Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Сосед мой, бобр

В Европе переполох: бобры возвращаются и меняют природный ландшафт. Строят плотины и запруды, роют тоннели — без генерального плана и разрешений вышестоящих инстанций. Защитники животных в восторге, а фермеры требуют разрешить отстрел грызунов-анархистов. В Германии конфликты между человеком и бобром решают специальные менеджеры и фонды. В России же эту «работу» выполняют климат и капканы
текст: Оксана Орлова
фото: Инго Арндт

Над долиной реки Йосса сгущаются сумерки.  Где-то вдалеке поет дрозд, над черным прудом носится зигзагами летучая мышь. Вообще-то здесь не должно быть пруда — на картах он обозначен как ручей. Запруда (а вместе с ней лягушки, стрекозы и летучие мыши) появилась тут всего пару лет назад. А вот и виновник всех этих новшеств: на плотине из веток и ила стоит «столбиком» бобр. Почесав передней лапой брюхо, он соскальзывает в воду и подплывает к иве. Раздается треск, и бобр, держа ветку во рту, «буксирует» ее к берегу. По громкому хрумканью можно догадаться, что он принялся за еду.

Ирмгард Шультайс сияет.

Ей 73 года, и вот уже 40 лет она помогает вернуть бобров в Шпессарт — регион федеральной земли Гессен, что на юго-западе Германии. Ирмгард есть чем гордиться: раньше бобры считались здесь вымирающим видом. В 1976 году, вспоминает она, в Гессен переселили 18 эльбских бобров, купленных в ГДР. Грызуны прижились, и гессенская популяция насчитывает уже более четырехсот особей.

Бобры — животные моногамные и живут семьями: детеныши до двух лет остаются с родителями. Самка бобра репродуктивна до 17 лет, так что семейство грызунов успевает воспитать множество наследников.

У бобра очень густой водонепроницаемый мех: 12 тысяч волосков на один квадратный сантиметр кожи, а на животе — 23 тысячи.

Ради этого меха, из которого шили шапки, воротники и шубы, бобров веками нещадно истребляли.  Особым шиком считались касторовые шляпы — от латинского названия бобра Castor fiber. Высоко ценилась и «бобровая струя» — секрет бобровых желез, которому приписывали целебные и косметические свойства. А мясо бобра, которого  из-за чешуйчатого хвоста считали рыбой, католическая церковь разрешала есть даже в пост.

В итоге к 1920-м годам бобры практически вымерли — из всей евразийской популяции выжили лишь несколько сотен особей во Франции, Норвегии и Советском Союзе.

Сейчас в Германии обитают около двадцати тысяч бобров, во Франции — более десяти тысяч, в Швеции — 100 тысяч, в Эстонии —
20 тысяч. Защитницу животных Ирмгард Шультайс такая статистика не может не радовать, но многие ее соотечественники считают расплодившихся бобров сущим кошмаром.

В Баварии, где бобров больше 16 тысяч, фермеры требуют разрешить отстрел этих несносных грызунов, которые подтапливают поля и дороги, пожирают кукурузу, зерно и сахарную свеклу, валят фруктовые деревья. В Английском саду Мюнхена — знаменитом парке в самом центре города — бобры повалили старейшую яблоню. «Животных все защищают, а кто защитит памятники паркового искусства?!» — возмущается управляющий Английского сада Томас Кестер. Другим подъеденным бобрами деревом чуть не убило ребятишек на детской площадке. А в городе Штарнберге бобр и вовсе укусил молодого человека, решившего искупаться.

Но в Германии решать конфликты радикальными методами не принято, поэтому ни о какой охоте на бобров не может быть и речи. Значит, человека и бобра необходимо помирить. Эту миссию с 1996 года выполняют... менеджеры по делам бобров, работающие на обще­ственных началах. В одной Баварии их около двухсот человек. В России такую должность сочли бы фантасмагорической, немецкие же менеджеры по делам бобров со всей серьезностью заявляют:
«Мы разучились сосуществовать с бобрами. Им наша помощь не нужна, она нужна человеку, чтобы лучше понять бобров».

Обязанности менеджеров  по делам бобров расписаны с немецкой пунктуальностью: консультирование, предотвращение конфликтов, возмещение ущерба тем, кто пострадал от бобров, и — лишь в самом крайнем случае — отлов или отстрел животных.

Чтобы не доводить дело до этих «крайних случаев», бобру старательно создают позитивный имидж.  К примеру, в газете «Зюддойче цайтунг» можно увидеть такое объявление: «Биолог Урсула Кунц из объединения защиты природы проводит экскурсию на тему: «Бобр — строитель и хозяин крепости». Встреча в 16:00 у гостиницы «Цур Гасс».

На экскурсию биолог Урсула Кунц возьмет с собой препарированную тушку бобра и специальный «бобровый рюкзак» с набором «наглядной агитации»: шкурка бобра, череп, челюсти с вынимающимися оранжевыми резцами, косточка пениса, а также DVD-диск и карта Баварии с местами обитания грызунов.

За живым бобром лучше наблюдать издалека: он не любит непрошеных гостей и может пустить в ход свои острые резцы, крепкие как железо — в прямом смысле слова. Зубная эмаль бобра содержит столько железа, что окрашивается в оранжевый цвет.

Неудивительно, что врагов у бобра в природе практически нет. Разве что волк. И человек, добавляют зоозащитники. Только в Баварии в прошлом году нашли трех мертвых бобров, отравленных крысиным ядом — скорее всего, преднамеренно.

В выпущенной баварским министерством природных ресурсов брошюре «Избежать конфликтов — разрешать конфликты» на фото изображены фермеры, с досадой разглядывающие огромную яму в поле. Это явно постарались бобры. Защитники животных советуют фермерам «понять и простить» грызуна: бобр — очень ценное животное, поэтому лучше не нападать на него, а защищаться.

Например, оборачивать стволы деревьев проволокой или наносить на них специальную краску. А поля огораживать железной сеткой под напряжением. Бобр — животное легко обучаемое, и одной его встречи с таким заборчиком обычно достаточно, чтобы он больше не наведывался на огражденную территорию.

И ни в коем случае нельзя убирать поваленные бобром деревья: для него это еда, поэтому, не найдя «своего» дерева, бобр обязательно повалит другое.

На тот случай, когда конфликтов с бобрами и убытков избежать невозможно, в федеральных землях Германии учреждены специальные бобровые фонды, которые и  возмещают фермерам ущерб, причиненный «архитекторами дикой природы». Иногда у фермеров даже выкупают участки, облюбованные бобрами.

В России популяция бобров насчитывает около 700 тысяч особей. Бобры быстро размножаются и живут везде, где есть реки и леса. Недавно бобров стали видеть даже в Москве — в районе Химок, в Покровском-Стрешневе и в Филях.

В начале прошлого века бобры и в нашей стране находились на грани вымирания. Лишь в 1922 году специальным постановлением советского  правительства охота на бобра была запрещена. Некоторое время спустя в Воронежской области ученые обнаружили несколько поселений бобра и создали на землях Толшевского монастыря первый в мире бобровый питомник. Позже бобровые заповедники были открыты в Западной Сибири и Белоруссии. Бобры хорошо приживались в неволе, и их стали расселять по всему СССР, а также в странах бывшего соцлагеря — Монголии, Польше и ГДР.

биологам удалось не только восстановить популяцию бобров, но и улучшить ее. «Наши бобры выносливы и плодовиты, — не без гордости говорит Александр Савельев, доктор биологических наук, сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства (ВНИИОЗ). — Похоже, что и некоторые бобры, обитающие сейчас в Баварии, — наши воронежские ребята».

«В 1990-е на бобров охотились, и это помогало регулировать их численность, — рассказывает Савельев, более тридцати лет изучающий дикого бобра в Евразии. — Сейчас охотиться на них невыгодно, и популяция грызуна, конечно, растет. Но у нас бобру живется не так привольно, как в Германии. Еда там у него явно лучше: и сладкая кукуруза, и сахарная свекла».

В России к тому же и климат холоднее: этой зимой из-за сильных морозов бобровые реки промерзли до дна — и никакой проблемы с перенаселенностью бобров не возникло.

В Калининградской области вот уже несколько лет бобров однозначно считают вредителями, подтапливающими леса, и ни о каком «урегулировании конфликтов» речи нет. За шкурку бобра платят 500 рублей, в этом году охотники и лесники должны поймать капканами 1400 бобров «без ограничений по полу и возрасту».

Эколог Александра Королева, сопредседатель организации «Экозащита», говорит, что в подтоплении лесов в Калининградской области виноваты не только бобры: «Все здешние леса пронизаны искусственными мелиоративными каналами, которые были построены еще в те времена, когда это была территория Восточной Пруссии. Ныне все мелиоративное хозяйство в запустении, каналы зарастают и захламляются, их стенки осыпаются... Результат — подтопленные леса. Бобры, естественно, тоже вносят свой «вклад» в этот процесс. Но не им одним отвечать. Отстрел животных в природном парке и заказниках, призванных охранять животный мир, полностью противоречит их задачам и лично у меня вызывает когнитивный диссонанс».

В 2014 году организацию «Эко­защита», которая действует в Калинин­градской области 25 лет под девизом «Ненасилие, образование, изменение через протест», признали инос­т­ранным агентом.

06.10.2015