Новости партнеров




GEO приглашает

В День всех влюбленных, 14-го февраля, на экраны выходит серия итальянских короткометражек «Italian Best Shorts 2: любовь в Вечном городе». Семь романтических мелодрам и комедий об отношениях с миром, друг с другом и с самим собой


GEO рекомендует

Greenfield запускает коллекцию чайных капсул для машины Nespresso. Сорта черного, зеленого и травяного чая с фруктовыми нотками, вкусом лесной земляники или малины со сливками, или гранатом для индивидуального заваривания


Роман с храмом

На Аттическом побережье Ольга Данилова пыталась разобраться в хитросплетениях греческой мифологии
текст:
Роман с храмом

  Если выдались три свободных дня, Юго-Восточную Азию не спланируешь. Уложиться, наверное, можно: через сутки выходишь из самолета, осматриваешь аэропорт, а потом обратно: багаж, регистрация, паспортный контроль, duty free и еще сутки никотинового голода. Из недалекого остается Подмосковье или дача. Удовольствия проверенные, но хочется-то к морю. Я давно мечтала о Греции. Новые впечатления лечат куда лучше безделья. И даже за уикенд можно что-то успеть.

На самом юге Аттики неподалеку от Афин возвышается над морем мыс Сунион, а в бухточке стоит Grecotel Cape Sunio: до аэропорта – минут 40, до центра столицы – час с небольшим по Афинской Ривьере (лучше сразу арендовать машину, чтобы объехать все окрестности). Глифада, Вульягмени, Варкиза – дорога повторяет причудливые изгибы Саронического залива Эгейского моря. Тихая пятизвездочная роскошь в заповедной зоне с видом на античный храм. Виллы амфитеатром спускаются к морю. На холме вертолетная площадка и теннисные корты. Никакой анимации (!), спа-центр и средиземнморская диета на основе продуктов с собственной критской фермы Agreco (маслины, оливковое масло, всевозможная зелень, сыры, мед, вино) и свежевыловленных морепродуктов.

После пляжа мы собрались на лужайке у моего бассейна – выпить белого вина и отдохнуть от солнца. У Василия, который живет на вилле «Тесей» выше по склону, бассейн больше, но все заленились делать лишние шаги в горку. Глядя на высшую точку пейзажа – колоннаду храма на далекой скале, выступающей в море, пытаюсь представить, каким способом древним грекам удалось затащить туда тяжеленные мраморные глыбы.

Шумный всплеск, брызги – мирно дремавший на бортике бассейна Василий внезапно прекратил тихую сиесту: нарочно плюхнулся в воду в шортах, часах и очках. Снова устроившись на бортике, он объявил, указывая на скалу: «Оттуда Эгей бросился в море, с тех пор оно – Эгейское». Сомнения в наших рядах. «Да я серьезно», – настаивает Василий. Мы в который раз на дню уставились на далекую колоннаду (а Инна даже через объектив с мощным зумом). Храм Посейдона за полдня успел стать столь же привычной домашней деталью, как виноградные лозы и цветущие кусты вдоль дорожки к ресторану или журнальный столик в гостиной, отделанный кожей ската. «V век до нашей эры. Эх, дамы, вам что, даже в интернет лень было заглянуть?»

Ну бывают ли такие совпадения? Разве что в греческой мифологии. Вечно не знаешь, куда заведет судьба. Ищешь других берегов, а наступаешь на привычные грабли. Кошмар моего детства – Минотавр из мультика про Тесея. Даже темная открытая дверь комнаты вызывала приступ ужаса, мимо приходилось бежать, перепрыгивая страшный прямоугольник черноты. Я даже купила мультик детям, проверить на испуг. Они на чудовище особого внимания не обратили, а рассказ о моих давнишних страхах приняли – хитрющие глаза – за шутку. В век диснеевского видеоряда Минотавр свои устрашающие функции утратил, но миф все же произвел впечатление: оба моих мальчика почти до слез жалели царя Эгея, который бросился в море, увидев черные паруса на корабле своего сына Тесея, победившего чудовища с головой быка. И вот я в том самом месте!

Чувство повторения пройденного в Греции рано или поздно возникает у каждого, а сами греки к вездесущей античности с успехом адаптировались. С одной стороны Евросоюз, высокие технологии, и автомобильные двигатели стандарта euro-4, а с другой – руины тысячелетий под ногами. Где ни копни – найдешь вечность. От этого у них олимпийское спокойствие, царственная вежливость и чувство собственного достоинства. Уверенность без высокомерия.

