Эти 42 минуты под землей я день за днем сложу в года», – пел Валерий Сюткин, ничуть не беспокоясь, что многолетнее пребывание под грунтом портит цвет лица. Метро, этому интригующему месту, или даже организму, посвящают стихи и песни прямо как Прекрасной Даме: оно  тоже загадочно и всегда «при параде». Темные туннели, убегающие в никуда, полны мрачных  городских легенд и апокалиптических шумов, а непроницаемые лица машинистов заставляют предположить, что на каждом перегоне они рискуют жизнью. Возможно, борются с чудовищами или  решают загадки сфинкса. Поэтому поезд иногда застревает между станциями на несколько томительных минут…

В сердце метрополитеновского лабиринта наверняка живет Метротавр. Это он задерживает поезда, чем вызывает вавилонское столпотворение на платформе, когда воздух электризуется злостью. Джоули  энергии, накапливаемой и расходуемой за день самым мощным средством городского транспорта, примерно одинаковы. Московское мет ро, например, не отапливается – его обогревают теплом своих тел ежедневные многочисленные пленники.  geo_icon