Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Под флагом зеленого змия

Лучшее, хотя и незапатентованное лекарство от морской болезни - виски. После него корабельная качка кажется приятной и понятной
текст:
whiskey Cruise

Oни стоят себе рядком на палубе и тихонько позвякивают, когда яхту в очередной раз качнет набежавшая волна. Они – это «Глен­кин­чи», «Крэ­ген­мор» и «Далви­ни». Возраст – от 10 до 15 лет. Чтобы познакомиться с ними поближе, в поселок Обан c западного берега Шотландии пришла целая кавалькада яхт. «Яхтсменам» не терпится проверить на себе правило пяти s: sight – оценить цвет и консистенцию, smell – ощутить гамму аромата, swish – пригубить и почувствовать вкус, чтобы, наконец, swallow – сделать первый глоток и splash – разбавить водой для полного раскрытия вкуса и аромата.

В Шотландии 180 винокурен, самые известные уже давно стали туристскими аттракционами. Тысячи «паломников» каждый год совершают традиционное путешествие «Познакомьтесь с Гебридскими островами». Острова эти – важный естественный волнолом, сдерживающий напор Атлантики у северо-западного побережья Шотландии. Свои яхты на острова отправляют общества Clyde Cruising Club и Classic Malts of Scotland.

Парусники с туристами на борту идут от одного острова к другому, причаливая в поселках Обан, Лагавулин и Талискер. Здесь можно послушать волынку, поглазеть на процесс дистилляции (она же перегонка) и, главное, отведать лучшие эксклюзивные сорта шотландского виски. Из-за того что число желающих продегустировать виски на дармовщинку превышает всякие разумные пределы, организаторы ограничили их количество ста яхтами.

На палубе одной из них, «Ады Франдзен», уже стоит целая батарея бутылок односолодового напитка – ждут первой пробы. Но сперва пришлось потрудиться. Шкиперу Тоби и матросу Тью нужно не меньше полудюжины помощников – поставить паруса. Только чтобы поднять на шестидесятилетней «старушке» гафельный грот, на канатах должны работать пять человек. И хотя дует суровый холодный ветер, уже через три минуты все обливаются потом. На «Аде Франдзен» нет лебедки, а паруса не снабжены рельсовыми ползунками – зато канатов аж два километра, а блоков – сорок штук. «Когда мы проходим пролив Корриврекен между островами Джура и Скабра, то спокойно разгоняемся до 14 уз­лов, – говорит Тоби, который сделал яхту, представьте себе, из датского рыболовного баркаса. – Тут самые сильные приливные течения в мире». К таким опасным местам можно отнести и пролив севернее Скабры, Грей-Догз. За тем, что там творится, лучше наблюдать, находясь на безопасном расстоянии: это что-то вроде гигантского водоворота. Вода несется со скоростью десяти узлов, буруны образуют целый ковер из пенящихся белых «зонтиков». Волны словно встают на дыбы – и через миг с ревом и грохотом опять обрушиваются в море.

Но шкипер Тоби уверенно ведет свое суденышко через адскую кипень в безлюдную бухту Пиг-бей на северной оконечности острова Джура. Времени для того, чтобы насладиться пейзажем – царством покрытой лесами островной гряды округлых очертаний – точно хватит, ведь, если не считать братских встреч «экипажей» у винокурен, фанаты виски предоставлены в эти дни самим себе.

На закате мастер перегонки, специалист по «Далвини» по имени Дэвид, зовет всех на ют – пора начинать дегустацию. Откупорив бутылки с девятью сор­тами виски и расставив бокалы, он рассказывает о тонкостях односолодовых виски, о различии сор­тов по цвету, запаху и вкусу. Оттенки варьируются от золотисто-бриллиантового и янтарно-золотого до золотисто-оливкового. Особых знаний тут не требуется – и так все хорошо видно. Хуже идут дела на этапе smell, когда требуется распознать гамму ароматов. «Гленкинчи» должен пахнуть зеленой травой, «Крэгенмор» – пойменными цветами и травами, а «Тали­скер» – свежими устрицами. Но большинство дегустаторов-дилетантов чувствуют лишь запах алкоголя, причем не слабого, в этом напитке меньше сорока градусов не бывает.

Даже профессиональному дегустатору, когда он, пригубив золотистую жидкость и перекатывая ее во рту от одной щеки к другой, не так-то просто распознать нюансы ароматов разных сортов. В «Обане» должны чувствоваться нотки осенних фруктов, в «Далвини» – вереска, в «Гленкинчи» – свежескошенной травы и свежеспиленного дерева. Но это еще нужно понять. А поди пойми, когда по меньшей мере после пятого бокала все сорта кажутся одинаковыми на вкус, все очень хороши, и впечатление от каждого сливается в одно благоприятное целое!

Пока суд да дело, яхты рассыпались вдоль побережья Внешних и Внутренних Гебридских островов, и понять сходу, что это яхты-участники Classic Malt Cruise, можно лишь по зелено-белому флагу на мачте. Злые языки утверждают, что даже флагов не нужно – достаточно бросить взгляд на красные носы «членов экипажа». Но красными носы могут быть и из-за простуды – туман и сырость здесь дело обычное даже летом. В Шотландии нет ничего более постоянного, чем непостоянство погоды. Вдруг облака начинают громоздиться на горизонте в режиме быст­рой перемотки пленки. За какую-нибудь минуту пронизанный светом изумрудно-зеленый рай превращается в мрачную, влажную, серую бездну – и… пленка начинает крутиться обратно. Five seasons a day – так говорят о погоде местные жители. Что такое «пять времен года» вполне понимают любители виски, приближаясь к Канне, одному из четырех Малых островов к югу от острова Скай. Жителей здесь не наберется и трех десятков, церковь отдана под музей гэльской истории и культуры, служба проводится в каморке на заднем дворе. Телефонный узел да причал с одинокой рыбацкой лодкой – больше здесь не на что смотреть.