 

Столик для ужина заказали на открытой террасе главного ресторана Terraces. Салат с осьминогом, рыбный тартар, жареные креветки и дорада. Под холодное белое вино из Agreco, вид на море с подсвеченным храмом и лунной дорожкой. Уже за полночь, под завязку наполненные средиземноморскими деликатесами и впечатлениями, медленно разбредаемся по своим виллам. Через огромное раздвижное окно-дверь заманчиво смотрится голубая подсветка бассейна. Если искупаться в прохладной воде, а потом сразу в кровать, засыпаешь мгновенно. Я проверяла. На столике в гостиной дожидается букет цветов от хозяйки здешнего ювелирного магазинчика, пожелание сладких снов в виде крошечных пирожных на серебряной тарелочке (есть не буду, но приятно) и мемо-карточка из спа – завтра в 10 утра у меня массаж. И зачем я записалась в такую рань?

Вставать оказалось не трудно, время в Греции гуманно обгоняет московское на час – как раз достаточно, чтобы выспаться. Завтрак пропускаю, к тому же в гостиной обнаружилась кофе-машина с полным набором разноцветных кофейных картриджей. С чашкой-наперстком горячего эспрессо иду на террасу поваляться под ласковыми утренними лучами и поздороваться с храмом. Почему же Тесей не сменил паруса? Они ведь с отцом договорились: белые – победа. Но герой шел с Крита к берегам Аттики под черными. Хоть убей, не помню почему. Надо было «Мифы Древней Греции» с собой брать. Вот Инна – грамотный человек, читает на греческой земле греческого же писателя Казанзакиса.

В полдесятого я уже созерцаю храм из теплого бассейна-джакузи в Elixir Spa. Шести­угольное здание для водных процедур со стеклянными стенами-витринами окружают средиземноморские сосны, воздух пахнет нагретой хвоей, морем и цветами. Потом приятный полумрак при свечах и аромат душистого масла в массажном кабинете. Лимфодренаж – то что нужно после самолета. Какой авиакомпанией ни лети – ноги затекают от вынужденного сидения. Легкими поглаживаниями и мягкими нажатиями в нужных местах руки профессионала за час заставят все телесные жидкости идти по нужным руслам. Очень эффективно – отражение в зеркале заметно посвежело.

В машине по дороге в Афины делимся спа-впечатлениями. Олина ароматерапия – полный релакс, она даже умудрилась заснуть во время массажа. Василий выбрал Poseidon Elixir и теперь совершенно доволен жизнью, мнит себя повелителем морей и собирается назавтра воцариться в собственном храме. Инна в первый раз попробовала аюрведу – восторг: «Сначала я думала, что утону в этом теплом  масле, но потом… Когда индианка массировала голову, я чувствовала, как на ее прикосновения отзываются разные точки тела. Такое странное ощущение, сначала в жар бросает, а потом как бы энергией наполняешься!» Молча завидую и хочу аюрведу.

Акрополь – попросту крепость – был в каждом уважающем себя древне­гре­че­ском городе. Но Афинский Акрополь особен­ный – здесь началась вся западная цивилизация. Гид Мария-Элена на известняковой скале – как рыба в воде. Даты, названия и име­на моментально спутываются в клубок. «Расположен на высоте 156 м над уровнем моря. Первые поселения здесь появились в IV–VII тысячелетиях до н. э. В XIII веке до н. э. скалы укрепили каменными стенами до 5 метров толщиной – час­тично они сохранились до наших дней». Хочется прикоснуться рукой, посидеть на ступеньках, лечь на прохладный камень в тени. И чтобы народу было поменьше. Отсюда видно весь город и окрестные холмы, утопающие в мягкой дымке. Место силы.

Туристам разрешено топтать ногами строго определенное пространство, все храмы огорожены и укреплены довольно уродливыми металлоконструкциями. Ищу под ногами подходящий кусочек мрамора – привезти сыну. Ничего кроме заурядного гравия на глаза не попадается. Захвачу хоть псевдоисторический камешек, для детской коллекции он достаточно напитался энергетикой. «Ни в коем случае! – делает страшные глаза Мария-Элена. – отсюда ничего брать нельзя, строжайше запрещено». Каждый утащит по камешку, и придется новый гравий привозить. Но у меня уважительная причина – поддерживаю увлечение ребенка. «При Перикле, который объединил весь греческий мир под властью Афин, в 450 до н. э. начинает создаваться единый ансамбль на Афинском Ак­ро­по­ле: Пар­фе­нон – храм Афины Парфенос, Про­пи­леи – ворота, храм Ники Аптерос (Бес­кры­лой По­беды), храм Эрехтейон. Спла­ни­ро­ван и построен Акрополь под руководством Фи­дия». Значит, Эрехтейон – это и есть то небольшое здание с кариатидами слева от Пар­фе­нона. «Одна из легенд рассказывает о споре Афины и Посейдона. Они никак не могли договориться, кто будет покровителем Аттики. Рядом с храмом Афина посадила оливковое дерево – дар жителям города. Сожженное персами в 480 году до н. э., оно вновь зазеленело. А на полу храма, говорят, сохранился след от удара трезубца По­сей­до­на». Победа досталась деве-воительнице, город назвали в ее честь, а повелителю океана пришлось довольствоваться мысом Су­ни­он. Место не хуже – тихо и море рядом. Я все же незаметно подбираю крошечный ­камешек.

