вселенской церкви, которому подчиняется и константинопольский патриарх.

После двух эпидемий бубонной чумы в 542-м и 747 годах территория Константинополя сократилась. Но и с населением в триста тысяч человек, живущих на площади примерно в 20 квадратных километров, он по-прежнему многократно превосходит самый большой западный город своего времени — Венецию.

Настоящее столпотворение царит на главной улице Меса. Носильщики тащат мешки с зерном. Слепые нищие с собаками-поводырями громко просят милостыню. Всюду толпы зевак. Горожане побогаче наблюдают за уличной суетой с плоских крыш своих домов. Паланкины богатых дам плывут над головами к ювелирным лавкам. Их много в тенистых портиках, окаймляющих с двух сторон улицу шириной в 25 метров.

Оправдывая свое название «Срединная», Меса тянется двухкилометровым базаром через весь центр. На прилавках и лотках, на стенах и прямо на мостовой разложены и развешаны лучшие товары с Востока и Запада. Традиционные просторные туники соседствуют с «варварскими» брюками и короткими плащами. Модники в пестрых облегающих одеждах щеголяют длинными волосами и ухоженными бородами, давно отказавшись от римского обычая гладко брить щеки и носить короткие стрижки.
Ближе к форуму Феодосия шум голосов перекрывается жужжанием мух, тучами летающих над самым большим мясным рынком столицы. Сюда через весь город гонят стада свиней, коз и овец из гаваней на южной стороне.

Монументальный фонтан с колоннами и статуями на северном краю форума питается водой из акведука Валента. Внушительная конструкция высотой 30 метров и длиной в километр — часть городской водопроводной системы. Вода поступает в город с лесистых холмов Фракии, преодолевая 120 километров по мостам и подземным каналам и скапливается в гигантском резервуаре, откуда по трубам, проложенным под мостовой, течет к фонтанам, в купальни императорского дворца и питает общественные пункты водоснабжения по всей столице. В них любой горожанин может наполнить амфору или кружку.

А на случай осады в городе построено почти сто резервных цистерн, которые наполняются водопроводной и дождевой водой. Некоторые из них поистине исполинские. Так, свод цистерны Базилика рядом с императорским дворцом поддерживают 336 колонн. Ее объем — 78 тысяч кубометров. Этого достаточно, чтобы целый год обеспечивать питьевой водой 50 тысяч человек.

За форумом Феодосия Меса раздваивается. Одно ответвление улицы ведет на юго-запад к Золотым воротам. Другое, длиной в километр, взбирается на холм в северо-восточной части города — к пятикупольной Апостольской церкви. Там в окружении 12 гробниц покоится прах основателя Константинополя. И дожидаются второго пришествия дед и отец Константина VII. Соседство с великим предшественником символизирует преемственность между покойными и римскими цезарями. Хотя ни для кого не секрет, что родоначальник Македонской династии Василий был простым конюхом из Адрианополя, который получил трон, убив своего благодетеля императора Михаила III.

Так работает «социальный лифт» в Константинополе. Пробиться из грязи в князи — «византийская мечта» городских низов, от ремесленников и матросов до цирковых акробатов и рабов.

Районы между Месой и побережьем — настоящие трущобы. В отличие от фешенебельных кварталов в центре, тут нет ни отопления, ни канализации. Узкие проулки, канавы с нечистотами, многоквартирные дома, теснота. Закрытые рогожей окна без стекол. Дырявые стены, которые заколачивают досками от сквозняков. Дешевый «грязный хлеб» рипарос из ячменной муки.

И единственная отдушина — вечер в таверне за стаканом дешевого вина. Питейные заведения закрываются в два часа пополуночи во избежание драк и беспорядков.

Столица не справляется с потоком приезжих со всех концов страны.

После захвата Александрии и Антиохии арабами Константинополь остается единственным мегаполисом империи. И ее крупнейшим работодателем.

А главный работодатель города — Золотой Рог, узкий изогнутый залив длиной 11 километров, отделяющий Босфорский мыс от суши с севера. Сверху Константинополь похож на широкое острие копья, нацеленного на Азию. На востоке — впадающий в Черное море Босфор. На юге — Мраморное море, которое здесь называют Пропонтидой. На западе — пролив Дарданеллы, ведущий в Средиземноморье. На севере — Европа. И от всех частей света город отгородился стенами.

Самые мощные укрепления — на севере. Там, где море не может служить естественной преградой для врага, столицу надежно прикрывает воздвигнутая еще в V веке эшелонированная оборонительная система со стенами, башнями, валами, насыпями и откосами.

Но и береговая линия не оставлена открытой. Тянущиеся на восемь километров стены, обращенные к Мраморному морю, укреплены 188 башнями. Вдоль Золотого Рога ощетинились 110 башен. В случае нападения вражеских кораблей вход в залив перегораживают толстой цепью.

Многочисленные ворота ведут к причалам, верфям, складам и рыбному рынку. Порты византийской столицы служат перевалочными пунктами для товаров со всего Средиземноморья и причерноморских рынков. Сюда везут шелка из Сирии, меха и рабов из Руси, икру, пряности и слоновую кость из Азии... Все ввозимые и вывозимые товары облагаются пошлиной — это важная статья дохода императорской казны.

«Виза» иностранным купцам выдается лишь на три месяца. Так что к концу этого срока чужеземным торговцам приходится продавать привезенные товары с уценкой. Это не проблема лишь для сирийцев.

Непроданный товар любого качества и в любых количествах у них гарантированно приобретает город. Они — главные поставщики ценного шелка. Спрос на эту ткань среди придворных, церковной знати и крупных землевладельцев огромен. Из нее шьют одежду для церемоний, делают настенные ковры и обивку для мебели. Городские власти готовы терпеть убытки, лишь бы не прерывались поставки шелка.

Все иностранцы считаются потенциальными шпионами. Поэтому им разрешается жить и хранить товары только в специально отведенных кварталах на берегу Золотого Рога. Послы со всей Европы и Азии, вне зависимости от их регалий и титулов, тоже дожидаются высочайшей аудиенции «на карантине». И обмениваются слухами об устройстве императорского дворца.

Большой императорский дворец — это целый комплекс из двух десятков зданий соединенных галереями и дворами. Церкви, казармы, мастерские по чеканке монет,
тюрьмы… Каждый император дополняет дворец новыми постройками, и площадь этого
«лабиринта» уже достигла ста тысяч квадратных метров.

Здесь же находится знаменитая Порфира — четырехугольное помещение с пирамидальной крышей. В ее облицованных пурпурным камнем стенах появляются на свет «порфирородные» — дети правящего императора.

Из всех нынешних соправителей Константинополя в Порфире родился только Константин VII. Но наследственная монархия в империи еще не возведена в закон. А власть «самодержца» ограничена влиянием соправителей.

Что это значит на практике, Константин VII знает с самого раннего детства. Уже его рождение в 905 году стоило отцу, императору Льву VI, решившемуся на незаконный четвертый брак, временного отлучения от церкви. Став формально отцовским соправителем еще в трехлетнем возрасте, Константин так и не получил реальной власти.

Сначала правит его дядя Александр, после его смерти — мать и совет регентов во главе
с патриархом, а потом — тестьузурпатор Роман Лакапин.

Царственный заложник растет среди роскоши и коварных козней, каменных святых
и живых грешников, показного раболепия и скрытых опасностей. С шести лет он получает
во дворце полное образование. Осваивает грамматику и риторику. Изучает стилистику, историю, географию и мифологию по шедеврам Гомера, Аристофана и других античных классиков. Знакомится с философией Платона и Аристотеля. Занимается математикой, астрономией, музыкой и живописью.

Пока его тесть ведет переговоры с болгарами, воюет с халифатом, борется с дворцовыми заговорами, удерживает провинции от мятежей и коронует одного сына за другим,
законный наследник превращается во всесторонне образованного интеллектуала. И даже
единственный пробел в его знаниях — неумение говорить на латыни — вполне простителен. С VI века официальный язык империи — греческий.

Константину уже двадцать, тридцать, тридцать три. Он становится отцом. Но по-прежнему остается в тени. И с каждым годом его шансы на реальную власть все призрачнее.

В ясную погоду с балкона Большого дворца, который четверть века назад захватил Роман Лакапин, можно различить на горизонте узкую полоску суши посреди Мраморного моря — на расстоянии около двадцати километров девять Принцевых островов сливаются в один.
Не видно ни крутых оранжевых скал, ни кипарисов, ни монастырей с подземельями,
в которых окончили свои дни многие опальные вельможи и свергнутые императоры.
Но о чем волноваться Роману? Трое его сыновей и внук возведены на трон. Чтобы убрать потенциальную церковную оппозицию, четвертый 16-летний сын провозглашен патриархом. Все в руках семьи.

Но в декабре 944 года эта конструкция дает трещину. Два сына устраивают заговор против отца, воспользовавшись его болезнью. Роман Лакапин схвачен и сослан на остров Прот. События развиваются стремительно. Разъяренная толпа горожан осаждает дворец и заставляет Лакапинов признать единственным императором Константина VII. А затем и сам Константин наносит неожиданный удар: сыновей Романа берут под арест и отправляют по стопам отца.

Таким образом в 945 году Константин избавляется сразу от всех конкурентов.

Ему сорок лет. В таком возрасте монархи обычно уже на закате своей «карьеры». Продержаться так долго при дворе мог только прирожденный политик. Осторожный, расчетливый и терпеливый — именно такой правитель нужен империи в период стабильности.

Государство больше не терзают внутренние смуты. Восточные границы отодвинулись до Евфрата и Тигра. Раздробленный арабский халифат ослабляет свой натиск. Освободившиеся из-под его влияния армянские и грузинские княжества становятся вассалами и буфером на границах Византии. В 924 году в морском сражении при Лемносе уничтожен флот пирата Гулям-Зарафа, парализовавший на время морскую торговлю. Победа над болгарским царем Симеоном достигнута руками хорватов. А территории на Балканах возвращены стараниями дипломатов. Империя укрепляет позиции в южной Италии. Зорко следит за Причерноморьем, готовая в любой момент нейтрализовать угрозу со стороны славян и печенегов. Еще Константин Македонянин, дед Константина VII, сформулировал задачу правителя: «Сохранять имеющиеся блага, возвращать утраченные и добывать отсутствующие». Для ее выполнения внук выбирает «мягкую силу».

Его правление начинается с масштабного культурного проекта, равного которому не знает тогдашняя Европа. При дворе собран коллектив ученых и литераторов для составления справочников по всем известным наукам. Параллельно с созданием новых произведений ведется работа со старыми. Сорок тысяч из 55 000 дошедших до нас античных текстов сохранены константино-польскими книжниками, которые год за годом скрупулезно переписывают их тростниковым пером сначала на пергамент, а потом на бумагу. Среди 50 томов уникальной энциклопедии Константина есть и трактаты по политике. В основе его программы — типичная для римской традиции однополярная модель мира. Свет и цивилизация — это Империя, а тьма и хаос — все остальное.

В состав императорской канцелярии входит специальное «ведомство по управлению варварами». Так тут называют всех иностранцев. Контроль над ними — высшее благо, поэтому гостеприимная столица берет на воспитание наследников варварских королевств, превращая их в проводников римского влияния. Не забыты и недовольные. При случае их можно противопоставить законному правителю. Или разжечь вражду между вождями — и уничтожить врагов без прямого вооруженного вмешательства.

«Дело Рима — дело божье, и не нуждается в мирском оружии», — гласит принцип константинопольской дипломатии. Один из ее важнейших инструментов — дворцовые церемонии, тщательно описанные Константином VII в специальном трактате.

Насколько они эффективны, предстоит испытать на себе итальянскому посланнику Лиутпранду. Тронный зал встречает гостя мощным рыком. Трон на многоступенчатом подиуме охраняют два льва. Их пасти разинуты, языки плотоядно шевелятся.

Сюрреалистическую картину дополняет беззаботное щебетание птиц, сидящих на металлическом дереве. Лиутпранд не сразу понимает, что перед ним искусные автоматы, а не живые звери. Он опускается на колени перед императором. И по сигналу совершает «проскинесис» — трижды простирается ниц.

Лиутпранд поднимает глаза. Постамент пуст. Где император? Вместе с троном он в мгновение ока вознесся под свод апсиды, украшенной смальтовой мозаикой с изображением Христа и надписью «Царь царей». И парит над ошарашенным итальянцем.

Трон, золоченые львы и поющие птицы созданы знаменитым константинопольским инженером Львом Математиком. И приводятся в действие гидравлическим механизмом. У императора есть и более прикладные чудеса: световой телеграф с системой сигнальных башен, передающих за час сообщения от границы с халифатом. Маневренные корабли. Катапульты. Стенобитные орудия. И знаменитый «греческий огонь» — напалм, которым в 941 году в проливе Босфор была уничтожена огромная флотилия киевского князя Игоря.

Но какой бы многочисленной ни была армия империи, ее можно победить, если у врага есть воля к сопротивлению. Поэтому цель аудиенции — парализовать возможного противника. Внушить ему веру во всемогущество императора, которой «варвар» заразит потом своих соплеменников.

Усилить этот эффект призваны красоты столицы. Константинополь образца 949 года — «культурная столица» Европы. Роскошные дворцы, публичные здания, библиотека, бани. Только здесь можно увидеть под открытым небом обелиск возрастом более 2400 лет, привезенный из египетского Карнака. И бронзовых коней работы античного скульптора Лисиппа. А также дворец бракосочетаний Нимфей для тех, кому не по карману богатая свадьба, общественную больницу на 50 коек с отделением для неотложных больных и сотни церквей.

Религия — еще один важный инструмент приобщения «варваров» к цивилизации. Почти 100 лет назад империя организовала миссию Кирилла и Мефодия в Моравию. Активно распространяет христианство в Болгарии. На очереди — Русь.

В 957 году Константин VII даст в своем дворце парадный обед в честь «архонтиссы россов» — княгини Ольги. Здесь же, согласно летописи, она примет крещение. А через четыре года присланная из Киева дружина поможет войскам императора одержать блистательную победу над арабами на Крите.

Македонский ренессанс продлится еще сто лет. Потом произойдет раскол церкви на восточную и западную. Империя окажется между молотом и наковальней — и еще много веков будет сдерживать натиск с Востока.

В XIII веке «варвары» с крестами на доспехах возьмут штурмом столицу восточного христианства. В XV веке «варвары» под стягами с полумесяцем поставят точку в истории Константинополя, превратив в свою столицу — Стамбул. А спустя века историки отнимут у империи Константина даже имя, выдумав Византию.

19.02.2017