В жизни множества поселков, разбросанных по восточному и западному побережью Камчатки толком не действуют ни законы тундры, ни законы цивилизации. Слишком оторваны они и от материка, и от столицы полуострова – Петропавловска-Камчатского, - и друг от друга.
Поселки оживают в путину, Когда начинается нерест красной рыбы, а затем снова погружаются в сонное оцепенение.
Добраться куда-либо тяжело, дорог мало. Жители этих мест – робинзоны поневоле – нередко вспоминают прежние, относительно благополучные времена  больших рыбоперерабатывающих  совхозов и сравнивают –  что было до перестройки, что – после, что – сейчас.

Поселок Октябрьский
Возник до войны и раньше назывался - Микоян. По воспоминаниям камчатских старожилов, cемья из трех человек увозила на материк после пятимесячной работы на путине – 8-9 тысяч рублей. Рыбный совхоз в Октябрьском поселке бы одним из крупнейших рыбоперерабатывающих предприятий на полуострове. Сегодня в поселке зимует чуть больше тысячи человек. Нет больницы, закрывают отделение  скорой помощи.

Море с годами съело часть косы, на которой стоит поселок. Камчадалы говорят, что в прежние времена вода была на 1.5 километра дальше, а теперь косу можно перейти в самом узком месте с речной стороны на сторону Охотского моря всего за несколько минут. Самое широкое место в поселке сегодня 350 метров (длина косы около 30 км), узкое –  не больше пятидесяти.
Осенью дорогу в Петропавловск-Камчатский замывает штормами, зимой люди нередко остаются отрезанными от остального мира снежными заносами.

В 90-е годы в Октябрьском на косе стояло около 200 рыбоперерабатывающих предприятий. Тогда многие камчадалы заложили все, что имели, пытаясь разбогатеть на рыбе. Сегодня заводов чуть более 20. Мелким предприятиям выжить не удалось. Вслед за заводами из реки и устья стала пропадать и рыба. Рассказывают, что из 30 тысяч тонн горбуши, запланированной на этот год, едва выловили 1 тысячу.
На мой вопрос женщина на улице Октябрьского ответила: «О чем мечтаю? Да чтобы место на кладбище повыше досталось, чтобы не в воде лежать!» geo_icon