Ударить по морде леопарда, да еще резиновым сапогом — не самый элегантный способ общения с редчайшим хищником, о встрече с которым мечтают ученые и фотографы. Но с другой стороны, что остается делать, если с наступлением темноты звери теряют присущую им при свете дня осторожность и начинают лезть к тебе в палатку, чтобы «познакомиться поближе»? Резиновый сапог в руки — и по морде, по морде!

Чтобы оказаться в этой не самой приятной для себя ситуации, 50-летний фотограф Валерий Малеев потратил массу времени и денег. Ему грех жаловаться — он сам хотел познакомиться с леопардами, увидеть их, сфотографировать. 

В своей «прошлой жизни» он был губернатором Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, членом Совета Федерации, депутатом Государственной думы. По образованию биолог-охотовед, по профессии охотник, выпускник Иркутского сельскохозяйственного института, страстный любитель охоты. В советское время он зарабатывал добычей пушных зверей; позднее в Африке охотился на всю «большую африканскую пятерку» — слона, носорога, буйвола, льва и леопарда.

Но в 2002 году друзья подарили Малееву фотоальбом известнейшего фотографа-анималиста, сотрудника заповедника «Кедровая падь» Юрия Шибнева «По следам пятнистой пантеры». Малеев, в тот момент глава администрации округа, был настолько поражен фотографиями леопардов и их нелегкой судьбой, что мгновенно загорелся идеей увидеть этих редчайших животных в природе.

Задачка не из легких: сегодня во всем мире осталось всего лишь примерно пять десятков особей, обитающих на стыке границ России, Китая и КНДР. Увидеть, а уж тем более сфотографировать их гораздо сложнее, чем, например, бурых медведей на Камчатке. Леопарды славятся своим пугливым нравом и выходят на охоту только в сумерках и ночью. В светлое время суток они ведут себя крайне осторожно и, учуяв малейшую опасность, тут же исчезают.

Благо прятаться им есть где. В уссурийской тайге — прекрасные условия для маскировки. Здесь, на Дальнем Востоке России, встречаются фауна южных субтропиков и фауна сибирской тайги. Кругом все яркое, полосатое и пятнистое. Здесь по одним и тем же тропам бродят пятнистый олень и изюбрь, соболь и непальская куница харза. И только здесь, на заснеженном льду таежных рек, можно увидеть характерные отпечатки лап двух самых крупных кошек, обитающих в России — амурского тигра и дальневосточного леопарда.

В начале 2009-го Валерий Малеев прилетел во Владивосток. Вместе с сотрудниками заповедника «Кедровая падь» он нашел подходящее место для засады — крутой берег реки Кедровой. Здесь, на высоте четырех метров над землей, они за четыре недели построили крытый деревянный помост и установили на нем палатку для фотографа. Наконец к стволу дуба по соседству привязали тушу оленя, сдохшего недавно в соседнем парке.

Сотрудники заповедника ушли, а Валерий Малеев достал книжку и принялся ждать. По его словам, дожидаться пришлось недолго — всего лишь пять дней, при температуре минус 20 ночью. Малеев согревался орехами, шоколадом — и стихами Расула Гамзатова.

За чтением дагестанской поэзии и застал его первый леопард. Как выяснилось позднее, это был Толстый — самец, хорошо знакомый сотрудникам заповедника по снимкам других фотографов и фотоловушек.

За четыре года наблюдений в «Кедровой пади» Малеев видел десятерых леопардов, включая самку с тремя котятами. Его фотографии были опубликованы в буклетах, календарях, научных атласах-определителях, а также участвовали в выставках фотографов-анималистов и презентациях, посвященных спасению редких хищников.

За последние пять лет Валерий Малеев провел в палатке в общей сложности примерно три месяца. Рекорд его добровольного заточения — три недели в полном одиночестве. С пакетом орехов, сухарей и шоколадом. С бутылками воды в ногах, чтобы не замерзли. Все на свои деньги, без всяких спонсоров.

«Леопарды изменили мою жизнь», — говорит фотограф. Он не только ушел из большой политики, но и забросил охоту. Теперь у него в руках вместо ружья фотоаппарат. «Мое оружие — книги и фотографии», — объясняет он.

Но и в жизни дальневосточных леопардов происходят кое-какие изменения. Из вымирающих кошек, широко известных лишь в узких кругах специалистов, они превратились в звезд всероссийского масштаба. Весной 2012 года специально для них был создан новый национальный парк под названием «Земля леопарда», охвативший примерно 80 процентов их современного ареала обитания. По замыслу ученых, это позволит спасти популяцию уникальных хищников. И кто знает, может быть, лет через двадцать фотографировать их станет так же просто, как медведей на Камчатке. geo_icon