«Prossima fermata – Desenzano del Garda», – сообщает благозвучный мужской голос в вагоне поезда, вот уже час мирно укачивающего меня на пути к десятидневному раю на озере Гарда. Маленькая станция, утопающая в цветах и остывающая от лучей раскаленного июльского солнца, по-средиземноморски гостеприимна и кажется затерянной в далеких 1950-х, когда туристы еще не облюбовали долину трех озер.

«Вы на виллу Фельтринелли? Меня зовут Джанни», – прервал мои размышления улыбчивый итальянец, снимая темные очки а-ля американский полицейский и демонстрируя лукавый прищур. Джанни должен стать моим личным гидом и по совмес­тительству водителем. А еще он ходячий справочник – сразу докладывает, что дневная температура в июле здесь не опускается ниже +30° С, а на севере озеро надежно защищено от ветров и циклонов вершинами Доломитовых гор.

Да-да, а еще Дезенцано – «ночная столица брешианской ривьеры», так написано в путеводителе. Разноцветные вывески с названиями клубов, дискотек и баров, мимо которых мы проезжаем, подтверждают: в самом веселом городе на побережье скучать не придется.

Дезенцано вообще во многом «самый». Это самый большой населенный пункт на озере Гарда – 22 тысячи человек. (Правда, летом, когда сюда подтягиваются больше 8 миллионов туристов, трудно осознать эту скромную цифру.) И самый коммерческий город, который уже с XV века славился рыболовным промыслом и активной навигацией. А еще уверяют, что из Дезенцано открывается самый красивый вид на Гарду. Глядя на вечернее озеро, я охотно этому верю: гладкая поверхность напоминает палитру, на которой небрежно перемешаны все возможные краски. Глубокий иссиня-черный цвет воды переливается зелеными оттенками леса, подступившего к озеру, перемешивается с янтарными каплями ночных фонарей и дымчатыми разводами покачивающихся на воде яхт.

Наш путь лежит к северу от Дезенцано – в уединенное местечко Гарньяно, на старинную виллу Фельтринелли, построенную еще в 1892 году миланским архитектором Альберико Барбиано. История этого родового гнезда, служившего семье Фельтринелли летней резиденцией, а впоследствии ставшего одним из излюбленных мест отдыха итальянской знати (в том числе и самого Муссолини), конечно, зачаровывает.

Но меня подкупило другое: всего 21 номер, каждый оформлен по индивидуальному проекту, а в семи люксах даже сохранились фрески, написанные в 1890-х годах братьями Лиети. Других доказательств того, что это лучший отель на озере Гарда, мне не потребовалось. Остается только гадать, в какой же комнате буду жить я? Может быть, в той, где останавливался Уинстон Черчилль или Дэвид Лоуренс? Нет, мой номер – это просто музей, домашний, уютный, но с потрясающей фреской на потолке – музей. А еще сбылась моя давняя мечта – ванна посреди комнаты с видом на озеро.

Здесь знают толк в dolce vita. Не зря знаменитости любят италь­янские озера и активно скупают особняки на их берегах. Вилла Фельтринелли с 1997 года принадлежит английскому миллиардеру Бобу Берне, который и устроил в ней отель. Позже половину виллы за 40 млн. евро у англичанина выкупил Виктор Вексельберг. Давно приглядывался к особнякам на озере Михаэль Шумахер, но виллу Бовер в Дезенцано-дель-Гарда увел у него из-под носа вездесущий Роман Абрамович. В общем, если покопаться, материала наберется на солидную светскую хронику, а мне еще надо решить, чем заняться завтра.

Утром меня будит гулкий звон колокола, и я решительно отказываюсь от будильника на эти 10 дней. Между равномерными ударами доносится чуть слышный шелест волн. Озеро никогда не спит. Гарда нашептывает свои истории еще со времен бронзового века, когда первые поселенцы облюбовали эти места. Этруски, галлы, римляне, лангобарды, французы, австро-венгры – вереница сменяющихся завоевателей. Шепоту озера, как сказкам старушки-няни, нет конца.

С балкона видно, что сейчас Гарда укутана полупрозрачным молочным туманом. Тонкий аромат терпкого ристретто и ванильной бриоши манит меня на веранду в кафе c красно-белыми маркизами – вечная итальянская классика.Читать дальше >>>