Человек и гравитация – ровесники. Не появилось все из ничего. Все было всегда. Это не отменяет ни углеродный распад, ни красное смещение, ни науку вообще. Это отменяет только глупость. Ноля системы нет, ноль или ноли могут быть только в самой системе. Свет разложен во вселенной так, как если бы он, стартовав из единой точки, пролетел 15млрд. лет. И все остальное также. Это запаянное в настоящее условное время. Кем это сделано? Никем. Мир вокруг нас всегда был с настоящим, прошлым и будущим. Первая книга никогда не была написана, первый город никогда не был построен. Это было всегда. Первый самолет был, первая машина была, а первой книги не было. Как не было первого единого языка и первого слова: не было такого времени. Хотя в одно и то же время кто-то сшивал медвежьи шкуры, а кто-то сочинял Библию. Поэтому разница тоже была всегда.

Одна кукушка ставит всего Дарвина раком. И чем больше мы узнаем природу, тем больше в ней кукушек. Никакой эволюцией нельзя объяснить перелетных птиц, пчелиный танец, устройство термитника, заморозку и разморозку канадской лягушки и проч., и проч., и проч. Дарвин был нужен для толчка, для раздергивания религиозных штор. И он свою задачу выполнил. Но он сам превратился в религию, которая не связана ни с логикой, ни с жизнью. Невозможность превращения из ничего во все ощущалась, в общем, многими. И только один вопрос не давал отменить этот абсурд: но как тогда? Откуда все взялось? «А ответ ужасно прост, и ответ единственный»[1] - так и было.

Мы учили в школе, что «материя вечна и бесконечна». Затем мы открыли возраст вечной материи (15млрд. лет) и ее размер (15 млрд. световых лет). Но нет. Наши юные знания нуждались только в коррекции, а не в отмене: вся материя вечна. Матрица включает в себя гораздо больше, чем мы думали раньше.

Ну и главный ответ на главный вопрос: почему умерли динозавры? Потому что они никогда не жили. Эти ископаемые так и были ископаемыми. Были всегда. Мало того, большая часть пещерной живописи имеет судьбу пещер. Она была всегда и не нарисована никем. Посему все эти орарины, люси и неандертальцы тоже, скорее всего, всегда были только тем, кем мы видим их сейчас. Чушки каменные. Вместе со всеми их шрамами, следами от когтей и клыков и прочее. Этот мир всегда был с настоящим, прошлым и  будущим. И с юмором… 

Для жизни может быть только одно условие – жизнь. Это доказала современная наука тысячу раз. Только растения создают среду для растений, только животные – для животных и только человек – для человека. Движения, перемены в этой системе возможны и обязательны, но из рыбки никогда не будет птичка даже с помощью динозавров. Мало того, и домашние животные всегда были домашними животными, хотя может и не все. А динозавры…, чем больше мы о них узнаем, тем яснее видим, как не приспособлены  и не нужны они природе. Как наши мысли до Большого взрыва. Я понимаю, что это очень трудно представить. Поначалу.

Человек не происходил от обезъяны прежде всего потому, что в этом не было никакой нужды. Как не было никакой нужды кому-то превращаться в кого-то, а потом всем переходным формам умирать. Времени не бывает без нас, без нашего сознанья. Поэтому вечность меньше. Ее возраст не 15млрд., не 15млн., а скорее 15 тыс. лет. Остальное – виртуальное время. Как, если бы…

Кто это сделал? Никто. Это наша уникальность. И уникальность нашей уникальности. Кстати, есть и виртуальное расстояние, которое прекращает существование вещей. Например, звезда на расстоянии 15млрд. световых лет – это только свет звезды, разложенный так, как будто он прошел такое расстояние. Звезда и есть, и нет. Она, как свет, получает двойную природу. И наше чудо из чудес, наш мозг со всеми прибамбасами – есть данность. Но, а чем он еще может быть, когда в нем клеток и нейронных связей в них, как созвездий и звезд на небесах?

Это нельзя представить. Поначалу. Но остальное – невозможно просто. Эволюция существует. Ее лучшие представители – компьютерные программы и мобильные телефоны. Эволюция во всей красе. Кроме того, и винды, и мобилы такой же вторичный продукт природы, как слоновый помет или… Нобелевская премия.

И там, где нету ни истока и ни устья, начало есть, начало пониманья – Большой взрыв.

Андрей Шведов geo_icon