Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Через Альпы с ветерком

В это путешествие берут только самых смелых и терпеливых: чтобы перелететь на шаре из Германии в Италию, придется ждать погоды
текст: Ральф Кроэльс
Balloons

Я не заметил, как мы взлетели. Шар пошел вверх так плавно, что когда гондола оторвалась от земли, никто этого не почувствовал. Мы видим, как остроконечное пламя над нашими головами устремляется из горелок в оболочку. Нас ощутимо несет вверх – вот на что способен горячий воздух! Становится холоднее, накидываем на головы капюшоны. Внизу проплывают пологие холмы – мы стартовали в предгорье Баварских Альп.

Заснеженные деревья, поля и леса быстро уменьшаются в размерах, становятся игрушечными. Зимний пейзаж, сияющий белизной, заливают лучи восходящего солнца.

Резво набирая высоту, первую тысячу метров преодолеваем за четыре минуты. На снегу четко видна тень от нашего шара. Она то перепрыгивает через амбары и сараи, то скользит по замерзшему озеру. Поднимаемся все выше, и когда я опять гляжу вниз, то тени уже не вижу. Странное чувство, словно мы расстались с землей навсегда.

Шутка сказать, полтора месяца назад я и знать не знал, что на воздушном шаре можно перелететь через Альпы. Поведал мне об этом Юрген Фельз – 41-летний командир экипажа «Боинга 737» страстно увлекается путешествиями на воздушном шаре. Мы поговорили по телефону, а через неделю я пригласил его к себе в гости. Юрген лично знакомится со всеми, кто собирается с ним лететь: меньше всего на борту нужны пассажиры, с которыми может случиться истерика. Мне тоже не терпелось узнать, кому я собираюсь доверить собственную жизнь. Очень скоро мы ударили по рукам: я хотел лететь – и Юрген взял меня с собой.

Все любители воздухоплавания мечтают пересечь Альпы. Классическим маршрутом считается перелет из Баварии в северную Италию. Лететь можно только зимой, летом мешают восходящие теплые потоки. Кроме того, необходимо, чтобы было холодно и дул сильный северный ветер при ясной видимости – такое совпадение возможно только несколько дней в году.



Шли недели. Я внимательно изучал сводки погоды, разыскивал в интернете долгосрочные прогнозы и скептически поглядывал на небо. И вот зазвонил телефон, я взял трубку и услышал спокойный голос Юргена: «Завтра летим. Ты готов?» Теперь все нужно было делать быстро. В рюкзаке у меня уже лежали, дожидаясь урочного часа, сверхтеплая одежда, солнцезащитные очки и крем, подушка с подогревом и изотермическое спасательное одеяло, чтобы держать ноги в тепле, а еще моя съемочная аппаратура. С билетом везет – удалось попасть на вечерний рейс Дюссельдорф – Мюнхен.

Проведя остаток ночи в одном из пансионов на Аммерзее, за завтраком я знакомлюсь с другими членами команды: это Вильфрид, владелец типографии из Крефельда, и Отто из Дортмунда, раньше работавший машинистом на железной дороге. Около шести часов утра Юрген сажает нас в минивэн. Воздушный шар уже загружен в большой прицеп. Через полчаса мы оказываемся на стартовой площадке – заснеженном поле на опушке леса. Сюда привезли свои воздушные шары и три других экипажа.

С помощью лебедки и специального троса из прицепа выгружается корзина. Юрген раскладывает оболочку и укрепляет на ней силовые ленты. Наконец со свис­том зажигаются горелки... Прошло минут двадцать после нашего прибытия, а мы уже готовы взлететь. Четыре воздушных шара на лужайке, каждый тридцать метров в высоту – примерно с восьмиэтажный дом. «Если погода не испортится, – говорит Юрген, – через четыре часа мы уже будем пить капучино в Италии».

Вообще-то гондола рассчитана на восемь пассажиров, но сейчас даже четверым довольно тесно: мы берем с собой запас горючего – большие газовые баллоны, 850 литров пропан-бутановой смеси. На Виль­фрида возложена задача подключать к горелке новые баллоны взамен отработанных – сначала каждые двадцать минут, а после достижения заданной высоты гораздо реже.

Тем временем пилот нашего шара по радио связывается со службой управления воздушным движением в Мюнхене. «Дельта, Оскар, Джульетта, Фокстрот, Сьерра, – говорит он в маленький передатчик, который называется транспондер, – включите нас в расписание полетов. Вы нас видите?» Транспондер – маленький, обернутый в зеленую парусину ящик – помогает авиадис­петчеру засечь нас. Пока тот не увидит сигнала на своем радаре, мы не имеем права пересекать Альпы. В приемнике что-то шипит и потрескивает. «Вижу вас, – отвечает диспетчер. – Счастливого полета!»