Но пора плыть дальше, на остров Скай, к единственной его винокурне – в бухте Лох-Харпорт, глубоко врезающейся в остров с западной стороны. Здесь родина «Талискера» – виски с травяной горчинкой. По пути туда ветер сменяется на северный и усиливается. К сожалению, плавание на «старой датчанке» – не самое большое в мире удовольствие. Следует убрать ненужные теперь топсель-паруса, а грот и джиб – подтянуть и закрепить. По первой команде четыре человека изо всех сил тянут шкоты, по второй – еще двое подхватывают провисшие шкоты. Парус – величиной с волейбольную площадку, а ну-ка подтяни его без помощи лебедки, вручную. Грот-мачта все больше кренится, один борт все глубже погружается в воду, в резиновых сапогах булькает вода. И так целый день, плавание на таком «танке» – водоизмещением 65 тонн при длине 17 м – сплошная морока. Недалеко от Лох-Харпорт шкиперу приходит в голову удачная мысль: All sails down! «Спустить паруса!» – раздается спасительная и последняя на сегодня команда. Еще немножко попыхтеть – и порядок.

«Ада Франдзен» пришла позже всех. Даже маленькие 30-футовики короткими галсами обогнали «старую леди» на несколько часов. В другое время года так много яхт сюда не заходит, но сейчас в Лох-Харпорт вырос самый настоящий лес мачт. Ничего удивительного: сегодня вечером здесь начнется Кейлей (Сeilidh), один из традиционных шотландских праздников, сохранившихся еще с кельтских времен. А до этого еще есть время поглазеть на перегонку.

Хотя для приготовления виски нужны только ячмень, вода и торф, его производство основывается на неукоснительном следовании традициям и старинным рецептам. В килнах, специальных печах для сушки солода, торфяной дым пропитывает зерна ячменя и уносится к небесам через отверстие в крыше. Так протекает процесс соложения, от этого слова и происходит название – Malt Whisky, то есть солодовое виски. Но сколько торфа пойдет в огонь, и какой именно торф (а от этого будет зависеть аромат, который не спутаешь ни с каким другим), знает только мастер. Затем солод смешивают с водой в больших деревянных бочках, и он превращается в белую пенящуюся и плохо пахнущую бурду – сусло. Осталось добавить сахар и дрожжи: сахар начинает бродить и превращается в алкоголь. Затем сусло перегоняют в больших медных ретортах, которые называются still pots.

Величина и форма перегонного куба играют в процессе не последнюю роль, от них зависит, каким получится благородный янтарный напиток. Если горлышко длинное, то виски будет легким и светлым, если короткое – то тяжелым и маслянистым. Форма still pots не меняется веками, и если изготавливают новый аппарат, то строго по рисункам (уже пожелтевшим от старости) дедов и прадедов, чтобы вкус виски не изменился. Созревание виски после возгонки – тоже целое искусство. Благородный алкоголь порой доходит до кондиции все восемь, двенадцать, а то и поболее лет. И опять же только мастер определит, будет виски настаиваться в таре из-под американского бурбона или в испанских бочках из вишневого дерева определенного сорта.

Ну, хватит на сегодня теории, уже раздалось громогласное Sl’ainghie vha! – старая кельтская здравица. Клич этот будет нас преследовать на протяжении всего праздника. Кейли проходит именно так, как ожидалось: праздника без мертвецки пьяных гостей не бывает, как не бывает в Шотландии сухого лета.

А вот теперь времени на то, чтобы лучше познакомиться с островом Скай, одним из самых больших и романтичных островов Внутренних Гебрид, уже не остается. Разве только сделать крюк и зайти в отстоящую далеко от цивилизации бухту, что лежит южнее внушительной горной гряды Куиллин. Пятнадцать ее вершин, каждая высотой около 1000 метров, не дают пробиться облачным массам с Атлантики, и те выливают все свои запасы влаги на «экипаж» – тут и последний пьяница протрезвеет.

Шоу под названием Classic Malt Cruise подходит к концу. Яхты спешат на юг, на остров Айлей, в последний раз взяв курс на винокурню: рядом с Порт-Эллен находится Лагавулин, один из семи дистилляционных пунктов на острове. Воздух в этом месте просто-таки пропитан алкоголем. По-видимому, связано это с тем, что два процента продукта перегонки при созревании улетучивается – шотландцы называют это angel’s share – «долей ангелов».

Красивые бутылки с элегантными наклейками как и прежде звенят на палубе «Эдды Франдзен» после каждого удара волны, вот только звон у них теперь более высокий, потому что бутылки почти пустые. Их содержимое плавно перетекло в глотки членов «экипажа», и некоторые (видно, под его воздействием) уверяют, что видели не только Гебридские острова и винокурни, но и, ни много ни мало, Лохнесское чудовище, обитающее в здешних краях. Что ж, красиво жить не запретишь.

11.05.2011
Теги: