Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


«По фамилии твоей и будет тебе»

Другой Гришка Распутин в репортаже из родного села старца
текст: Александра Зайцева
Фрагмент картины Елены Клокачевой, 1914 год

«Будем надеяться, дядя Гриша к нам сегодня не придет», — по-свойски шутит Владимир Любомирович, легонько задевая медный дверной колокольчик, который когда-то висел в доме самого Григория Распутина в селе Покровском. Колокольчик отзывается звонко, словно рад гостям.

Чета Смирновых с 1970-х годов собирает документы, письма, фотографии и вещи Распутина. Владимир Любомирович, историк по образованию, в советские годы работал в тюменском краеведческом и с ужасом узнал, что о Гришке Распутине, который родом из этих мест, там нет практически никакой информации.

«Я нашёл всего одну фотографию и одну записку Григория Распутина, и подумал — как же так? Весь мир знает Распутина, а у нас даже его музея нет», — рассказывает Владимир.

Его супругу Марину пытались вежливо убедить в том, что нет никакой необходимости интересоваться судьбой «царского старца»: на работу в институт к ней даже приходили люди в штатском и спрашивали, откуда такой нездоровый интерес к Распутину. Но историки не остановились, продолжали свою кропотливую работу по поиску вещей и документов Распутина — покупали их на свои деньги, выменивали немыслимыми способами, собирали информацию по архивам. Пешком обходили дома в Покровском, ища то, что могло остаться у односельчан Распутина после его смерти и чудом не оказалось на помойке с легкой руки родственников, которым вздумалось, к примеру, навести порядок и выкинуть «старый хлам».

В 90-х Смирновы купили на свои деньги старый дом, в котором прошло детство Григория Ефимовича — как раз напротив того места, где стояла изба, купленная Распутиным для своей жены и детей. Так в Покровском появился первый в России частный музей, посвященный «самому известному в мире русскому» (по выражению самого Владимира Смирнова).

К образу Распутина как пьяницы и развратника Владимир относится, как подобает настоящему музееведу: с пониманием несовершенства мира.

«Не был он дураком и прохиндеем, как его рисовали 70 лет советской власти!» — восклицает хранитель музея и сыпет фактами: Распутин построил на свои деньги в Покровском храм, основал общество трезвости, помогал бедным, учил своих детей подавать милостыню, не употреблял в пищу мясного и молочного, совершил паломничества ко многим святым христианским местам, в том числе в Киево-Печёрскую лавру и в Храм Гроба Господня в Иерусалиме.

В 1900 году Григорий Распутин прибыл в Петербург и хотел попасть на прием к ректору духовной академии епископу Сергию. Он пишет в своей книге: «...швейцар меня не пустил, стал избивать. Тогда я встал на колени перед швейцаром, смирил гордыню, обнял ноги и поцеловал – и обо мне доложили». Епископ слушал Распутина четыре часа. Неграмотный мужик, он знал наизусть священное писание и так образно его трактовал, что поражал не только церковных иерархов, но и царскую семью! Пораженный епископ познакомил его с епископом Феофаном, духовником царской семьи, и с их рекомендации в 1905 году Распутин познакомился с семьей Николая.

Владимир Любомирович уверен, что образ «распутного Распутина» был выгоден многим: начиная от революционеров, которые через него хотели пошатнуть авторитет царя, заканчивая влиятельными иностранцами, которым было выгодно вмешивать Россию в войны. Блаженный пацифист Гришка Распутин, который имел колоссальное влияние на Николая II, им сильно мешал.

В 1912 году, когда шла Балканская война, Российская империя была готова вступить в нее на стороне Сербии: уже был готов приказ о мобилизации, формировались эшелоны санитарных поездов. Если бы это случилось, против нее бы выступили Австрия и Германия.

«Распутин-то понимал своим сермяжным умом: а что такое война для русского-то мужика? — рассказывает Владимир Смирнов. — Опять вдов наплодят, опять сироты будут слоняться по стране, стоял на коленях перед царем, целовал руки, ноги и не дал подписать этот указ». И Россия не вступила в войну в 1912 году. Об этом пишет премьер-министр Витте, об этом пишет премьер-министр Роковцев, и Керенский в своей книге «Россия на переломе» написал: «Если бы не Распутин, Россия бы могла на два с половиной года раньше вступить в мировую войну».

Спустя два года, 29 июня 1914-го, на Распутина было совершено покушение — в селе Покровском, как раз рядом с тем местом, где стоит сейчас музей его имени.

Распутин вышел из своего дома давать телеграмму. К нему подошла женщина, бедно одетая, закутанная платком по самые глаза. Поклонилась, попросила милостыню. Как сказано в протоколе допроса, когда Распутин стал доставать мелочь, женщина, выхватив кинжал из-за пазухи, 35-сантиметровый, по кавказскому типу, по самую рукоять вонзила его в живот. С криком «Ох, тошно мне!» Распутин попытался убежать, женщина гналась за ним, что еще раз ударить кинжалом в спину, но прохожие задержали ее и передали полиции.

Распутин чудом выжил. В больнице он пишет царю знаменитое письмо, которое теперь хранится в Йельском университете: «Милый друг, еще раз скажу — гроза, тучи над Россией, беда, вижу море слез, вижу море крови, голодные волки скрежещут зубами, хотят погибели России. Не начинай войну, папа, плохо кончится!»

Пророчество Распутина сбылось, и не только это. Однажды он сказал Николаю: «Вы побываете на моей родине, но уже без меня». Весной 1918 года, когда царскую семью повезли из Тобольска в Екатеринбург на расстрел, повозка остановилась здесь. «В селе Покровском была перепряжка. Долго стояли как раз против дома Григория, видели всю его семью», — записал Николай II в своем дневнике.

Самого Григория Ефимовича к тому времени уже не было в живых: он был убит в ночь на 17 декабря 1916 года в Петербурге. Четверо убийц - Феликс Юсупов, князь Дмитрий Павлович, офицер британской разведки Освальд Рейнер и монархист Владимир Пуришкевич, - путали следствие, рассказывая каждый раз разные версии преступления. Сначала они говорили, что Распутин был отравлен, потом — что в него несколько раз стреляли, а он пытался то убежать, то задушить своих убийц…

Скорее всего, говорит Смирнов, Распутина жестоко избили и выпустили в него несколько пуль — в голову, живот, спину. Затем связали руки впереди вдоль тела, завернули в портьеру, раскачали и бросили с моста самоубийц в малую Невку.

Когда тело Распутина по приказанию императора было извлечено из воды, оказалось, что руки его свободны, а правая поднята вверх и пальцы сжаты так, словно, понимая, что уже не выплывет, он сложил троеперстие, чтобы перекреститься.

Впрочем, по другим данным, он был уже мертв, когда убийцы скинули его тело в воду. Смерть Распутина, так же как и жизнь, полна домыслов, двойственных толкований и тайн. Незадолго до смерти Распутину выпало встретиться с самим Иоаном Кронштадтским. Отец Иоанн спросил старца: «Как твоя фамилия?» И когда последний ответил «Распутин», сказал: «Смотри, по фамилии твоей и будет тебе». Так и вышло.

24.04.2013