Обедаем в ресторане T-Palace отеля King George на площади Синтагма. Нас потчуют нежным сыром халуми, поджаренным на открытом огне, критскими закусками и хорошим вином. Разговор почему-то заходит о любви, и мы, перебивая друг друга, отстаиваем сокровенное. Делим любовь на виды и подвиды, классифицируем, тщетно пытаясь объяснить. «Вот и Эгей погиб от любви. – Не от любви, а от горя. – Но горе-то все равно от любви. – Стоп, я со вчерашнего дня хотела спросить, почему Тесей паруса не поменял?» Вот сейчас начитанные люди мне и ответят. Но никто не помнит. Версия о том, что шторм изорвал белые, и поэтому пришлось ставить черные, выглядит наиболее логичной. На том и порешили.

Мы снова дома, в Cape Sunio. Перед ужином в ресторане Cavo Kolones – у нас сегодня дегустация аутентичных блюд критской кухни и продуктов из Agreco – успеваем искупаться в море. После шумных городских улиц это особенное удовольствие.

Началось все скромно – с очеред­ной зелени, хотя задуматься стоило уже тогда, ведь лаконичный вопрос о горячем был задан: «Сибас или козленок?» Я ляпнула: «Козленок», даже не представляя еще масштабов трапезы. Потом были тушеные овощи и травы, подогревающие плотоядную мысль о козленке. «А что это волокнистое такое? – Ешь, ешь, something veryspe­cial. – Да, полезно видимо, но уж больно на лопух смахивает. – А ты что, лопух раньше ел?» Дотошные девочки долго пытали официантку, которая знала только греческие названия, пришлось вызывать шефа. Тот поименовал все по-английски, но ситуация не прояснилась. В конце-концов появилась Наташа, у которой муж грек. Ее диагноз был лаконичен и убийствен: «Лопух». Я давно так не смеялясь. Но блюда менялись и менялись, мы пробовали и пробовали, не чуя опасности, – как отказаться от нового? Уже совсем наелись, когда появился вовсе забытый за лопухом козленок. На  тарелке, лежал огромный кусок, который я бы не осилила даже вновь проголодавшись. Но это было еще не все. «Десерт? – Нет!!! – А вот и да!»

Мороженое с сиропом из сосновой смолы, кругленькие греческие пончики в меду... По дороге выяснилось, что слово лукумас – «пончик» – греки относят не столько к людям соответствующей комплекции, сколько к нерешительным и мягкотелым. Гастрономическая пытка закончилась виноградной водкой раки (на выбор тминная, медовая и обычная). Если бы не крепкий алкоголь – не выжить. С трудом пробираясь в номере под заботливо заправленное одеяло, я чувствовала себя безвольным греческим лукумасом с завидущими глазами.  Завтрак опять в минусе: всю ночь снился Волк из сказки про семерых козлят, которому в брюхо зашили камни. Но сегодня чудо что за день – сначала мы поплывем мимо храма на яхте (с шампанским), а потом, ближе к вечеру, доберемся до вершины с колоннадой.

У храма было полным-полно упитанных куропаток с выводком птенцов и туристов на гигантских автобусах, сувенирный магазин и ресторан. Уже совсем свой древний храм казалось был осквернен толпой людей с фотоаппаратами. Трогать опять-таки ничего нельзя, вокруг протянуты заграждения. Камушки под ногами – нестаринного вида: могу поспорить, что колотый мрамор специально подсыпают для туристов на сувениры. Но пока все ушли на западную сторону смотреть на закат, я все-таки нарушила запрет и была в храме. И на его мраморе посидела. Скалы, о которые разбился Эгей, были далеко внизу. Когда смотришь туда, сжимается сердце (тем более что я боюсь высоты).

Дома я взяла канонические «Легенды и мифы Древней Греции». Во-первых, Тесей оказался сыном Посейдона. А во-вторых, он попросту забыл поменять паруса! Но оправдание этой нечеловеческой забывчивости было: герой тосковал по Ариадне, ему пришлось отдать возлюбленную в жены Ди­о­нису... Все-таки причиной была любовь. 

Редакция благодарит компанию «Пантеон трэвел» за помощь в организации поездки

11.05.2011
Теги:
Связанные по тегам статьи: