Я не заметил, как мы взлетели. Шар пошел вверх так плавно, что когда гондола оторвалась от земли, никто этого не почувствовал. Мы видим, как остроконечное пламя над нашими головами устремляется из горелок в оболочку. Нас ощутимо несет вверх – вот на что способен горячий воздух! Становится холоднее, накидываем на головы капюшоны. Внизу проплывают пологие холмы – мы стартовали в предгорье Баварских Альп.

Заснеженные деревья, поля и леса быстро уменьшаются в размерах, становятся игрушечными. Зимний пейзаж, сияющий белизной, заливают лучи восходящего солнца.

Резво набирая высоту, первую тысячу метров преодолеваем за четыре минуты. На снегу четко видна тень от нашего шара. Она то перепрыгивает через амбары и сараи, то скользит по замерзшему озеру. Поднимаемся все выше, и когда я опять гляжу вниз, то тени уже не вижу. Странное чувство, словно мы расстались с землей навсегда.

Шутка сказать, полтора месяца назад я и знать не знал, что на воздушном шаре можно перелететь через Альпы. Поведал мне об этом Юрген Фельз – 41-летний командир экипажа «Боинга 737» страстно увлекается путешествиями на воздушном шаре. Мы поговорили по телефону, а через неделю я пригласил его к себе в гости. Юрген лично знакомится со всеми, кто собирается с ним лететь: меньше всего на борту нужны пассажиры, с которыми может случиться истерика. Мне тоже не терпелось узнать, кому я собираюсь доверить собственную жизнь. Очень скоро мы ударили по рукам: я хотел лететь – и Юрген взял меня с собой.

Все любители воздухоплавания мечтают пересечь Альпы. Классическим маршрутом считается перелет из Баварии в северную Италию. Лететь можно только зимой, летом мешают восходящие теплые потоки. Кроме того, необходимо, чтобы было холодно и дул сильный северный ветер при ясной видимости – такое совпадение возможно только несколько дней в году.

Шли недели. Я внимательно изучал сводки погоды, разыскивал в интернете долгосрочные прогнозы и скептически поглядывал на небо. И вот зазвонил телефон, я взял трубку и услышал спокойный голос Юргена: «Завтра летим. Ты готов?» Теперь все нужно было делать быстро. В рюкзаке у меня уже лежали, дожидаясь урочного часа, сверхтеплая одежда, солнцезащитные очки и крем, подушка с подогревом и изотермическое спасательное одеяло, чтобы держать ноги в тепле, а еще моя съемочная аппаратура. С билетом везет – удалось попасть на вечерний рейс Дюссельдорф – Мюнхен.

Проведя остаток ночи в одном из пансионов на Аммерзее, за завтраком я знакомлюсь с другими членами команды: это Вильфрид, владелец типографии из Крефельда, и Отто из Дортмунда, раньше работавший машинистом на железной дороге. Около шести часов утра Юрген сажает нас в минивэн. Воздушный шар уже загружен в большой прицеп. Через полчаса мы оказываемся на стартовой площадке – заснеженном поле на опушке леса. Сюда привезли свои воздушные шары и три других экипажа.

С помощью лебедки и специального троса из прицепа выгружается корзина. Юрген раскладывает оболочку и укрепляет на ней силовые ленты. Наконец со свис­том зажигаются горелки... Прошло минут двадцать после нашего прибытия, а мы уже готовы взлететь. Четыре воздушных шара на лужайке, каждый тридцать метров в высоту – примерно с восьмиэтажный дом. «Если погода не испортится, – говорит Юрген, – через четыре часа мы уже будем пить капучино в Италии».

Вообще-то гондола рассчитана на восемь пассажиров, но сейчас даже четверым довольно тесно: мы берем с собой запас горючего – большие газовые баллоны, 850 литров пропан-бутановой смеси. На Виль­фрида возложена задача подключать к горелке новые баллоны взамен отработанных – сначала каждые двадцать минут, а после достижения заданной высоты гораздо реже.

Тем временем пилот нашего шара по радио связывается со службой управления воздушным движением в Мюнхене. «Дельта, Оскар, Джульетта, Фокстрот, Сьерра, – говорит он в маленький передатчик, который называется транспондер, – включите нас в расписание полетов. Вы нас видите?» Транспондер – маленький, обернутый в зеленую парусину ящик – помогает авиадис­петчеру засечь нас. Пока тот не увидит сигнала на своем радаре, мы не имеем права пересекать Альпы. В приемнике что-то шипит и потрескивает. «Вижу вас, – отвечает диспетчер. – Счастливого полета!»Читать дальше >>>