В 1974 году американский философ Томас Нагель опубликовал трактат «Каково быть летучей мышью?» В этом довольно сухом сочинении он хотел доказать: нам не дано знать, что чувствует другое существо. Однако тот, кто наблюдал за поведением крошечных пчел рода эуглоссин внутри цветка орхидеи Кориантес, может и поспорить с философом из Нью-Йорка.

Одурманенные насекомые ползают по изогнутому лепестку, с которого в чашечку цветка капает жидкость, скапливаясь в углублении, похожем на ковшик. Оттуда доносится густой запах абрикоса и эвкалипта. Пчелы  — только самцы — соскребают передними лапками эти выделения и наполняют ими специальные «карманы» на задней паре лапок. Там они смешивают полученное вещество с эссенцией, собранной с других орхидей, гнилушек и грибов. Так пчелы-холостяки создают свой «одеколон». Как парфюмеры, они тщательно составляют собственный букет запахов. Этим ароматом они окутывают самку во время брачного танца — и, быть может, она, соблазненная благоуханием, согласится на совокупление.

По-видимому, аромат и красота орхидеи действуют на них как своеобразные внутривидовые сигналы, обещающие плотские утехи. Мы, люди, реагируем на орхидеи так же, как пчелы, жуки и мухи. В конце концов, мы ведь тоже делаем свои духи из цветов. И, возможно (мужчины во всяком случае), преподносим орхидею в дар не без задних мыслей. «У орхидей непристойный облик!» — возмущался искусствовед и философ викторианской эпохи Джон Рёскин, отчасти негодуя, отчасти восхищаясь.

Целомудренный растительный мир? Ничего подобного. Цветы полны эротики. Яркие цвета и пьянящие ароматы должны привлечь любопытных существ, которые перенесут пыльцу с тычинки (мужского органа) на пестик (женский) другого растения. «Оплодотвори меня! Благодаря мне ты тоже станешь плодовитее!» — таково послание цветов насекомым.

У орхидей эти соблазнительные обещания оформились в совершенную систему растительного гипноза: добровольные помощники, опьяненные посулами цветочных чашечек, несут порции пыльцы в нужный «пункт назначения». Некоторые представители этого семейства растений похожи на невинные лилии. Зато у других цветки превратились в настоящие лабиринты, по которым приходится плутать опылителю, прежде чем он выберется на волю, уже нагруженный пыльцой. Есть даже орхидеи, которые почти невидимо цветут под землей, вероятно, «соблазняя» муравьев. Все это — стратегии размножения одной группы растений.

Орхидные считаются одним из крупнейших семейств на Земле, отличающимся к тому же невероятным разнообразием. Отчасти это объясняется тем, что и человек, одержимый ботанической страстью, тоже «летит» на эти цветы: к орхидным, насчитывающим в природе около 25 тысяч видов, добавилось более 100 тысяч искусственно выведенных.  Homo sapiens, выступив в роли мега-опылителя, приумножил эволюционный успех этого семейства растений.

Большинство цветов предлагает насекомым взаимовыгодную сделку — нектар в обмен на опыление. Но более трети орхидей, заманив к себе сладкими посулами насекомых, начинают их вовсю эксплуатировать.

Да, пчелы рода эуглоссин получают афродизирующие ароматы Кориантеса, но ради этого им приходится кое с чем мириться. Снова и снова один из одурманенных эуглоссинов соскальзывает с лепестка и плюхается в жидкость, скопившуюся в чашечке Кориантеса. У намокших насекомых нет другого шанса выбраться, кроме как протиснуться на свободу сквозь узкую щель. И тогда на их спинах, словно баллоны со сжатым воздухом на водолазе, повисают два ярко-желтых поллиния — мешочки с пыльцой. Когда такая пчела снова искупается в чашечке цветка и будет протискиваться через «туннель», поллинии зацепятся за крошечные крючки — и произойдет оплодотворение.Читать дальше >>>