Гавана – это не просто название одного из самых заманчивых мест на земле. Гавана – это страсть, мечта, мираж. На протяжении многих столетий она как магнитом притягивает к себе людей со всего мира.

По горьковатому аромату изысканно­го табака сразу понимаешь, что находишься в самой круп­ной гавани испанских конкистадоров в Новом Свете, Сан-Кристобаль-де-ла-Габана – так звучит ее полное имя. Словно чувственная красотка, которая вызывающе покачивает бедрами, она живет в ритме сальсы, сона и касино, каждый вечер на нее ложится багровая завеса заката, встающего над Атлантикой. С XVI столетия, защищенная Кастильо дель Морро, Сан Кар­лос де ла Кабанья и Кастильо де ла Реаль Фуэрса, столица Кубы восседает над Гаванским заливом, словно королева на троне. Пышная коло­ниальная архитектура – здания в стиле барокко и ансамбль знаменитой набережной Малекон – придает ее тропическому облику пленительную красоту.

Очарование Гаваны не только в истории, увековеченной в камне, но и во всех мыслимых оттенках кожи местного населения – от цвета слоновой кости у вчерашних европейцев до цвета эбенового дерева у выходцев из Африки. Между ними – все промежуточные тона, продукт межрасового смешения нескольких поколений добровольных или вынужденных иммигрантов: африканских рабов с испанскими колониалистами, беженцев времен гражданской войны в Испании с кубинскими метисами. Веками складывалось не только расовое многообразие, но и совершенно новый культурный и религиозный мир. Так что «Старая дама» – так называют на Кубе Гавану, которая находится на северном побережье острова, – это не мираж, а новый мир, сложившийся на раннем этапе глобализации во времена испанского колониализма и обретший самоидентификацию в многообразной пестроте. Это вовсе не музейная экспозиция, а жизнь, в которой на протяжении уже стольких лет нет однородности ни в чем. Жизнь, которую можно наблюдать со стороны – и в которую можно окунуться прямо тут же, на улице.

Тот, кто читал «Сто лет одиночества» Габриеля Гарсии Маркеса, «Ауру» Карлоса Фуэнтеса или «Потерянные следы» Алехо Карпентьера, во время первой же прогулки по Старой Гаване поймет, что такому явлению литературы, как магический реализм, мы обязаны не столько силе воображения писателей, сколько их наблюдательности. Ведь именно здесь узкенькие переулки (лучше всего, когда они во власти багрового заката) вдруг выводят на мощеную площадь с возвышающейся над ней церковью. Там ждут кареты, запряженные лошадьми, и юная девушка  в наряде принцессы гордо запрокидывает голову у фонтана. Вокруг суетятся фотографы, стремясь запечатлеть самый важный день в ее жизни: девочке исполнилось пятнадцать, по представлениям кубинцев, с этого дня она считается взрослой…

Вот что я увидела в сентябре 2002 года, когда в первый раз вышла к площади Сан-Франсиско. Я на какой-то миг выпала из времени – и навсегда отдала сердце этому городу. Не зря ЮНЕСКО в 1982 году включила Habana Vieja – Старую Гавану – в Список всемирного культурного наследия, не случайно десятки спонсоров вложили деньги в реставрацию (весьма продуманную, надо сказать, с использованием традиционных технических приемов) построенного в колониальном стиле центра города. Руководит восстановительными работами главный архитектор Эусебио Леаля Спенглера. В Старом городе встречаются и ветхие строения, и здания на реставрации, и уже законченное великолепие в камне. Собственно, это главная достопримечательность города: то, как он заново строит самого себя, как возрождается назло всем досадным историческим катаклизмам. А поскольку здесь великое множество кафе и баров со столиками прямо на улице, отдыхать от прогулки лучше всего за чашкой кофе – душистого, кубинского, самого вкусного в мире кофе. Или выпить коктейль с настоящим ромом Havana Club – да здравствует кубинский сахарный тростник! Или попробовать молочный коктейль с экзотической папайей или гуайявой, чтобы подкрепить визуальные впечатления гастрономическими радостями. Читать дальше >>>