С ноября по январь мужчины, женщины и дети народности накси – все, кто не занят в развитом туристическом бизнесе Лицзяна, уходят на гору Яшмового Дракона – собирать чай. Провинция Юньнань славится мягкими зимами: на прорезанных ледниками склонах наливаются чайные листья редкого сор­та «дикий снег». Высушенные, они напоминают тончайшие яблочные дольки и, по уверениям накси, обладают уникальными тонизирующими свойствами.

Хотя в Лицзяне и без того много тонизирующего. Под серыми черепичными крышами, которыми накрыт город, если смотреть на него со склона, Лицзян представляет собой большой нарядный шоп-хаус (гибрид жилого дома и магазина), пронизанный, словно нитями золотого шелка, речками и ручейками. Объявленный достоянием ЮНЕСКО, Старый город с его набережными и мостами, островерхими пагодами и красными фонарями собирает новобрачных со всей Азии. Да и европейцам сочетание буколических красот, изощренной архитектуры и шопинга кажется все более привлекательным по сравнению с традиционной для медового месяца Венецией. Действительно, муранское стекло уже закуплено, перекормленные голуби на площади Сан-Марко ленятся летать, и в сто раз приятнее плавать на жукаочуане (лодке в форме поросячьего копытца) по чистому озеру Лугу, чем выруливать на гондоле из пробки на Гран-Канале. Правда, несмотря на впечатляющий горный  ландшафт северо-востока Лицзянской префектуры, кристальную прозрачность вод и доисторическую тишину, молодоженам место обычно не кажется романтичным: племя масуо, населяющее берега озера, живет по законам мат­риархата, вообще не имеет института брака и приветствует материнскую опеку до старости.

Зато отель Banyan Tree, который притулился в рощицах у подножия горы Яшмового Дракона, просто создан для проведения медового месяца. Виллы, хоть и со стеклянными стенами, стоят в собственных палисадниках и окружены с трех сторон декоративными изгородями, защищающими privacy постояльцев. За прозрачными стенами с утра до вечера меняют цвет горные пейзажи. В центре домика – гигантская кровать, и не кровать даже, а целый аэродром! Минимум мебели, как и положено в китайском интерьере, – чтобы не отвлекаться от главного, будь то чайная церемония, созерцание гор или массаж нефритовыми валиками. Предусмотрительные горничные оставляют в номерах набор эфирных масел, ведь молодоженам часто недосуг добраться до спа-центра. Тех, кто внутрикомнатным радос­тям предпочитает гастрономические, всегда ждут в ресторане Ming Yue.

Отель все знают, к нему всегда укажут дорогу, а в городе-лабиринте, где работает даже специальная служба для потерявшихся, это большой плюс.  geo_icon