Первого декабря 1971 года американский исследователь улиток Йожеф Вагвёльди обнаружил на острове Пинта необычное существо, которому предстояло прославиться на весь мир как самое редкое животное на Земле. «Черепаха степенно прогуливалась. Но, когда мы подошли ближе, она с шипением втянула голову в панцирь», — вспоминает Вагвёльди. Ученый побрел дальше в поисках брюхоногих моллюсков, даже не подозревая, какое невероятное открытие он только что совершил.

Последний раз гигантские черепахи попадались на глаза зоологам на Пинте в 1906 году — исследователи сразу же отправили трех рептилий в музей. В ходе многочисленных экспедиций на Пинту в 1930-е и 1950-е годы обнаружить подвид гигантских черепах не удалось, и его объявили исчезнувшим.

В конце 1950-х рыбаки завезли на Пинту трех коз, которые за пятнадцать лет размножились до двадцати тысяч голов и сожрали всю траву. К этому моменту у ученых не осталось сомнений: биологический вид абингдонская слоновая черепаха точно вымер. От голода.

Поэтому когда директору научно-исследовательской станции на галапагосском острове Санта-Крус Петеру Крамеру доложили о случайной находке Вагвёльди, он не поверил своим ушам. Ведь еще в 1963-м Крамер лично провел несколько недель на Пинте, исследовав остров вдоль и поперек, и был абсолютно уверен, что гигантских черепах там нет. Впрочем, в скором времени на Пинту должны были отправиться охотники для отстрела коз, заодно они смогли бы поискать и черепах.

20 марта 1972 года рейнджеры Мануэль Крус и Франсиско Кастанеда увидели на скалах Пинты гигантскую черепаху, приняв ее за одичавшую козу. Они вскинули ружья и прицелились. Но, приглядевшись, обнаружили, что это рептилия, которая объедает дерево.

Крус помчался за подмогой, к месту находки прибежали другие охотники, и началась операция по эвакуации гигантской черепахи. Нарубив с помощью мачете крепких веток и перевязав их веревками, они подвесили на эти импровизированные носилки черепаху и потащили ее в лагерь. Носилки дважды ломались под тяжестью гиганта. «Кошмарный был переход!» — вспоминал Мануэль Крус. Через несколько дней самец черепахи покинул родной остров. Переселившись на Дарвиновскую станцию на острове Санта-Крус, он получил кличку Одинокий Джордж. Ему предстояло обрести всемирную славу.

«Зачарованные острова» — так епископ Панамы Томас де Берланга назвал уединенные островки, к которым в марте 1535 года по пути в Перу прибило его парусник. По словам священнослужителя, «земля там подобна шлаку» и на ней не растет даже трава. Но позднее Берланга писал императору Карлу V, что на островах, как в райском саду, животные не боятся людей. И сообщал о «галапагос» — черепахах, которые так велики, что на них можно ездить верхом.

Берланга считал, что острова находятся недалеко от материка. Но он недооценивал силу морского течения. Его корабль унесло гораздо дальше, чем он предполагал. Поэтому прошло какое-то время, пока галапагосский архипелаг снова «нашелся» — в тысяче километров к западу от Южной Америки. Но и после этого эти земли будоражили фантазию современников: среди мореплавателей ходили легенды, что вулканические острова якобы внезапно исчезают в тумане, стоит к ним приблизиться. Что они дрейфуют по морю, и найти их можно, только если повезет... К концу XVI века тринадцать крупных и около ста мелких островов архипелага стали прибежищем английских пиратов.

Неприхотливые гигантские черепахи, вес которых достигал 350 килограммов, стали «живыми консервами» для разбойников — во время плавания они сохраняли свежесть по нескольку месяцев.

Когда пираты возвращались на Галапагосы, с кораблей на берег высаживались «нелегальные пассажиры» — крысы и мыши. На некоторых островах морские разбойники начали разводить коз. Уже в 1685 году их стало столько, что вице-король Перу приказал высадить там собак, чтобы они уничтожили привезенных животных. Но одичавшим псам больше нравилось охотиться на черепах...

В XIX веке на архипелаге появились флотилии китобоев. Им, как и пиратам, очень нравилось черепашье мясо. Поэтому они убивали сотни тысяч этих животных.Читать дальше >>>