Сайты партнеров




GEO приглашает

14 декабря в Концертном зале им. Чайковского Московской филармонии пройдет концерт музыкантов без дирижера — персимфанс, то есть первый симфонический ансамбль. Более 60 музыкантов из Москвы и 20 из Дюссельдорфа исполнят увертюру «Эгмонт» Бетховена, любимого композитора Ленина, и «Октябрь» Иосифа Шиллингера, официального «государственного композитора» революционного времени


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Птичья графика

Каталонский фотограф Ксави Боу придумал орнитографию, способ съемки всей траектории полета
текст: Семен Кваша
фото: Ксави Боу

Фото: Ксави Боу, www.xavibou.com/

Фотографии «замороженного» птичьего полета Ксави Боу называет орнитографиями. Предмет его интереса — графическая передача уникального способа полета каждой птицы.

GEO: Как вы пришли к идее орнитографий?

Ксави Боу: Я люблю природу. И меня с детства завораживали следы животных. Однажды я подумал: будь наше восприятие времени графическим, какие следы оставляли бы птицы в воздухе? А дальше уже размышлял над технологией: как бы это запечатлеть фотографически?

Сразу понятно, что процесс создания орнитографий очень сложный. Похоже, каждая съемка требует не меньшей подготовки, чем целая экспедиция?

Ну да, так и есть. Съемка, как правило, длится день и больше, и ее необходимо серьезно планировать. Сначала продумать, какую картинку я рассчитываю получить на выходе. Учесть время года, понять, где искать нужную птицу, выбрать лучшее место, определить время суток, подходящее именно для этого вида. Помимо того важны свет и небо — оно дополняет орнитографию, дает ей нужную эмоцию, по­этому я считаю его вторым главным героем проекта. Я предпочитаю время сразу после захода солнца — из-за необыкновенного богатства красок. Но хороши и облака, и дождливые дни — одинакового неба не бывает никогда.

Вы работаете один?

С ассистентом. Его основная обязанность — вести машину, чтобы я мог сконцентрироваться на съемке и в какой-то момент буквально выскочить из машины и начать снимать.

Самое трудное в проекте?

Несколько раз бывало, что и съемка детально подготовлена, и время выбрано оптимальное, и место подходящее — а птица не прилетела. Расстраиваешься, конечно. Зато когда все получается, радуешься как ребенок. 

Размытые формы, похожие на мотки колючей проволоки, притягивают взгляд. Почему?

Это настоящая магия. Следы полета уникальны для каждого вида, для каждой птицы. И каждая орнитография становится восхитительной и уникальной.

А научный интерес к орнитографиям есть? С вами связывались ученые? 

Пока что заинтересованность проявляют математики, архитекторы и инженеры. Но, думаю, орнитография прежде всего хороша для просвещения: она наглядно демонстрирует, что у каждой птицы собственный, свой­ственный только ей способ полета. И самое главное — этот проект еще раз показывает людям красоту природы. 

16.12.2016
Теги: