У зданий Лозанны непростой характер – они во всем под стать своим обитателям. Протест у местных жителей в крови: в 1960-е они восставали против полицейских, в 1970-е – против авторитаризма, в 1980-е – против высоких цен на билеты в кино. А в 1992-м, к ужасу чиновников МОК, которые уже нетерпеливо переминались у столов с шампанским, отказались принять зимние Олимпийские игры.

Дворец на улице Grand Chene – требовательное здание. Здесь останавливаются те, кто никогда не теряет лицо – члены королевских семей и благотворительных организаций, дип ломаты и кумиры старого кино. Те, кому не надо (как героине «Красотки») объяснять, что трапезу начинают с крайнего прибора. Постояльцы после полуночи пьют Эгермейстер в Red Club – если перебрать рюмочку-другую, красное освещение услужливо замаскирует разрумянившиеся скулы.

Только массажистки спа-центра и доктора клиники красоты знают, как выглядят vip-гости Lausanne Palace без галстуков, жемчужных колье и корректирующего мэйкапа. Но персоналу отеля-дворца можно доверять: как мажордомы прежних времен, эти люди преданы своим клиентам и не выдают кулуарных тайн журналистам. geo_icon