Роскошное путешествие в моем понимании – это путешествие налегке. Обожаю невесомый багаж. Эфирные рубашки. Воздушные костюмы. Складные шляпы. Еще я люблю черный – во всех его проявлениях. Черный шифер, чернику, черный кофе, черную пантеру. И вот вообразите: ясный тропический февральский день в Мумбае. А я – весь в черном. Сажусь в роскошный лакированный ярко-синий поезд «Деканская Одиссея». В половине пятого пополудни на железнодорожном вокзале Victoria Terminus.

Но начну сначала. Я собрался в путешествие по железной дороге поездом экстра-класса. В передвижном отеле с полным букетом развлечений – два ресторана, бар, спа, общий вагон с кинозалом и танцполом. Путь лежит к пляжным красотам Гоа, а оттуда по извилистой траектории мимо дворцов и пещерных храмов штата Махараштра обратно в Мумбай. Не тур, а сказка. Так, по крайней мере, было обещано.

Однако началось все с разочарования. Поезд отходил от вокзала, а за окнами разворачивался мумбайский пейзаж. Казалось, много десятилетий назад его полили чем-то темно-тягучим. Дома изумляли своей конструкцией: словно коробки нагромоздили одна на другую до самого неба. А на верхотуре копошились люди в пижамах. Мелькнула, правда, пара белых строений. Наверное, их возвели за ночь, и они не успели почернеть. Но в целом я как будто перенесся в индийский Бирмингем. Потом я узнал, что в дикости мумбайского дизайна повинен особый грибок, быстро растущий во влажной жаре. Впрочем, его вид недолго меня смущал. Поезд набрал ход, и картина за окном преобразилась.

Судя по рекламному проспекту, я мог рассчитывать на комфортную поездку: уютное спальное купе с умывальной нишей или даже с душем и прочими удобствами в коридоре. Я думал, будет чисто и мило, может, даже роскошно. Ошибся. Пространство, куда меня привели (на двери даже мое имя стояло) поражало не просто рос­кошью. Это были царские покои – и размером, и убранством. Стены и потолок изысканно облицованы. Разнообразная подсветка дает нежное розоватое освещение. А вместо ниши – сверкающая ванная комната с изобилием горячей воды, занявшая чуть ли не четверть вагона. Мне начинало нравиться.

Мы неслись на юг в ночную мглу, окаймленную красным горизонтом. Закусок было три на выбор. Официант разложил мне на коленях салфетку – строго симметрично. Я решил в пользу ягненка карри с чечевицей и тертым кокосом. К нему подали: маленькие баклажаны, фаршированные черным горохом, кунжутом и отварным красным шпинатом. Я заказал еще индийский хлеб, сервированный на листьях свежей мяты. И пудинг из саго – в листьях банановых. По-моему, с выбором не ошибся. Потом лежал в купе, овеянный ароматом невиданных пряностей.

У кровати завывала ночь. Или мы часами стояли на месте бог знает у какой станции. Я ворочался. Лежишь в постели, за окном проносятся дикие заросли. Тоже счастье – в своем роде. Как говорится, «когда качало, глаз не сомкнули, но спали прекрасно, спасибо».

Утро принесло новые сюрпризы. На рассвете мы, оказывается, прибыли в Ратнагири и стояли там уже несколько часов. За это время жители успели принарядить вокзал. Расписали узорами и осыпали цветами все ступеньки. Справа и слева от лестницы стояли в ряд девчушки, сверкая драгоценными камнями. Создания божественной красоты. Нас вызвали на торжественную церемонию, и крохотный пальчик запечатлел каждому над переносицей красное пятнышко. Утренний воздух благоухал малиной. Ничего похожего я в жизни не вдыхал, и таким отныне обещало быть каждое утро. Когда вечером вернулись в поезд после водных и пеших прогулок, официант Хариш встретил нас изысканными напитками. Бокалы украшены стручками перца, цветками орхидеи и маленькими зонтиками. На стене над ними – изображение скрещенных изогнутых мечей.

Мы направляемся вниз вдоль побережья. Ратнагири, Синдхудург, Гоа. Страна переливается цветом. Нежно зеленеют рисовые поля. Заросли кокосовых пальм. Весело катит волны синее море – здесь его называют Аравийским океаном. Мне запомнились буйволы – их черные глянцевые силуэты мелькали повсюду. Такого черного я прежде не видел. Темный, как ночь, и как день – светлый. И блестящий, и матовый, и как небо прозрачный. Горы использованных жестянок тоже слепили невероятными красками. А еще – переливающиеся синим сапфиры и аметисты в украшениях девочек, но о них я уже говорил.Читать дальше >>>