В Южной Намибии многие фермеры рассказывают странную историю. Неподалеку от крупнейшего в Африке каньона Фиш-Ривер несколько лет назад жила пара жирафов. Люди хорошо запомнили этих гигантов, потому что жирафы здесь встречаются нечасто. Во всяком случае, гораздо реже, чем на севере Намибии, где биоразнообразие настолько богато, словно там был выброшен на берег Ноев ковчег.

Но вот однажды самка умерла. Самец, оставшись один, принялся рыскать по саванне в поисках новой спутницы, однако все его скитания оказались тщетными. И тогда фермеры стали находить на своих полях коров с перебитыми хребтами. Люди считают, что во всем виноват обезумевший жираф, пытавшийся совокупиться с коровами.

Вот такая история. Но разве отчаявшиеся жирафы действительно способны на такое? Человек, который задается этим вопросом, сидит сейчас в тени чахлой верблюжьей колючки. Всего в нескольких сотнях метров от него разлеглись в пыли отдыхающие слоны, мимо проносятся газели и антилопы ориксы, а с неба за всем происходящим наблюдает стервятник.

Итак: могут ли жирафы вступать в половую связь с коровами? Австралийский биолог Джулиан Феннесси смеется. «Хороший вопрос», — говорит он, уклоняясь от ответа. Хороших вопросов о жирафах и у самого 41-летнего Феннесси скопилось предостаточно, хотя он исследует этих животных больше половины своей жизни.

Джулиан Феннесси — один из основателей «Фонда сохранения жирафов» и единственный в мире штатный защитник этих животных. Кому же, как не ему, задать вопрос, который интересует каждого, кто видел жирафа только в зоопарке: зачем ему такая длиннющая шея? Может, для того чтобы добывать корм, недоступный другим животным? Или правы сторонники теории «сексуальной селекции», которые полагают, что во время боя с соперниками преимущество имеет самец с самой длинной шеей? Хорошие вопросы.

Один из них особенно занимает Феннесси: почему наука так долго не обращала внимания на самое высокорослое сухопутное животное на планете? Даже новорожденные жирафы, которые появляются на свет, падая на землю с высоты около двух метров, выше большинства людей. Взрослые особи больше пяти метров в высоту, весят до 1200 килограммов, а в отпечатке одного копыта обычный ботинок выглядит так, как если бы лилипут шел по следам Гулливера.

Жирафы — одни из самых узнаваемых животных. Их знает каждый ребенок. Они красуются на миллионах сувениров, их используют в рекламе пива и чемпионатов мира по футболу. «Стопроцентно симпатичное существо», — говорит Феннесси. Жирафов любят все. Недаром именно жираф считается символом Африки, хотя он и не такой царственный, как лев, и не столь импозантен, как слон.

Почему же тогда их почти никто не исследует? «Наверное, потому, что наблюдать за жирафом — одно из самых скучных занятий на свете», — признает даже Феннесси. Австралиец знает, о чем говорит. Он регистрировал действия распространенного в Намибии и Ботсване подвида жирафа Сamelopardalis angolensis на протяжении 3500 часов. Поминутно. И что же записано в дневнике ученого? «Ест. Ест. Идет. Жует. Жует. Снова идет. Ест. Ест, — читает Феннесси, будто сам не веря в написанное. И смеется над собой. — Да уж, таблеток от собственной глупости, к сожалению, еще не изобрели. Зато, узнав о том, кем я работаю, люди говорят с завистью: как это здорово! Безумно, конечно, но здорово!»

А наслышаны о работе Феннесси уже многие. Ведь его учетные записи — часть крупнейшего в Африке исследования так называемых «индивидуальных участков» жирафов, то есть районов, в которых они кочуют. У жирафов нет фиксированных ареалов обитания. Сегодня они тут, завтра там, причем самцы перемещаются активнее, чем самки. Почему — тоже пока неизвестно. Но это постоянно «освежает» генофонд. Феннесси обмерил район кочевания одного жирафа-самца: 1950 квадратных километров, в два раза больше территории Берлина. Возможно, «индивидуальные участки» других жирафов больше — биологи просто еще не проводили таких исследований.Читать дальше >>>