Нам отводят «высоту 180» – 18 000 футов, или 5500 метров. Юрген прибавляет огня в горелке – мы поднимаемся выше. Впереди по направлению движения приближающиеся вершины Альп. На высоте 3000 метров термометр показывает минус 24 градуса. И все же мы не мерзнем от сильного ветра, потому что находимся внутри воздушного потока. Ветер с севера дует с постоянной скоростью 40 узлов, что составляет около 70 километров в час. Собственно, с такой же скоростью мы и летим.

Любуемся великолепным видом на горы где-то под нами внизу. Белые отроги и хребты, заснеженные склоны, долины, над которыми висит нежно-голубая дымка. Позади остался Инсбрук: автобаны чем-то напоминают пульсирующие артерии.

Дальше ориентироваться помогает Юрген: «Там, слева, смотрите, Гросглокнер. А за ним вершина, видите? Это Монблан». Тут впервые открывает рот Отто: «Но между ними же 400 километров!» Чудесная картина и вверху. Крутим головами, смотрим во все глаза – небесная лазурь уступила место легкому оттенку серого, впечатление такое, как будто мы летим в самых верхних слоях атмосферы. Юрген спокойно и сосредоточенно управляет воздушным шаром. Он все время переговаривается по радио с пилотами трех других летательных аппаратов, следит за высотой и скоростью полета. Что-то вычисляет. Уравнение включает в себя несколько величин: наш стартовый вес (1470 килограммов), объем шара (6000 кубичес­ких метров), максимально допустимая температура в шаре (120 градусов) – а еще, само собой, расход газа. Вводя параметры в уравнение, он получает результат, из которого становится ясно, хватит ли горючего на все время полета.



Но чем дольше мы летим, тем мрачнее становится выражение лица Юргена. Расчеты не обещают ничего хорошего. Он снова вызывает по радио Йо, пилота соседнего воздушного шара: «Скажи мне, пожалуйста, где те 75 узлов, которые нам обещала метео­служба?» Незадолго до Мерана командир уже всерьез беспокоится, хватит ли газа: «За полпути мы уже израсходовали половину горючего. А необходимо еще оставить восьмидесятилитровый резерв для приземления».

В течение нескольких минут нам кажется, что Юрген прервет полет. Но он решает подняться выше. Достигаем 6600 метров. Глядим на GPS-навигатор и убеждаемся: правильное было решение. Наша скорость теперь достигает 45 узлов, то есть около 90 км/ч. «Теперь у нас все получится!» – кричит Юрген. Он выглядит очень довольным, не то что несколько минут назад.

И вот появляется озеро Гарда. Настроение у членов экипажа улучшается с каждой минутой. «Италия, друзья, Италия! – кричит Юрген в эйфории. – Ради одного этого момента стоило потерпеть, правда?» Влекомые ветром, которого мы не чувствуем, неостановимо движемся на юг. Вновь начинает потрескивать в радиоприемнике. Нас принимает итальянский авиадиспетчер в Вероне.

Верона отказывает нам, над городом облака. Юрген обговаривает приблизительное место приземления и прикручивает пламя горелки. Мы быстро снижаемся, скорость 4 м/с, но горы все еще далеко внизу. Между лесистыми хребтами мелькают луга, деревни, здания. Возвращается и наша тень, она мчится по поверхности земли. Здесь все тоже покрыто снегом.

«Я приземлюсь на одной из тех полян», – объявляет Юрген. Можно только восхищаться тем, как уверенно и быстро он принимает решения. Продолжаем снижаться, затем ненадолго зависаем над вершинами деревьев. Лес кончается, перед нами узкая долина. «Держитесь, – говорит Юрген, – сейчас начнется». Кажется, что мы шлепнемся на землю со всего размаху, так быстро она приближается. Слева угрожающе вырастают несколько деревьев. Затем корзина одним краем бьется о камни, несколько метров волочится по земле, какое-то время сильно трясет, но вот последний удар, и мы стоим на месте. Изо всей силы Юрген тянет за купольный фал, который открывает парашютный клапан, чтобы теплый воздух вышел из шара. Шар еще какое-то время держится в воздухе, потом, словно в замедленной съемке, падает на снег. Первые шаги мы делаем на негнущихся ногах.

Оболочка шара на снегу стала влажной и тяжелой. Мы скатываем ее и упаковываем в корзину. Наша машина еще в Австрии. Что ж, значит, времени полно. Чуть повыше места приземления находим тратторию. Там можно согреться. Входим в ресторанчик, и нас сразу забрасывают вопросами. Но и мы не в обиде: скажу без всякого преувеличения – это был самый лучший в моей жизни капучино.

11.05.2011
Теги: