Маленькая речка стремительно течет вдоль высокого глинистого берега. Из воды торчит коряга, на ней сидит крохотная птичка с пестрым оперением, непривычно ярким для Восточной Европы. Подрагивая коротким хвостом, она внимательно вглядывается в бегущий поток. То и дело она торопливо оглядывается по сторонам, чистит перышки, снова смотрит на реку. Вдруг камнем падает в воду, почти не раскрывая крыльев, — и в ту же секунду взлетает обратно, держа в клюве трепыхающуюся рыбешку.

Это зимородок обыкновенный — одна из самых необычных и красивых птиц, обитающих в наших краях. Alcedo atthis, «король рыбаков», «ледяная птица», — у разных народов с ней связано много поверий и легенд. Древние греки считали, что зимородок строит плавучие гнезда прямо в открытом море и размножается — рождается — зимой. Отсюда и возникло его название, перекочевавшее в другие языки.

Действительно, в Греции в преддверии зимы этих птиц бывает особенно много. Они останавливаются там на пути с севера Европы обратно в тропики, на зимовку. В это время года Эгейское море становится особенно спокойным — эти тихие дни греки называют «зимородковыми». Конечно, уже давно всем известно, что эти теплолюбивые птицы размножаются летом и вовсе не в «морских гнездах», а в земляных норах. Однако их поэтичное имя заставляет всякий раз вспоминать эту древнюю легенду.

«Эта маленькая птичка может рыть норы длиной до одного метра! — орнитолог Евгений Коблик, кандидат биологических наук и старший научный сотрудник Зоологического музея МГУ, показывает на стенде чучело зимородка. — Своим длинным острым клювом он копает грунт, а лапками отбрасывает его наружу. Но лапки такие крохотные, что ни ходить, ни прыгать на них у зимородка особо не получается — на них можно только cидеть».

В череде птиц семейства зимородковых, выставленных в Зоологическом музее в центре Москвы, наш, «обыкновенный», действительно почти самый маленький — размером не больше воробья. В свете витринных ламп его оперение выглядит серым и тусклым. «Красота его перьев проявляется только от преломления солнечного света. В музее такого эффекта добиться не удается», — объясняет Евгений Коблик.

Древние поверья гласят, что перо зимородка, зашитое в одежду, является оберегом: защищает жизнь и здоровье и спасает от удара молний. Наши предки считали, что по поведению этой птицы можно предсказывать погоду: если зимородок сидит на берегу, то будет дождливо.

Однако застать его в таком спокойном состоянии нелегко, особенно здесь, в Подмосковье. Почти сразу после возвращения из дальних стран зимородки ищут места для нор, строят их и обзаводятся потомством. Все лето уходит на то, чтобы выкормить птенцов, поставить их на крыло и подготовиться к отлету. А в начале сентября пора улетать — обратно в тропики, туда, где вечное лето.

В Москве и Московской области зимородок занесен в Красную книгу — но не потому, что здесь ему что-то угрожает. Естественных врагов у него тут практически нет. Разве что змея иногда может пробраться в его оставленную без присмотра нору, но и такое случается нечасто. «У нас зимородки редки по естественным причинам. Подмосковье находится на северной границе области распространения этого вида птиц. Россия — холодная страна, и к нам проникает их очень немного», — объясняет Евгений Коблик. Другое дело — тропики. Там видовое разнообразие и зимородков, и их врагов куда больше. Всего в мире существует более 80 видов этих птиц, и почти все они обитают в тропиках — в Африке, Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании. А в Северной и Южной Америке — всего лишь шесть видов.

По словам ученого, в целом зимородкам в Подмосковье живется вполне комфортно: браконьерам этот миниатюрный «рыбак», к счастью, неинтересен. «Для нормального размножения зимородку нужен безопасный берег, в котором можно вырыть нору. А сейчас во многих подмосковных реках снижается уровень воды и обнажаются новые песчаные берега, где птицы могут гнездиться, — добавляет Евгений Коблик. — К тому же сейчас в речки попадает меньше сточных загрязненных вод, а значит, у зимородка улучшились условия для жизни и пропитания».Читать дальше >>>